Тусовочка

Объявление

Нашему форуму в августе исполнилось 13 лет..Так ПобедимЪ!
Добро пожаловать в Тусовочку !

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тусовочка » Мысли вслух » Вторая Мировая война.


Вторая Мировая война.

Сообщений 1 страница 30 из 552

1

Тема о Второй Мировой/Великой Отечественной Войне.
"подзабытые факты" и Действия.

и так:

Заявляя, что на гитлеровскую Германию работала вся Европа, советские историки обычно не баловали нас конкретными цифрами. Зато лапша о пролетарской солидарности чешских и французских работяг с советскими братьями по классу вешалась на читательские уши целыми кастрюлями. Несчастных якобы гнали к станкам едва ли не под дулами автоматов. И вот так, невыносимо страдая, трудовые коллективы 4876 предприятий Франции, Бельгии, Нидерландов и других невинных жертв оккупации из года в год наращивали выпуск своей продукции.

По данным Центра военной экономики Германии, только на 31 марта 1944 года военные расходы этих стран составили 81 миллиард 35 миллионов рейхсмарок. Почти на 13 миллиардов 866 миллионов оружия и снаряжения поступило в распоряжение фюрера из цехов 857 заводов ранее присоединенной Чехии, и еще больше из воссоединенной с Германией Австрии. Контраст с захваченными территориями СССР поразителен. Отступая на восток, Красная Армия уничтожала промышленность оставленных земель так основательно, что за все годы оккупации немцы смогли ввести в строй лишь около 200 предприятий из почти 32 тысяч работавших там до войны. Даже от 271 завода так называемого «генерал-губернаторства» — одной четверти территории довоенной Польши — немцы получили продукции на 5015 миллионов рейхсмарок, тогда как из западных областей Советского Союза лишь на 4900 миллионов.

ЧЕШСКАЯ ТАНКОВАЯ АРМИЯ

Первыми пополнила арсеналы фюрера радостно воссоединившаяся с Рейхом Австрия. Оружия у немногочисленной австрийской армии было не густо, но унаследованная от империи Габсбургов военная промышленность при должной организации труда обещала дать куда больше. Так и случилось: за годы войны дисциплинированные рабочие концерна «Штейр-Даймлер-Пух» и ряда других предприятий радовали вермахт и его союзников до самого захвата Австрии советскими войсками. Отсюда войска объединенной вокруг Германии Европы получили свыше 10 тысяч танков и бронемашин, включая мощнейшие в мире тяжелые самоходки «Фердинанд» и «Ягдтигр» , 9 тысяч самолетов, 17 тысяч авиамоторов и более 12 тысяч артиллерийских установок различных калибров.

Другим крупнейшим арсеналом гитлеровского Евросоюза стала капитулировавшая без сопротивления Чехия с ее мощными военными заводами и многочисленной хорошо вооруженной армией. Особенно кстати оказалась здешняя бронетехника. Германская и словацкая армии получили 308 легких танков LT-35, 21 предназначенный для Литвы тоже легкий LT-40, 70 танкеток AH-1 и 75 бронеавтомобилей. Еще 126 LT-35 и 48 AH-1 Чехословакия ранее поставила присоединившейся к гитлеровскому блоку Румынии. В основном они не уступали немецким машинам. Более того, LT-35 с 37-мм пушкой был значительно сильнее составлявших основу танкового парка Рейха пулеметных Т-I и вооруженных 20-мм орудием Т-II.

Чешские танки, переименованные в 35(t), стали основной машиной прославленной 6-й танковой дивизии вермахта, за невиданную скорость продвижения получившей во Франции прозвище «призрачной» . Впоследствии она успешно наступала на Ленинградском направлении, а на южном фланге советско-европейского фронта ползли по украинской степи LT-35 1-й румынской танковой и 1-й словацкой моторизованной дивизий. Там же действовали чешские танкетки словацкой мотодивизии и шести дивизий румынской кавалерии.

Кроме бронетехники, от чехов было получено более 1,4 миллиона винтовок и пистолетов, свыше 62 тысяч пулеметов, около 4 тысяч орудий и минометов и огромное количество другого военного имущество. К 1 сентября 1939 года чешским оружием оснастили пять пехотных дивизий (с 93-й по 96-ю и 98-я), не считая прочих частей и подразделений. С чешскими винтовками и пушками пошел в бой и участвовавший во вторжении в Польшу словацкий корпус из двух пехотных дивизий и мотобригады. В следующем году чешское оружие и снаряжение получили еще четыре пехотные дивизии — 81-я, 82-я, 83-я и 88-я, а к началу Великой Отечественной количество соединений, полностью или частично оснащенных изделиями чешских оружейников, выросло в несколько раз.

Как и в Австрии, куда важнее трофеев для Рейха оказалось приобретение мощных военных концернов «Шкода» , ЧКД и «Зброевка» . Назначенный имперским протектором Богемии и Моравии Рейнхардт Гейдрих установил на чешских предприятиях гибкую систему поощрений, и вскоре обнаружилось, что под немцами жить вполне можно. Ежели старательно трудиться — и на сардельки с пивком хватит, и на домик отложить, да еще и на отдых в Карловых Варах останется! А что область применения родного языка уменьшилась и фрицы всюду командуют, так соплеменникам Швейка к тому было не привыкать. Они сидели под немецкой династией Габсбургов почти 400 лет и не особенно рыпались. После вялого пражского мятежа 12-17 июня 1848 года национально-освободительное движение до конца Первой мировой войны ограничивалось парламентским бухтеньем да бытовым пьяным мордобоем. Неудивительно, что возвращение «старших партнеров» Чехия, большинство жителей которой еще помнило дряхлого императора Франца-Иосифа, восприняла совершенно спокойно.

Крайне теплые отношения складывались и между военными обеих сторон. «Чехи передали в наше распоряжение всю необходимую информацию о своих танках, — восторженно вспоминал немецкий инженер-полковник Икен. — Чешские офицеры были уверены, что их машины полностью соответствуют потребностям вермахта... Сотрудничество с чешскими офицерами было очень плодотворным и дружественным. Нам ни разу не пришлось столкнуться с акциями саботажа или какого-либо сопротивления» (Д. Форти. «Германская бронетехника во Второй Мировой войне» . М.: АСТ, 2003).

Недаром, решив ликвидировать Гейдриха, англичане имели в виду помимо прочего и порушить налаженное им германско-чешское сотрудничество. Немцы действительно озверели и много народу казнили почем зря. Но на производстве это не отразилось. Напротив, доля чешских предприятий в производстве танков росла до самого конца войны. С января по март 1945 года из 3922 танков и самоходок, произведенных для еврогитлеровских войск, чехи дали 1136, то есть почти треть!

В 1939-1942 гг. пражские и пльзеньские заводы поставляли для фюрера легкий танк LT-38 получивший немецкое обозначение 38(t). Имея скорость 40 км/час, 37-мм пушку и броню, усиленную до 50 мм в лобовой части, он считался одним из лучших в своем классе. Доля LT-35 и LT-38 в вермахте непрерывно росла. К 22 июня 1941 года в 17 танковых дивизиях первого эшелона 815 чешских машин составляли четверть танкового парка. В шести сосредоточенных севернее Полесских болот дивизиях — 6-й, 7-й, 8-й, 12-й, 19-й и 20-й — их было больше, чем всех прочих, вместе взятых. Позже воевавший в «призрачной» дивизии подполковник Гельмут Ритген признавал, что «без чешской военной промышленности и чешских танков у нас не было бы четырех танковых дивизий (В эквиваленте. — Ю.Н.), что сделало бы невозможным нападение на Советский Союз» (Д.Форти. Там же).

Превосходя Т-I и Т-II, и не уступая Т-III ранних модификаций, 38(t) оказался сильнее и советских легких танков. Его 50-мм лобовая броня неплохо держала бронебойные снаряды 45-мм орудий Т-26 и БТ, которые ввиду перекалки металла зачастую действовали хуже, чем ожидалось. В то же время чешская 37-мм пушка с гарантией пробивала 20-25-мм лобовые плиты машин Красной Армии.

Разумеется, «тридцатьчетверкам» и КВ даже модернизированные 38(t) противостоять не могли. Поэтому выпустив 1461 танк, включая 50 в разведывательном варианте, чешские заводы перешли на производство самоходных артиллерийских установок на его базе. Всего до конца войны на фронт ушло 4146 истребителей танков, вооруженных либо 75-мм пушкой, либо (344 САУ) 76-мм советским орудием. Еще 312 получили 150-мм пехотное орудие, 140 — 20-мм зенитный автомат, а 284 самоходки были переделаны из поврежденных 38(t). На их лишившихся башен шасси трудолюбивые чехи установили рубки с 175 — 75-мм, 19 — 76-мм и 90 — 150-мм орудиями, после чего битая техника пошла в бой по новой.

Воистину, трудолюбие и дисциплина чешских танкостроителей, а главное, их преданность германским партнерам заслуживают всяческого восхищения! И наш восторг возрастёт, если подкрепить его простейшей арифметикой, подсчитав чешскую долю в выпуске панцеров для фюрера и его друзей.

Результаты удобно представить в виде таблицы.

На каждые семь танков и самоходок, выпущенных германскими и австрийскими предприятиями, приходится как минимум одно чешское изделие, не считая выпущенных по лицензиям танков германской конструкции! Для маленькой страны доля весьма внушительная — и, кстати, превосходящая процент британских и американских машин в советском танковом парке. А ведь Прага и Пльзень снабжали войска объединенной Европы не только бронетехникой. В годы войны здесь произвели свыше двух тысяч орудий и минометов разных калибров, около 700 тысяч винтовок, пистолетов и пулеметов, более 20 тысяч легковых и грузовых автомобилей, а также важные детали ракет ФАУ.

ТАНКОВЫЙ ИНТЕРНАЦИОНАЛ

Промышленность Франции, сдавшейся Гитлеру после чисто символического сопротивления работала на фюрера ничуть не хуже, чем у чехов с австрийцами. Список использованной для нужд Рейха французской бронетехники смотрится достаточно внушительно. На 22 июня 1941 года для действий на Восточном фронте было выделено два отдельных батальона трофейных машин. Танковые части с французской техникой действовали главным образом на флангах Восточного фронта. Так, в составе наступающей с финской территории армии «Норвегия» находился 211-й батальон, состоявший из 52 легких танков «Гочкис» H-35 и средних «Сомуа» S-35. Другой батальон, отмеченный в документах под номером 102, был направлен на прорыв Перемышльского укрепленного района. В нем имелось 30 тяжелых B1, в том числе 24 огнеметных. Наконец, еще 15 S-35 придали бронепоездам. Причем четыре вместе с бронепоездом №28 участвовали в штурме Брестской крепости.

Наступавшая сперва на кишиневском, а затем на одесском направлении танковая дивизия «Великая Румыния» , наряду с LT-35, имела 75 легких «Рено» R-35, из которых 41 был закуплен во Франции до войны, а прочие реквизированы у бежавших в Румынию поляков. Всего на советской границе к 22 июня 1941 года стояло 172 французских машины, что соответствовало парку полноценной танковой дивизии.

В дальнейшем количество французских танков в вермахте и вооруженных силах его союзников продолжало расти. По 40 «Рено» немцы передали Румынии и Болгарии. Италия получила 109 R-35 и 32 S-35, часть которых применялась в боях на Сицилии. Еще 174 «Рено» переделали в 47-мм противотанковые самоходки, а свыше сотни таких танков использовали как командирские машины батарей этих САУ или в отдельных взводах, придаваемых пехотным дивизиям.

Из более быстроходных H-35 и S-35 немцы сформировали две резервные танковые бригады общей численностью более 500 машин. Впоследствии разделенные на отдельные батальоны, они действовали против югославских партизан и участвовали в обороне Франции. Часть S-35 использовали для пополнения 21-й танковой дивизии, а около сотни «Гочкисов» переделали в 75-мм противотанковые САУ, 105-мм самоходная гаубицы и носители пусковых установок реактивных снарядов. До полусотни 75 и 105-мм самоходных орудий соорудили на базе лёгких FCM-36 и тяжелых B-1, а всего последних служило в германской армии 160 штук, включая 60 огнеметных.

Кроме собственно боевых танков, не менее активно включались в состав германских частей и другие гусеничные боевые машины. На базе бронетранспортера «Лоррэн» было установлено 170 75-мм противотанковых пушек, 10 105-мм и 94 150-мм гаубицы. До 200 разведывательных танков AMR получили вместо снятых башен 81-мм минометы. Наконец, свыше 600 легких бронетранспортеров UE хозяйственные немцы переделали в пулеметные танкетки, легкие самоходки с 37-мм противотанковыми пушками, и носители реактивных снарядов. Добавив сюда около трех сотен танков правительства Виши, также неоднократно вступавших в бой с союзниками, получим цифру, переваливающую за три тысячи.

В 1941 году «французы» превосходили большинство германских танков по броневой защите, что делало их неплохим средством поддержки пехоты. Модернизированные B-1 всю войну оставались наиболее мощными огнеметными танками гитлеровского Евросоюза, и оснащенная ими рота особо отличилась при взятии Севастополя. Даже к началу Курской битвы из 6127 танков и самоходных орудий вермахта французских машин было около 700 (хотя к тому моменту они уже устарели и применялись главным образом в боях с партизанами).

В общей сложности Франция и Чехия предоставили в распоряжение Гитлера около 10 тысяч танков, самоходных орудий и базовых машин для их создания только своих разработок. Это почти вдвое больше, чем официальные союзники Рейха Италия и Венгрия, пополнившие танковый парк коалиционной армии лишь 5,5 тысячами боевых машин. Нельзя считать чисто немецкими и многие из остальных 43-х тысяч танков. Изрядная часть их вышла из цехов Австрии и Чехии, а еще больше были изготовлены там частично. Например танковые корпуса и башни почти всю войну производились на австрийских же заводах «Братья Бёлер» и «Шеллер Бекман» , верхнедунайских железоделательных заводах в Линце, чешской фирме «Польди» в Кладно, французском автогиганте «Пежо» и других европейских предприятиях. С подобными мелочами вклад территорий, лежащих вне германской границы 1937 года, оказывается куда большим, чем представлялось раньше, и уж всяко превосходит долю ленд-лизовских танков в частях Красной Армии.

Наряду с танками и самоходными орудиями объединенная Европа обильно снабжала армию фюрера другими видами бронетехники. Уже упоминавшиеся легкие гусеничные бронетранспортеры UE использовались в качестве артиллерийских тягачей и различных транспортных машин. На базе другого французского бронетранспортера полугусеничного «Сомуа» устанавливались 75-мм противотанковые пушки, 81-мм минометы и установки для запуска реактивных снарядов. Большое количество устаревших или поврежденных танков переделывалось в транспортеры боеприпасов и ремонтно-эвакуационные машины, а их башни использовались для усиления долговременных огневых сооружений. Артиллерия старых танков широко применялась и для вооружения бронепоездов — в частности, башни французских D2 стояли на броневагонах, поставленных немцами хорватской армии.

Для полноты картины попытаемся сравнить эту бронированную армаду с европейскими трофеями Восточного фронта. Здесь немцы и финны послали в бой примерно по три сотни захваченных советских танков и еще некоторое количество передали румынам и венграм. Даже с учетом не попавших в боевые сводки всяк получается не больше тысячи, да и те компенсируются пятьюстами с лишним трофейными машинами в Красной Армии. Столь же незначительна роль советских артсистем с оснащении немецкой самоходной артиллерии. Из без малого 19 тысяч гитлеровских истребителей танков 76-мм пушку Грабина получили лишь 764 САУ.

ПУШКА ДЛЯ КНИГИ РЕКОРДОВ

Чрезвычайно значительную роль промышленность оккупированных стран сыграла и в снабжении гитлеровской армии артиллерией. Даже если не выделять отдельно германские орудия и минометы, производившиеся на заводах Австрии и Судетской области, доля прочих получается весьма изрядной. Для начала рассмотрим ситуацию с противотанковыми пушками. Выясняется, что с заводов Рейха в границах на 14 марта 1939 года войска получили 16 539 37-мм, 9568 50-мм и 23 453 75-мм орудий, 2500 противотанковых пушек более крупного калибра 80-128-мм, а также 463 40– и 75-мм пушки с коническим стволом. В то же время от Чехии к Германии и ее союзникам попало 1724 37-мм и 755 47-мм орудий: из Польши — 621 37-мм пушку, от Австрии и Франции соответственно 507 и 823 47-мм. Еще 3872 французские 75-мм полевые пушки были переделаны в противотанковые, и таким образом всего на борьбу с вражеской бронетехникой было направлено 8128 орудий жертв оккупации. Считая примерно сотню бельгийских, нидерландских и норвежских — 16,2% от продукции заводов Рейха.

Правда, можно вспомнить и о почти двух тысячах советских противотанковых пушках, захваченных Германией и ее союзниками на Восточном фронте, но немало таких трофеев, в свою очередь, взяла и Красная Армия. Однако даже если забыть об этом, 1,5-2 тысячи советских орудий составляют лишь 3% противотанковой артиллерии вермахта.

Теперь обратимся к полевой артиллерии среднего калибра. За предвоенные и военные годы Гитлер получил 8096 150-мм гаубиц, а также 193 пушки и 4565 пехотных орудий того же калибра. В тот же период чехи передали в общеевропейские арсеналы 439 шкодовских гаубиц и 41 пушку, поляки — 219 гаубиц фирмы «Шнейдер-Крезо» 155-мм калибра, а свыше 3 тысяч таких гаубиц и пушек было получено от французской армии. Буду совсем честным и учту около тысячи 152 и 155-мм гаубиц, захваченных вермахтом у Великобритании, СССР и США. Все равно более 22% 150-155-мм орудий вермахта оказывается подарочком от континентальных соседей Берлина. И лишь от силы 5% составляют прочие трофеи, с лихвой компенсированные их хозяевами.

Сколько смертоносных гостинцев размером с упитанного поросенка отправили чешские и французские стволы в советских солдат, одному Богу известно. Явно, что немало — особенно если вспомнить, что чешские и французские заводы производили такие подарочки самым исправным образом. Как, впрочем, и боеприпасы к 8 с лишним тысяч 75-145-мм трофейным орудиям и минометам, а также многочисленной артиллерии словацкой, хорватской и вишистской армий.

Еще более впечатляющим оказался вклад будущих стран Евросоюза по части любимого детища берлинских правителей тяжелой и сверхтяжелой артиллерии. Если на предприятиях Рейха орудий калибра от 203-мм и выше изготовили около тысячи, то от Чехии, Франции и поляков со скандинавами подобных установок было получено свыше шестисот. По сверхмощным стволам от 305 до 807-мм калибра вовсе наблюдалось почти полное равенство — 96 германских против 91 французского, чешского и норвежского.

Для обстрела Ленинграда части группы армий «Север» использовали две 340-мм, шесть 400-мм и одну 520-мм гаубицы французского производства, а также шесть чешских 305-мм мортир, не считая десятков стволов меньшего калибра. У немцев таких установок было здесь почти столько же, но из сверхтяжелых орудий по городу стреляла лишь одна 420-мм мортира. Поэтому первенство изделий чехов и французов в разрушении Северной Пальмиры неоспоримо. Даже составители «Книги рекордов Санкт-Петербурга» сочли необходимым упомянуть 520-мм гаубицу как самую большую артсистему, когда-либо стрелявшую по городу. Ничего более увесистого, чем ее 1654-килограммовые снаряды, на питерские кварталы никогда не падало. Всего же оккупированная Европа пополнила артиллерию Адольфа Алоизовича почти 40 тысячами стволов. Это ненамного меньше, чем имела вражеская армия вторжения 22 июня 1941 года, и почти втрое больше количества ленд-лизовских орудий, поставленных для СССР.

«МЕССЕРШМИТТЫ» СПАСАЮТ ИЗРАИЛЬ

Пока гитлеровские сухопутные силы вовсю пополнялись европейскими танками и артиллерией, другие рода войск тоже пытались взять свое и преуспели в этом. Самой распространенной зарубежной машиной в люфтваффе и ВВС союзников Германии стал лучший истребитель Франции «Девуатин-520» . В боях на стороне Рейха было задействовано свыше 600 из 905 выпущенных самолетов. Аэроплан оказался не самым выдающимся, но и ничуть не хуже поставляемых в Советский Союз «Харрикейнов» , «Томагавков» и «Киттихоков» . Кроме D-520 на вооружении немецкой, итальянской и вишистской авиации числилось до пятисот других самолетов французских ВВС, часть из которых участвовала в боях с союзниками. Еще около сотни французских истребителей MS-406 и ранее состоявших на вооружении ВВС Франции и Норвегии штатовских «Киттихоков» получила Финляндия. Наконец, 358 машин чешского производства была переведена в словацкую авиацию, а свыше сотни югославских аэропланов действовали на стороне хорватских усташей. В общем, выходит не особенно много, но кроме самолетов Германия использовала еще и французские авиадвигатели. И вот с ними картина получается совсем иная.

Именно французские авиамоторы «Гном-Рон» стояли на единственном в люфтваффе полноценном противотанковом штурмовике «Хеншель-129» . Двигатели этой же фирмы устанавливались и на крупнейшем в мире немецком транспортном самолете «Мессершмитт-323» , выпускаемом в прославленных Гашеком Будейовицах более легком транспортнике «Гота-244» , самолете связи «Хейнкель-70» и ряде других машин. Правда, транспортных «Мессершмиттов» было выпущено всего 198, но каждый из них мог поднять почти в семь раз больше груза, чем любой из 5 тысяч основных немецких воздушных транспортников «Юнкерс-52» . Если машина фирмы «Юнкерс» перевозила за раз 18 полностью экипированных солдат или 1,5 тонны груза, то «мессершмиттовский» монстр с шестью «Гном-Ронами» легко брал на борт 126 пехотинцев или 10 тонн военного имущества, без проблем доставляя к месту даже броневики.

Учитывая, что на французских предприятиях вовсю изготовлялись и лицензионные BMW, и авиамоторы других германских фирм, вполне можно согласиться с оценкой их работы, данной Управлением экономической деятельностью США в зарубежных странах. Американцы подсчитали, что каждый восьмой двигатель для люфтваффе изготавливался именно во Франции. Впрочем, немецкие самолеты выпускались там и целиком. Например, Ю-52 изготавливались не только на территории Рейха, но и французским заводом «Амиот» . Производство же «мессершмиттов» было поставлено там на такую ногу, что продолжалось и после войны. В 1948 году именно чешские «мессеры» составили основу истребительной авиации юных израильских ВВС.

И наконец, ни с чем не сравнимы заслуги французов и чехов в производстве пожалуй самого ненавистного для красноармейцев самолета — знаменитой «рамы» . Двухкорпусные артиллерийские корректировщики «Фокке-Вульф-189» часами висели над советскими позициями, указывая артиллеристам, куда лучше целиться. Истребители и зенитчики считали делом чести сбить их, но получалось не часто. Хорошее оборонительное вооружение, большая высотность и потрясающая живучесть делали «раму» весьма непростой добычей. Настырные корректировщики удалось вычистить с неба лишь к последнему году войны.

Но вряд ли проклинающие их солдаты могли предположить, что из 894 выпущенных «рам» , с конвейера завода «Фокке-Вульф» в Бремене сошло лишь около двух сотен. Зато в Праге совместными усилиями компаний ЧКД и «Аэро» люфтваффе было передано 357 «рам» , а в Бордо стараниями фирмы SNCASO еще 393. Ну никак мужики не могли допустить, чтобы их сограждане и старшие немецкие братаны предназначенные для того же Ленинграда снаряды зазря расходовали!

Точно определить долю самолетов оккупированных стран в составе люфтваффе почти невозможно. Этому мешает, прежде всего, образцовая кооперация военных предприятий гитлеровского Евросоюза. В самом деле, куда следует отнести свыше тысячи немецких самолетов с французскими авиадвигателями? Воистину, они столь же интернациональны, как отличившийся в недавних ударах по Югославии британо-германо-итальянский истребитель «Торнадо» . Однако с учетом 9 тысяч самолетов австрийского производства, чешских «мессершмиттов» и «гот» , французских «юнкерсов» , французских и чешских «рам» , воздушная армада получается вряд ли меньше ленд-лизовской.

ПАТРИОТИЗМ МСЬЕ ПЕЖО

Еще круче, чем по части военно-воздушных сил, дружественная Европа помогала Рейху, обеспечивая его автотранспортом. Историки, обожествляющие военные поставки западных союзников, особо любят смаковать количество прибывших в СССР автомобилей и паровозов. Действительно, более 400 тысяч американских машин и 1966 локомотивов выглядят весьма солидно. Но только до тех пор, пока не узнаешь, что одна Франция имела к середине 1940 года 2,3 миллиона автомобилей, большая часть которых досталась Гитлеру вместе с 5 тысячами паровозов.

Много это или мало по сравнению с общим количеством автотранспорта в европейских вооруженных силах? На 22 июня 1941 года из 209 немецких дивизий 92 имели автомобили либо трофейные, либо «текущего французского производства» (Б.Мюллер-Гиллебранд «Сухопутная армия Германии 1933-1945 гг.» М.: Эксмо, 2002). Подобная формулировка не случайна — машины, произведенные на территориях Австрии и Чехии после их присоединения к Рейху считались уже полностью своими и к трофеям не причислялись.

На Восточном фронте в армии пользовались немалой популярностью французские грузовики повышенной проходимости фирм «Лаффли» , «Латиль» , «Гочкис» , «Белие» и «Бернар» . В тяжелых российских условиях их вездеходные качества оказались весьма кстати, и часть «Лаффли» , наряду с полугусеничными тягачами «Уник» , успешно переделали в бронетранспортеры.

Не раз получалось, что французских призывников везли на отечественных машинах, как это случилось с уже упоминавшимся Ги Сайером. Вспоминая подвиги на востоке, правнук наполеоновского ветерана особо подчеркивал, что ехал в бой на родном «Рено» . Иногда всерьез привязывались к импортным железным лошадкам и немцы. Например, гауптман 19-го моторизованного корпуса Вернер Этцольд настолько полюбил доставшийся ему под Дюнкерком «Лаффли» , что так и доехал на нем до самых московских окраин, где обоих разнесло одной бомбой.

Теперь посмотрим, как работала французская автопромышленность после оккупации. По данным уже упоминавшегося американского Управления экономической деятельностью за рубежом, она поставила Гитлеру свыше 20% выпущенных для военных нужд грузовых автомобилей. Германская статистика полностью подтверждает выводы американцев. Согласно фундаментальному труду Вернера Освальда «Полный каталог военных автомобилей и танков Германии 1900-1982 гг.» , в армии за годы войны использовалось чуть больше 350 тысяч грузовых автомобилей и автобусов. Большая часть их — 232512 машин — вышла из цехов с 1940 по 1944 год, после чего германские автозаводы тихо испустили дух (за январь-апрель 1945-го армия получила всего 5043 автомобиля и тягача всех типов). Данные Освальда подтверждает и Мюллер-Гиллебранд, писавший о наличии в вермахте к началу войны около 120 тысяч грузовиков.

Сравним эти цифры с работой французов. Мсье Рено изготовил для фюрера 25 тысяч 2,5-тонных грузовика моделей ANS и 4 тысячи 3,5-тонных ANN. Несколько меньшим оказался вклад мсье Пежо — всего 15 тысяч грузовичков. И наконец, третий автомобильный король Франции мсье Ситроен выпустил на радость вождю 6000 2-х тонных машин типа «23R» и 4700 4,5-тонных типа «45» . Проделав простейшие арифметические действия, получаем, что французские машины составляют 19% от общего грузового автопарка 1940-44 гг. выпуска, а поскольку американцы не включали в свою статистику 5970 автобусов, то и более 20%. Что и требовалось доказать.

А как с остальными 350 тысячами грузовиков и автобусов? Какова роль страдальцев от нацистского ига в производстве сотни с лишним тысяч тягачей для победоносного европейского воинства? Здесь особо отличились австрийские соплеменники Адольфа Алоизовича. Только «Штейров» и «Аустро-Даймеров» в армию гитлеровского Евросоюза поступило 4141 штука. Плюс еще 14 500 «Зауреров» , 13 300 «Фросс-Бюссингов» и 13 800 грузовых автомобилей, построенных по лицензии германской фирмы MAN. Еще на «Заурерс» построили пару тысяч тягачей, а компания «Греф-Штирт» (к известному российскому реформатору отношения не имеет) передала армии 170 автобусов.

В свою очередь «Прага» и «Шкодой» с «Татрой» порадовали фюрера примерно 5 тысячами грузовиков и почти 6 тысячами тягачей, не считая оказавшихся в венгерской и словацкой армиях. В ходе работы между чехами и австрийцами произошла ожесточенная схватка, которую паны швейки вдрызг проиграли. Драка случилась за право производить тягачи-вездеходы, предназначенные специально для покорения хоронящихся в лесах и болотах русских варваров.

Первыми гусеничный тягач с говорящим само за себя названием RSO (Raupenschlepper Ost — Восточный гусеничный вездеход) разработали по собственной инициативе конструкторы «Штейра» . Без приказа Берлина, чисто из сочувствия барахтающимся в грязи героям Восточного фронта, австрийские инженеры создали замечательную машину, составившую почти треть общего парка армейских тягачей. Более 7 тысяч австрийцы собрали сами, а остальные произвели по лицензии немецкие заводы. Для вермахта австрийская инициатива была неоценима. Большинство прочих тягачей, в отличие от 28 151 RSO были колесными или полугусеничными, то есть куда менее пригодными для проклятья всех агрессоров — российского бездорожья. Там, где они безнадежно вязли, «Штейеры» трудолюбиво преодолевали наши величественные лужи и гордые колдобины. Машины оказались столь выносливы и надежны, что и десятилетия спустя после войны переоборудованные в трелевочные тракторы, таскали деревья в советских леспромхозах.

Чехи сильно завидовали успеху «Штейра» и в качестве альтернативы попытались навязать берлинскому оборонному ведомству свой RSO на колесах большого диаметра. Однако машина оказалась куда хуже австрийской, поскольку жрала слишком много топлива и была чрезвычайно трудоемка в изготовлении. После выпуска 200 тягачей «Шкода» прекратила производство, признав свое поражение в национал-социалистическом соревновании.

Но главное не победа, а участие, и здесь обе стороны отличились на славу. Из примерно 500 тысяч грузовиков, автобусов и тягачей, выпущенных в Рейхе и на присоединенных территориях, австрийские заводы выпустили почти 56 тысяч, а чешские по неполным данным свыше 11 тысяч. Вместе с 54 700 французскими выходит почти четверть всего грузопассажирского автотранспорта гитлеровской евроармии. Если вспомнить о 40 067 поставленных за военные годы «Фордах» берлинской и кельнской сборки, доля негерманских машин доходит до трети.

И это без трофейных грузовиков, выпущенных западными соседями Германии до 1940 года! Подавляющее большинство их, наряду с гражданскими машинами, а также бельгийскими, голландскими, датскими, норвежскими и польскими грузовиками, досталось немцам, сделав евроамериканский вклад в повышение мобильности вермахта куда большим отечественного. Достаточно сказать, что за 1940-1942 гг. французский автопарк сократился в основном в пользу Гитлера с 2,3 миллионов до 400 тысяч машин, а из одной Бельгии немцы вывезли 350 тысяч автомобилей — почти столько же, сколько Советский Союз получил за четыре года из США!

Немцы не могли нарадоваться на своих французских партнеров, что впоследствии вышло тем боком. Например, Луи Рено столь ударно работал на единую Европу, что впоследствии даже подвергся репрессиям. Вернувшийся с американскими дивизиями де Голль национализировал его фирму, а самого босса отдал под суд, после чего тот от огорчения помер.

Куда хитрее оказался владелец другого французского автогиганта Рудольф Пежо. Работавший для немецких друзей не хуже Рено, мсье Пежо вовремя почуял, куда ветер дует. Узнав, что британские агенты собираются взорвать завод, он не заложил их гестапо, и 5 ноября 1943 года часть цехов взлетела на воздух. Впоследствии немцы смогли восстановить производство, но зато Пежо завоевал репутацию крутого патриота, благодаря чему сохранил фирму, и поныне принадлежащую его наследникам.

Само собой, сейчас европейцы стараются не вспоминать о своих трудовых подвигах, а напротив, утверждают, что злобные немцы заставляли клепать им технику под угрозой отправки в газовую камеру. Да вот только все эти сказки без труда опровергаются фактами инициативных разработок типа тех же вездеходов RSO. Немало интересного рассказывают об атмосфере на предприятиях оккупированных стран и немецкие партнеры.

Как работали на Гитлера чехи, вы уже знаете, а вот свидетельство весьма осведомленного по роду службы автора насчет французов. «Промышленность и экономика продолжали ритмично работать, на предприятиях Рено в Булонь-Билланкуре с конвейера бесперебойно сходили грузовики для вермахта, — свидетельствует помощник главы германской военной разведки адмирала Канариса Отто Райле. — И на множестве других предприятий французы без всякого принуждения производили в больших объемах и без рекламаций продукцию для нашей военной промышленности» . («Тайная война. Секретные операции абвера на Западе и Востоке (1921-1945)» . М.: «Центрполиграф» , 2002 г.).

Конечно, нельзя сказать, что все шло абсолютно гладко. И коммунисты, повинуясь приказам из Москвы, и агенты британского Управления специальных операций по заданию Лондона, и отдельные лихие ребята, действовавшие самостоятельно, чего-то регулярно портили, а то и взрывали. Но их героические усилия мало что решали. Подавляющее большинство мсье, панов и прочих херров трудились на единую Европу и любимого фюрера добровольно и с песнями.

Извините что так много читать.
но уж больно любопытная Инфа..не удержался.

http://www.specnaz.ru/article/?622

Подпись автора

"Меня здесь нет".

" VITA est VIA "

2

"..И Эрнст рассказал мне. Он рассказал мне все, что узнал от Плоха. Я неподвижно сидела в кресле, а Эрнст тихим ровным голосом рассказывал об ужасах, недоступных человеческому пониманию. О людях, которых убивают как скот — систематически и хладнокровно — только потому, что они не той национальности. Об оврагах, которые используют в качестве могил; о целых местностях, превратившихся в огромные кладбища; о массовых убийствах, когда смерть отдельного человека теряет значение. О бульдозерах, которые снова и снова разравнивают землю, уминая груды разлагающихся тел. Он сказал, что эту работу выполняют не только люди Гиммлера, но также военнослужащие строевых частей. Плох ясно дал понять, сказал он, что это не какое-то чудовищное отклонение от плана. Это и есть план.
Анита Мейсон. Ангел Рейха

http://liewar.ru/images/stories/war/za_chto_srazh_sovetsk_lyudi.jpg

http://liewar.ru/knigi-o-voyne/za-chto- … lyudi.html

Подпись автора

"Меня здесь нет".

" VITA est VIA "

3

Cерп и молот не мешали чехам умолять о помощи в 1945 году! Сегодня в Чехии с русских памятников убирают "советскую символику"

   

Как и следовало ожидать, у эстонских борцов с памятниками павшим советским воинам нашлись подражатели. Недавно в Чехии с памятника на Кралове поле (район города Брно) была удалена советская символика — серп и молот. "Операцией" непосредственно руководил вице-староста района Кралове поле Рене Пелан. Свои действия он мотивировал тем, что серп и молот являются коммунистическими символами, которые необходимо удалить с памятника. Вице – староста "подзабыл", как буквально кричали, забивая эфир, чехи в 1945 году, умоляя о том, чтобы солдаты с серпом и молотом срочно спасали их.

Чешская кузница немецкого оружия

Сдавшаяся без боя в 1938-1939 годах немцам Чехия во время Второй мировой войны стала настоящей оружейной мастерской для третьего рейха. Располагая мощной военной промышленностью, квалифицированные чешские рабочие и инженеры напряженно трудились над изготовлением оружия и боеприпасов для Германии и ее союзников. Особенно заметный вклад внесли чехи в производство бронетехники для Гитлера.

По подсчетам Юрия Нерсесова, от чехов немцы получили более 1,4 миллиона винтовок и пистолетов, свыше 62 тысяч пулеметов, около 4 тысяч орудий и минометов. Чешскими трофеями в 1939 году было оснащено 5 пехотных дивизий вермахта, в 1940-м — еще 4.

На 22 июня 1941 года бронетехника чешского производства составляла четвертую часть парка немецких танковых дивизий первого эшелона. Позднее чехи перешли к выпуску на основе успевших морально устареть танков самоходных и штурмовых орудий, изготовленных с чешской добросовестностью.

Вот что, например, исследователь Дмитрий Пятахин пишет по поводу знаменитого штурмового орудия "Хетцер":

"Создателем Хетцера по праву является знаменитое предприятие CzKD в Праге, которое во время оккупации носило название Boehmisch-Mahrish-Maschinenfabrik (BMM). Первоначально на заводе планировалось производство StuG IV, однако, перестроить технологию предприятия в сжатые сроки на производство новой машины не удалось, хотя BMM и до этого занимался ремонтом немецких самоходных орудий… Главным производителем Хетцеров являлся завод BMM, однако, позже, когда стало ясно, что он не справляется с первым заказом на 1000 машин, к производству подключился завод Skoda в г. Пльзень… Хетцеры широко применялись в боях за Восточую Пруссию, в Померании и Силезии, а также во время Арденнского наступления немецкой армии. Благодаря рациональным углам наклона брони, низкому силуэту, Хетцер явился отличным образцом противотанкового орудия, способного сражаться из засад, быстро менять позицию… Хетцер был идеальным оружием ближнего боя".

О том, сколько экипажей советских Т-34 и американских "шерманов" сгорело после удачных попаданий из изготовленных чехами самоходных и штурмовых орудий, сведений нет…

Жители города Брно успешно трудились над снабжением гитлеровцев стрелковым оружием. Здесь находился знаменитый завод "Сброевка". Позже чехи свой усердный труд на немцев назовут "пассивным сопротивлением" и "неявным саботажем". Потрясающие словосочетания... Конечно, были чехословацкие части в СССР и у англичан, были в Чехии и настоящие подпольщики, и даже партизаны к концу войны появились, правда, по большей части с русскими и украинскими фамилиями командиров и бойцов. Были случаи расправ немцев с мирным населением (трагедия деревни Лидице – наиболее масштабный случай).

Но для большинства чехов война заключалась в исправной работе на Гитлера с "пассивным сопротивлением" и очень "неявным саботажем".

Мы восстали! Срочно спасайте нас

Лишь 5 мая 1945 года, через три дня после взятия Красной Армией Берлина, свободолюбивые чехи поняли, что трудится над созданием оружия для Германии уже совершенно бессмысленно, работа оплачена не будет, и подняли в Праге на редкость своевременное восстание.

Вскоре выяснилось, что немцы вовсе не собираются сдаваться и даже стреляют в восставших. Столкнувшись с этим неожиданным и крайне прискорбным для них фактом, героические повстанцы принялись по радио просить о помощи.

Чешское радио недавно собирало воспоминания чешских граждан о тех днях. Пражанка Александра Прушова-Фленькова вспоминала: "В воскресенье мы не отрывались от радио и в напряжении слушали новости. Вдруг послышался голос моего отца: "Здесь Прага чешская. Кликаем на помощь летаки".

Ева Жампахова написала о призыве Чешского радио: "Придите нам на помощь... мы окружены... здесь умирают чешские люди!!!" Призыв повторялся на английском и, к моему удивлению, на уже немного мне знакомом русском языке. "Внимание, внимание! Говорит Прага, Прага говорит! Пришлите самолеты с танками!!". Украинский советский писатель Олесь Гончар, принимавший участие в последних боях в Чехословакии, писал о том, как плакала чешская радиодикторша, просившая помощи.

Помимо уже воевавших в Чехословакии соединений, в спасении Праги пришлось принять участие войскам 1-го Украинского фронта. Сколько солдат и офицеров, дошедших до Берлина и выживших при его штурме, полегло тогда, чтобы уберечь чехов от возможности узнать, каковы немцы в бою, и как убивает изготовленное на чешских заводах прекрасное оружие…

Всего на территории Чехословакии погибли около 144 тысяч солдат Красной Армии.

Вот что осталось в памяти у одного из тех, кто воевал под Брно, чьи товарищи лежат на тамошних кладбищах.

Даниял Шайдуллович Насыбуллин - инвалид Великой Отечественной войны II группы, в мае 1945 года служил артехником в 195-й артиллерийской бригаде РГК:

"Чтобы не отставать от других частей, нам приходилось быть в движении и днем, и ночью, без малейших остановок и перекуров. Такую нагрузку не выдерживала даже техника. Особенно страдала ходовая часть гаубиц и лафетов для стволов. Перегревались также катки гусениц, и мне, арттехнику дивизиона, постоянно приходилось заниматься их ремонтом. В результате к моменту прибытия на огневую позицию близ города Брно я не смыкал глаз четверо суток кряду. А потом - обычное мое дело, предусмотренное уставом: тщательная проверка давления на противооткатном устройстве и исправности прицела. Без подобной подготовки и соответствующего допуска командир батареи не вправе был в бою начать стрельбу.

Наконец, после проведения всех необходимых процедур, я тут же повалился спать на чехлах между орудиями. Не знаю, сколько я спал, но проснулся оттого, что меня за ноги волокли по земле по огневой позиции. Оказывается, дивизион уже дал множество залпов (каждый снаряд - минимум по сто килограммов), и в это время земля, что называется, ходила ходуном. А я не просыпался!

Между тем мое мастерство техника срочно понадобилось - у одного из орудий заклинило затвор. В таком случае к гаубице имеет право подходить только арттехник, даже артиллерист не вправе этого делать, ведь при ненадлежащем ремонте мог произойти непроизвольный разрыв застрявшего в дуле заряда".

В отличие от других подразделений противника, последние не подчинились приказу немецкого главного командования о капитуляции, подписанному 8 мая 1945 года. Воевать пришлось еще три дня после долгожданного Дня Победы. 11 мая 1945 года Даниял Шайдуллович был ранен…

Возникает вопрос – ну почему тогда, в 1945 году чехи умоляли, чтобы их спасли от страшной необходимости немного повоевать, вовсе не требуя при этом, чтобы красноармейцы меняли символику?

Максим Кустов / Столетие

Подпись автора

"Меня здесь нет".

" VITA est VIA "

4

Весной 1940 года Великобритании и Франции дважды не хватало нескольких дней, чтобы начать боевые действия против СССР. Точно так же, как и во времена обороны Севастополя, союзники планировали нанести удар одновременно с нескольких сторон, атакуя русского медведя через Босфор, Белое море, Кольский полуостров и Кавказ.

ФУТБОЛ НА ЛИНИИ ФРОНТА

Об ударах по расположению частей вермахта никто и не заикался, а мысли о бомбах, которые могут упасть на промышленные предприятия Германии, казались просто кощунством. Когда британскому министру авиации Кингсли Вуду предложили скинуть несколько зажигательных бомб на леса Шварцвальда, древесину которых немцы использовали в военных целях, тот в гневе отказался. «Это же частная собственность, — искренне возмутился сэр Кингсли, являвшийся по основной специальности правоведом. — Вы еще попросите меня бомбить Рур» (Л.Мосли. Утраченное время. Как начиналась Вторая мировая война. М., 1972).

Сухопутные силы англо-французской коалиции вели себя еще смиреннее военно-воздушных. Предварительно вывесив плакаты: «Мы первыми не стреляем», народ с обеих сторон начал втихаря встречаться на нейтральной полосе, обмениваясь сувенирами и выпивкой. Французскому командованию даже пришлось задуматься о специальных мерах, дабы войска не скучали, а солдаты не толстели. Выход нашли в оперативной доставке к передовой большой партии футбольных мячей и еще большего количества игральных карт, а также в изрядных послаблениях на употребление спиртного на боевых позициях. Пьянство на позициях приняло такие размеры, что в гарнизонах и на крупных железнодорожных станциях пришлось срочно организовать вытрезвители.

Может, союзники не имели достаточных сил для наступления? К моменту официального объявления войны немцы имели на Западе 44 дивизии, из которых 31 представляла собой недовооруженные соединения из недообученных резервистов. Эти слабосильные войска были разбросаны по всей западной Германии и лишь постепенно стягивались на границу.

Против хилого немецкого прикрытия одна Франция выставила почти 5-миллионную армию. Начав мобилизацию уже 23 августа, французы к 10 сентября развернули 88 дивизий, крепостные части, равные 20 дивизиям, а также 50 отдельных танковых батальонов. По общей численности немцы уступали вчетверо, по боевым самолетам всех типов почти втрое, а против без малого трех тысяч неприятельских танков у Гитлера не имелось ни одного.

Обосновывая свое бездействие, французское командование ссылалось на мощные немецкие пограничные укрепления, входящие в знаменитую «линию Зигфрида». Однако сами гитлеровские генералы отзывались о ней чрезвычайно скверно. «Оборонительные сооружения были далеко не такими неприступными укреплениями, какими их изображала наша пропаганда. Бетонное покрытие толщиной более метра было редкостью; в целом позиции, безусловно, не могли выдержать огонь тяжелой артиллерии, — вспоминал будущий начальник штаба 5-й танковой армии Фридрих Меллентин после войны. — Противотанковых препятствий почти не было, и чем больше я смотрел на эти оборонительные сооружения, тем меньше я мог понять полную пассивность французов». (Ф.Меллентин «Танковые сражения 1939–1945 гг.: боевое применение танков во Второй Мировой войне». М., 1957).

Лишь впоследствии стало ясно, что в Париже и Лондоне принципиально не хотели наносить хотя бы минимальный урон немецкому хозяйству. Франко-британская коалиция считала, что полумер типа морской блокады пока более чем достаточно. Ну а там, глядишь, удастся добиться от фюрера компромисса, забыть маленькую семейную ссору и вместе вдарить как следует по настоящему врагу на Востоке.

ПОДКРЕПЛЕНИЕ ДЛЯ МАННЕРГЕЙМА

Если относительно Германии Лондон и Париж вели себя кротко, как овечки, то с началом советско-финской войны они мгновенно превратились в грозных львов. Финнов щедро снабжали всем необходимым вооружением. Англия, Франция и другие западные демократии отправили армии Маннергейма до 100 тысяч винтовок и пулеметов, свыше 1,6 тысяч орудий калибром до 305 мм и 207 самолетов. (Еще 155 французских машин не дошло из-за разгрома Франции в июне 1940 года).

Не столь демократичная, но полная желания защитить европейскую цивилизацию Италия отправила в Финляндию 35 истребителей с экипажами. Совсем уж тоталитарная Германия тайно оплатила до трети военных поставок из Швеции. Даже маломощная Норвегия щедро передала соседям 12 пушек из 145 имевшихся, а Венгрия помогла соплеменникам по финно-угорской языковой группе армейской амуницией.

Кроме пушек и самолетов, Британская Империя направила в Финляндию около 2 тысяч добровольцев. Часть из них, наряду с американцами, испанцами и поляками, вошла в состав 22-й истребительной эскадрильи, а прочих предполагалось использовать на земле. Параллельно в Финляндию прибыло также 8700 шведов, 800 датчан, свыше 700 норвежцев, 1000 эстонцев, 400 венгров и 300 американцев, часть которых уже вступила в бой. Казалось, народы Европы вот-вот позабудут о глупой прошлогодней ссоре и вместе обрушатся на русских варваров. Но, к сожалению для тогдашних правозащитников, линия Маннергейма оказалась недостаточно прочной.

По этой же причине не смог начать наступление на Мурманск союзный экспедиционный корпус, а союзный флот не атаковал Архангельск. Еще 19 декабря 1939 года по предложению начальника английского генштаба генерала Айронсайда было принципиально решено направить в район Кольского полуострова три британские дивизии, отдельную бригаду британской гвардии, французскую дивизию альпийских стрелков и полубригаду французского иностранного легиона.

Круче всех оказалось, конечно, польское эмигрантское правительство, потребовавшее включить в состав десанта свою единственную боеспособную часть — бригаду карпатских стрелков. Выброшенные пинками под зад из собственной страны, поляки, тем не менее, решительно вступились за финнов и даже объявили войну Советскому Союзу. Здесь паны действовали строго в духе национальных традиций: в 1854 году польские эмигранты едва ли не на коленях умоляли Наполеона III позволить им пострелять по Севастополю. Еще раньше, в 1799 году, когда ни клочка собственно польских территорий Россия не удерживала, эмигрантское панство защищало от Суворова парижскую Директорию. Теперь оно озаботилось судьбой Финляндии и поддержало бы любых папуасов — лишь бы хоть немножко напакостить клятым москалям.

С учетом приданной авиагруппы и вспомогательный частей, общая численность экспедиционного корпуса должна была достигнуть 100 тысяч человек, но подготовка операции слишком затянулась. Кроме того, неожиданно уперлись не пожелавшие предоставить свои заполярные порты норвежцы. Одно дело потихоньку поставлять оружие и направлять добровольцев, и совсем другое открыто использовать свою землю под базы для сил вторжения. Не проявили особого энтузиазма и шведы, от которых союзники желали получить право транзита через их территорию. Испугавшись ответного удара СССР, в Осло и Стокгольме начали усиленно брыкаться, а тут и Красная Армия к Выборгу подошла.

Решив больше не испытывать судьбу, финны запросили мира, и уже совсем было готовые садиться на корабли несостоявшиеся защитники демократии вернулись в казармы. Французское общество столь возмутилось недостаточной помощью маленькому, но гордому народу, что кабинету Даладье пришлось срочно уходить в отставку. Возможно, знай парижские обыватели о грандиозных задумках правительства относительно действий на южных границах СССР, они проявили бы к министрам куда большее снисхождение.

КАК ИМ ОБЕСКРОВИТЬ РОССИЮ

Разумеется, лидеры англо-французской коалиции прекрасно понимали, что даже 100-тысячный десант в Заполярье для Сталина не более чем блошиный укус. Поэтому главный удар они планировали нанести совсем в ином месте. Справедливо считая, что нефть — кровь любой современной военной системы, западные стратеги планировали поставить СССР на колени с помощью удара по кавказским нефтепромыслам. Еще до начала советско-финской войны в октябре 1939 года американский посол во Франции Буллит сообщил госсекретарю США, что в Париже обговаривают возможность бомбежек Баку. Одновременно такую операцию начали обсуждать в британском правительстве, где считали необходимым привлечь к проекту и Турцию.

Вскоре после начала боев в Финляндии союзники перешли к конкретной подготовке, для чего 25 декабря 1939 года в Анкару прибыл британский генерал Батлер. С турецких аэродромов планировалось нанести воздушный удар по Баку, Майкопу и Грозному, а нефтеперерабатывающие заводы в Батуми уничтожить комбинированным ударом авиации и прошедшего через Босфор флота. Предполагалось также бомбить и обстреливать черноморские порты, а закавказскими территориями овладеть силами турецкой армии, подкрепленной англо-французскими контингентами.

Поскольку турецкое правительство, обоснованно опасаясь советской военной мощи, отказалось предоставить союзникам порты и аэродромы, операцию пришлось перепланировать в чисто воздушную. В ответ на запрос Даладье французский главнокомандующий Морис Гамелен 22 февраля представил доклад, где предложил ударить по Баку силами 80–100 бомбардировщиков. Еще через неделю — 28 февраля проект углубили и конкретизировали офицеры штаба французских военно-воздушных сил во главе с их главкомом генералом Вюйеменом.

Французы считали возможным разрушить кавказскую нефтяную промышленность за полтора месяца. Самоуверенные британцы сильно надеялись на свои новые бомбардировщики «Бленхейм» и предполагали решить проблему всего за 15 дней. Считалось, что, лишившись 80% нефтяных промыслов и предприятий по переработке нефти, Кремль неизбежно капитулирует.

Особую решительность проявлял генеральный секретарь французского МИДа Леже, заявивший Буллиту, что целью операции является уничтожение Советского Союза. Мсье Леже особо подчеркивал важность организовать именно внезапное нападение, без объявления войны и предварительного разрыва дипломатических отношений. Всего через год с небольшим его предложение воплотили в жизнь в невиданном ранее масштабе.

НЕВОЛЬНЫЙ «СПАСИТЕЛЬ» БАКУ

Вопреки широко распространенному мнению, окончание советско-финской войны не охладило воинственный пыл Лондона и Парижа. Планы нападения на СССР подверглись лишь некоторой корректировке. Было решено пока отказаться от наземных и морских операций, сосредоточившись исключительно на авиаударах по кавказским нефтепромыслам. Для этого англичане располагали аэродромами в Ираке, а французы в Сирии. Поводом для нападения на сей раз стали поставки Германии советской нефти.

Действительно, после заключения пакта Молотова-Риббентропа Берлин получил от нас 865 тысяч тонн нефтепродуктов. Но советские поставки не удовлетворяли даже десятой части потребностей Рейха, и куда больше «черного золота» Гитлер черпал из совсем других скважин. Одна Румыния только в 1941 году дала Рейху почти 3 миллиона тонн нефти, а сколько пришло фюреру из США, неизвестно до сих пор.

И сильно ли все это волновало сэра Чемберлена и нового французского премьера Поля Рейно? Думаете, в британском адмиралтействе решили бабахнуть главным калибром линкоров по венесуэльским промыслам штатовской «Стандарт Ойл»? Может, эскадрильи «Бленхеймов» нацелились на офисы испанской компании «Эспаньола Петролеум», через которую стандартойловскую добычу переправляли другу Адольфу? Или в лондонских и парижских штабах приготовились вдарить по румынским месторождениям в Плоешти, откуда Германия получала в несколько раз больше, чем из Баку, Грозного и Майкопа вместе взятых?

Само собой, ничего подобного не произошло, зато подготовка нападения на кавказские промыслы продолжалась полным ходом. Новый проект Гамелена, составленный 22 марта, полностью поддержал премьер Рейно, но его осуществление требовало дополнительной подготовки. Французские бомбардировщики «Фарман» безнадежно устарели и просто не могли долететь до Баку. Предназначенные для атаки эскадрильи следовало перевооружить современными американскими бомбовозами «Гленн-Мартин», перебросить их в Сирию, доставить туда достаточное количество горючего и боеприпасов, а также обучить летчиков управлять новыми машинами.

Согласно записке командующего французскими войсками в Сирии и Ливане Максима Вейгана, бомбежки можно было начать в начале июня, а пока требовалось провести аэрофотосъемку объектов, чем и занялись британские спецслужбы. Снабженный новейшей фотоаппаратурой разведывательный «Локхид» 224-й эскадрильи королевских ВВС дважды — 30 марта и 5 апреля 1940 года — стартовал к советской границе с иракской авиабазы Эль-Хаббания. Несмотря на обстрел зениток, летевшему на семикилометровой высоте экипажу удалось заснять расположение вышек Баку и нефтеперегонных заводов Батуми.

По странному стечению обстоятельств, одновременно с западными империалистами активизировался в далекой Мексике их вроде бы заклятый враг — товарищ Троцкий. Спустя неделю после составления записки Вейгана — 25 апреля 1940 года — Лев Давыдович подписал свое «Письмо к советским рабочим», где призвал готовить вооруженное восстание против режима. С неугомонным вождем IV Интернационала оказался полностью солидарен будущий глава прогитлеровского правительства, начальник штаба французского флота Жан Дарлан. «В районе Мурманска и в Карелии содержатся тысячи политических ссыльных, и обитатели тамошних концентрационных лагерей готовы восстать против угнетателей, — сообщал энергичный адмирал премьеру Даладье. — Карелия могла бы, в конце концов, стать местом, где антисталинские силы внутри страны могли бы объединиться» (Ю.Невакиви. Зимняя война 1939–1940 гг. в международной политике. М., 1992).

Тем временем французы обустраивали театр военных действий ударными темпами, и 10 мая Рейно бодро сообщил в Лондон, что бомбить можно уже 15-го. Но в этот же день немцы перешли западную границу, а через полтора месяца пал Париж. Кавказские проекты союзничков попали к доктору Геббельсу, и он грамотно распорядился неожиданным подарком. Найденные документы попали в газеты нейтральных стран, наделав там изрядный скандал.

Так фюрер невольно сорвал план англо-французского нападения на кавказские месторождения. Возможно, знай он, что союзники готовы атаковать уже 15-го, германское наступление на Западе было бы отменено ради общеевропейского крестового похода, но история пошла по иному пути. Европейский марш на Восток начался лишь 22 июня 1941 года, а первый проект чисто демократических бомбежек СССР — американский «Меморандум 329» — появился только 4 сентября 1945 года. Он предусматривал уже не только атаку кавказских нефтепромыслов и Мурманска, но и ядерный удар по 20 крупнейшим городам советской державы.

Использованы материалы порталов:

http://www.specnaz.ru

Подпись автора

"Меня здесь нет".

" VITA est VIA "

5

Если верить нынешней «прогрессивной общественности», типа бывшего придворного историка КПСС, а потом эмигранта-антисоветчика Александра Некрича, заключив с Германией договор о ненападении, СССР не только предал идеалы свободы и демократии, но и стал союзником Гитлера.

«В первый период войны Советский Союз имел с Германией как бы незавершённый военно-политический союз. Его следует считать незавершённым, поскольку не было заключено формального военного союза», — скорбно сообщает Некрич, а далее утверждает, что советские войска фактически воевали на стороне Германии: «Польша пала, её территории были поделены между Германией и СССР. Народный комиссар иностранных дел Молотов не преминул похвастаться перед депутатами Верховного Совета СССР успехом совместной с Германией военной акции. Депутаты рукоплескали. Таким образом, Советский Союз вступил во вторую мировую войну уже 17 сентября 1939 года, а не 22 июня 1941 года, как это принято считать... Война против Финляндии была второй по счёту чисто военной акцией Советского Союза в начавшейся мировой войне. Кроме того, в соответствии с секретными соглашениями с Германией, Советский Союз осуществил в 1939–1940 годах поглощение Прибалтики, занял Бессарабию и Северную Буковину (её оккупация не была предусмотрена соглашением с Германией). Таким образом, в первый период второй мировой войны СССР выступал рука об руку с Германией в изменении существовавшего порядка в Европе на пограничных с ним территориях военными средствами» (Некрич А.М. 1941, 22 июня. 2-е изд. М., 1995. С.208–209).

Сегодня эта легенда о поделивших миролюбивую Европу усатых тиранах превратилась в официальную точку зрения. Давайте разберёмся, насколько она соответствует реальности.

http://operation-barbarossa.narod.ru/su/su-dateien/cherchil.jpg

ВОЙНА, КОТОРОЙ НЕ БЫЛО

Итак, 1 сентября 1939 года в 4:30 утра ВВС Германии нанесли массированный удар по польским аэродромам, а 15 минут спустя в Польшу вторглись немецкие войска. Казалось, что замыслы Гитлера в очередной раз оправдаются. Однако британское и французское правительства после изрядных колебаний были вынуждены уступить общественному мнению своих стран. В 11:00 3 сентября Англия объявила Германии войну, а в 17:00 к ней присоединилась и Франция. Поначалу этот шаг вызвал в Берлине замешательство. Ещё бы, ведь всё планирование польской компании строилось из расчёта, что Западного фронта не будет. Впрочем, вскоре настала очередь удивляться полякам, поскольку после формального объявления войны на франко-германской границе ничего не изменилось.

История знает немало примеров, когда добросовестный союзник исполнял свой долг даже в ущерб себе. Так, ровно за 25 лет до описываемых событий, после начала 1-й мировой войны русские войска, спеша на помощь Франции, не закончив мобилизации, вторглись в Восточную Пруссию. Понятно, что ожидать подобных жертв от «цивилизованных наций» было бы наивным. Но может, западные союзники Варшавы, не имея возможности немедленно ударить по Гитлеру, сознательно жертвовали Польшей, чтобы выиграть время для развёртывания своих войск?

Нет, сил для наступления было вполне достаточно. К началу сентября 1939 года французские войска на германской границе насчитывали 3253 тыс. человек, 17,5 тыс. орудий и минометов, 2850 танков, 3000 самолётов. Кроме того, против немцев могли быть задействованы свыше тысячи английских самолётов. Им противостояли 915 тыс. германских войск, имевших 8640 орудий и миномётов, 1359 самолётов и ни одного танка. Сооружение так называемого Западного вала или «линии Зигфрида», на который должны были опираться эти войска, ещё не было завершено.

«Ему (Гитлеру — И.П.) снова повезло, — отмечал позднее работавший в генеральном штабе генерал-майор вермахта Буркхарт Мюллер-Гиллебранд, — так как западные державы в результате своей крайней медлительности упустили лёгкую победу. Она досталась бы им легко, потому что наряду с прочими недостатками германской сухопутной армии военного времени и довольно слабым военным потенциалом, рассмотрению которого будет посвящён следующий том, запасы боеприпасов в сентябре 1939 года были столь незначительны, что через самое короткое время продолжение войны для Германии стало бы невозможным» (Мюллер-Гиллебранд Б. Сухопутная армия Германии 1933–1945 гг. М., 2003. С.144–145).

Итак, возможность победить Гитлера была. Не было самого главного — желания. Точнее, наоборот, было желание никоим образом не спровоцировать боевые действия с немцами. Так, на участке фронта у Саарбрюкена французы вывесили огромные плакаты: «Мы не произведём первого выстрела в этой войне!» Отмечались многочисленные случаи «братания» французских и немецких солдат, которые наведывались друг к другу в гости, обмениваясь продовольствием и спиртными напитками. А для того, чтобы какие-нибудь горячие головы сдуру не начали военных действий, передовым частям французов запретили заряжать оружие боевыми снарядами и патронами.

«Я был удивлён спокойствием, которое там царило», — отмечал посетивший линию фронта французский писатель Ролан Доржелес. «Артиллеристы, расположившиеся у Рейна, спокойно глазели на германские поезда с боеприпасами, курсирующие на противоположном берегу, наши лётчики пролетали над дымящимися трубами заводов Саара, не сбрасывая бомб. Очевидно, главная забота высшего командования состояла в том, чтобы не беспокоить противника» (Dorgeles R. La drole de guerre. Paris, 1957. P.9).

Аналогичным образом вела себя и авиация. Вечером 6 сентября польское командование попросило союзников нанести бомбовые удары по германской территории. 7 сентября Варшава получила французский ответ, согласно которому «завтра, а самое позднее утром послезавтра против Германии будет проведена сильная атака французских и английских бомбардировщиков, которая, может быть, будет распространена даже до тыловых построений на польском фронте» (Проэктор Д.М. Агрессия и катастрофа. Высшее военное руководство фашистской Германии во второй мировой войне. М., 1972. С.91). 10 сентября находившуюся в Лондоне польскую военную миссию уведомили, что английские самолёты якобы начали бомбардировки Германии.

Однако всё это было откровенной ложью. Единственный боевой эпизод имел место 4 сентября, когда английские ВВС атаковали германские военные корабли, находившиеся в районе Киля, в результате чего лёгкий крейсер «Эмден» получил незначительные повреждения, а на «карманном линкоре» «Адмирал Шеер» была выведена из строя катапульта. В остальное время английские и французские самолёты ограничивались разведывательными полётами, а также, говоря словами Черчилля, «разбрасывали листовки, взывающие к нравственности немцев». С 3 по 27 сентября только английские ВВС обрушили на головы немецких обывателей 18 млн. листовок. Как самокритично заметил маршал авиации Артур Харрис, позднее прославившийся ковровыми бомбардировками немецких городов: «Единственное, чего мы добились — это обеспечили потребности Европейского континента в туалетной бумаге на пять долгих лет войны» (Мэйсон Д. «Странная война» // От Мюнхена до Токийского залива: Взгляд с Запада на трагические страницы истории второй мировой войны. М., 1992. С.82).

Попытки подвигнуть авиацию союзников к реальным боевым действиям бдительно пресекались. Когда в первых числах сентября один из лидеров лейбористов Хью Дальтон предложил поджечь зажигательными бомбами Шварцвальд, чтобы лишить немцев строевого леса, министр авиации Кингсли Вуд категорически отказался, сославшись на то, что подобные действия противоречат Гаагской конвенции.

Отказано было и видному деятелю Консервативной партии Леопольду Эмери, обратившемуся к Вуду с аналогичным предложением 5 сентября. Поражённый юридической безграмотностью своего сопартийца сэр Кингсли возмущённо заявил: «Что вы, это невозможно. Это же частная собственность. Вы ещё попросите меня бомбить Рур» (Мосли Л. Утраченное время. Как начиналась вторая мировая война / Сокр. пер. с англ. Е.Федотова. М., 1972. С.373).

Выступал против бомбёжек промышленных объектов и Черчилль. Так, в письме премьер-министру Чемберлену от 10 сентября 1939 года он высказался вполне определённо: «Я по-прежнему считаю, что нам не следует первым начинать бомбардировку, за исключением разве района, непосредственно прилегающего к зоне действия французских войск, которым мы, конечно, должны помочь» (Черчилль У. Вторая мировая война. Т.1: Надвигающаяся буря. М., 1997. С.220).

Впрочем, по мнению начальника французского генштаба генерала Мориса Гамелена, высказанному им накануне войны, подобное развитие событий должно было только радовать поляков:

«На первых стадиях конфликта мы можем предпринять против немцев очень немногое. Однако сама мобилизация во Франции явится определённым облегчением для поляков, связывая на нашем фронте некоторые немецкие части... На первых стадиях сам факт мобилизации и концентрации наших войск может оказать Польше помощь, почти равносильную нашему вступлению в войну. Фактически Польша заинтересована в том, чтобы мы объявили войну как можно позже, создав тем самым возможность максимальной концентрации наших войск» (Мосли Л. Утраченное время... С.309).

Наконец, в ночь на 7 сентября, французские поисковые группы впервые пересекли германскую границу западнее Саарбрюккена. Не встречая сопротивления германских войск, которым было приказано уклоняться от боя, французы продвинулись на несколько километров, после чего 12 сентября получили от генерала Гамелена, ставшего к тому времени главнокомандующим, приказ прекратить наступление и начать окапываться.

Эта небольшая прогулка была раздута западной пропагандой до прямо-таки эпических масштабов. В опубликованном вечером 8 сентября официальном коммюнике французского генерального штаба скромно сообщалось: «Невозможно, впрочем, точно перечислить уже занятые местности и позиции» (Агентство Гавас о военных действиях Франции // Правда. 10 сентября 1939. №251 (7936). С.5).

И действительно, это было невозможно, если учесть что реальное продвижение французских войск составило 7–8 км на фронте протяжённостью около 25 км. Иначе французскому командованию, как в известном анекдоте, пришлось бы докладывать о захвате «стратегических объектов» типа домика лесника.

Впрочем, дошло и до этого. В следующем коммюнике с гордостью говорилось: «9 сентября, вечер. Враг оказывает сопротивление на всей линии фронта. Отмечено несколько контратак местного характера с его стороны. Блестящее наступление одной из наших дивизий обеспечило нам занятие важной складки местности...» (Военные действия между Германией и Францией // Правда. 11 сентября 1939. №252 (7937). С.5). В самом деле, если сообщить, что прорвали линию Зигфрида, как это сделало 7 сентября информагентство «Бритиш Юнайтед Пресс», то глядишь, и во лжи уличат. А так, «заняли важную складку местности» — просто и со вкусом.

10 сентября главнокомандующий союзными войсками во Франции генерал Морис Гамелен уверял польское руководство, что «больше половины наших активных дивизий Северо-Восточного фронта ведут бои. После перехода нами границы немцы противопоставили нам сильное сопротивление. Тем не менее мы продвинулись вперёд. Но мы завязли в позиционной войне, имея против себя приготовившегося к обороне противника, и я ещё не располагаю всей необходимой артиллерией. С самого начала брошены военно-воздушные силы для участия в позиционных операциях. Мы полагаем, что имеем против себя значительную часть немецкой авиации. Поэтому я раньше срока выполнил своё обещание начать наступление мощными главными силами на 15-й день после объявления французской мобилизации» (Дашичев В.И. Банкротство стратегии германского фашизма. Т.1. Подготовка и развёртывание нацистской агрессии в Европе 1933–1941. М., 1973. С.354).

В тот же день парижский корреспондент «Юнайтед Пресс» утверждал, что Германия перебросила с Восточного фронта как минимум шесть дивизий, чтобы противодействовать французскому наступлению. На самом деле с польского фронта не было переброшено ни одного немецкого солдата, ни одного орудия или танка. Другие журналисты сообщали, что против французских войск немцы 7 сентября предприняли «ожесточённую контратаку», бросив в бой «70-тонные танки с 75-миллиметровыми орудиями» (Переброска германских военных сил на западный фронт // Правда. 11 сентября 1939. №252 (7937). С.5). Здесь надо отметить, что самый тяжёлый из состоявших тогда на вооружении немецкой армии танков Т-IV, действительно вооружённый 75-мм пушкой, весил порядка 20 тонн. Кроме того, все эти танки, как и их собратья других моделей, были брошены против Польши. На Западном фронте у немцев в тот момент танков не было вообще.

Несмотря на то, что 12 сентября французское наступление прекратилось, пресса продолжала распространять байки об «успехах» союзных войск. Так, 14 сентября сообщалось, что «военные операции на Западном фронте между Рейном и Мозелем продолжаются. Французы окружают Саарбрюкен с востока и запада» (Дашичев В.И. Банкротство стратегии германского фашизма. Т.1. С.354). 19 сентября последовало сообщение, что «бои, которые ранее ограничивались районом Саарбрюкена, охватили теперь весь фронт протяженностью 160 км» (Там же).

Наконец, 3–4 октября, французские войска покинули территорию Германии. 16 октября вернулись на исходные позиции и передовые части вермахта. В целом результаты этого «героического» похода оказались следующими: «В сводке германского верховного командования от 18 октября были объявлены общие потери немцев на Западном фронте: 196 человек убитыми, 356 ранеными и 144 пропавшими без вести. За этот же период было взято в плен 689 французов. Кроме того, было потеряно 11 самолётов» (Типпельскирх К. История второй мировой войны. М., 1999. С.49).

В своё время наши вольнодумствующие интеллигенты, сидя на кухнях, обожали рассказывать анекдоты насчёт газеты «Правда». Однако, как мы видим, в «свободном мире» СМИ могут врать так лихо, что коммунистам и не снилось.

Пародия на боевые действия, получившая название «странной войны», могла иметь лишь одно объяснение: влиятельные круги английского и французского руководства упорно пытались, несмотря ни на что, создать общий фронт с Гитлером для борьбы против СССР. Ради этого они фактически предали Польшу, в очередной раз показав всему миру подлинную цену своих «гарантий». Нетрудно догадаться, что ожидало СССР, если бы вместо заключения «пакта Молотова-Риббентропа» мы, как советует нынешняя либеральная братия, доверились подобным «союзникам».

«ВЫ НЯ ДУМАЙЦЕ, ПАЛЯКI, ВАС НЯ БУДЗЕМ БАРАНIЦЬ»

Оставив на западной границе слабый заслон, Гитлер смог бросить против Польши основные силы германской армии. Помимо численного перевеса, немцы обладали и значительным преимуществом над польскими войсками, втрое превосходя их по количеству танков и самолётов.

Еще одним фактором, снижающим и так невысокую боеспособность польской армии, был национальный. Мобилизованные украинцы и белорусы отнюдь не горели желанием умирать за «независимую Польшу», обращавшуюся с ними как с бесправным быдлом. Об их отношении к начавшейся войне можно судить по тогдашней белорусской частушке:

Вы ня думайце, палякi,
Вас ня будзем баранiць,
Мы засядзем у акопах
I гарэлку будзем пiць.

Тем временем польское руководство во главе с «вождём нации» маршалом Эдвардом Рыдз-Смиглы, почуяв в первые же дни войны, что дело пахнет керосином, заботилось лишь о спасении собственной шкуры. 6 сентября польское правительство переехало в Люблин. Оттуда оно выехало 9 сентября в Кременец, затем 13 сентября переместилось в находившийся возле румынской границы город Залещики и, наконец, 17 сентября, бросив ещё сопротивляющуюся армию, трусливо бежало в Румынию.

Несмотря на неоднократные намёки со стороны Германии, в первые две недели войны Советский Союз тщательно воздерживался от какого-либо вмешательства. Ситуация изменилась после бегства руководства Польши из страны. В 5:40 утра 17 сентября на территорию Западной Украины и Западной Белоруссии вступили части Красной Армии. Причины этого шага были подробно изложены в ноте советского правительства, врученной в 3:15 того же утра польскому послу в Москве Вацлаву Гжибовскому:

«Польско-германская война выявила внутреннюю несостоятельность польского государства. В течение десяти дней военных операций Польша потеряла все свои промышленные районы и культурные центры. Варшава, как столица Польши, не существует больше. Польское правительство распалось и не проявляет признаков жизни. Это значит, что польское государство и его правительство фактически перестали существовать. Тем самым прекратили своё действие договора, заключённые между СССР и Польшей. Предоставленная самой себе и оставленная без руководства, Польша превратилась в удобное поле для всяких случайностей и неожиданностей, могущих создать угрозу для СССР. Поэтому, будучи доселе нейтральным, советское правительство не может больше нейтрально относиться к этим фактам.

Советское правительство не может также безразлично относиться к тому, чтобы единокровные украинцы и белорусы, проживающие на территории Польши, брошенные на произвол судьбы, оставались беззащитными.

Ввиду такой обстановки Советское правительство отдало распоряжение Главному командованию Красной Армии дать приказ войскам перейти границу и взять под свою защиту жизнь и имущество населения Западной Украины и Западной Белоруссии» (Правда. 18 сентября 1939. №259 (7944). С.1).

Сегодня либеральные публицисты любят разглагольствовать о том, как в сентябре 1939 года Гитлер и Сталин совместно расправились с польским государством. Например, вот что пишет уже цитировавшийся Некрич: «Заручившись спокойным тылом на востоке, Германия атаковала 1 сентября Польшу. Во исполнение договорённости с немцами, советские вооружённые силы 17 сентября ударили по польской армии с тыла» (Некрич А.М. 1941, 22 июня. 2-е изд. М., 1995. С.208).

Всё-таки удивительно, насколько ненависть к своей стране затуманивает мозги. Казалось бы, тот, кто избрал своей специальностью военную историю, должен понимать, что такое тыл. Да и в географический атлас хотя бы изредка заглядывать. Каким образом Германия, собравшись воевать с Польшей, могла «заручиться спокойным тылом на востоке», если её войска будут наступать с запада на восток? На востоке у них не тыл, а фронт. А спокойный тыл у Германии как раз на западе, благодаря «доблестным» союзникам Польши.

Другое дело, если бы Гитлер решил нанести первый удар против Франции. Тогда бы немецкий тыл действительно оказался на востоке. Однако и в этом случае сделать его «беспокойным» было не в наших силах, поскольку мы были надёжно отделены от немцев польской территорией. Впрочем, откровения Некрича ещё цветочки по сравнению с той ахинеей, которую несёт Андрей Шмалько, больше известный под псевдонимом Валентинов, рассуждающий об «ударе советских войск с востока, сорвавшем польское контрнаступление» (Валентинов А. Болото Анахрон // Валентинов А. Созвездье Пса: Избранные произведения. М., 2002. С.454–455).

Что можно сказать по этому поводу? Во-первых, советские войска вступили на польскую территорию (а точнее, на территорию захваченных Польшей в 1919–1920 годах Западной Украины и Западной Белоруссии) лишь после того, как польское правительство бежало из страны, фактически признав тем самым своё поражение в войне с Германией. Во-вторых, давайте сравним вклад вермахта и РККА в разгром польской армии. Против Германии польские войска потеряли 66,3 тыс. убитыми и 133,7 тыс. ранеными, против СССР — 3,5 тыс. убитыми и 20 тыс. ранеными. И это соотношение неудивительно. Ведь к 17 сентября немцы разгромили или окружили практически все соединения польской армии. Исключение составила лишь дислоцировавшаяся в восточных районах оперативная группа «Полесье», включавшая 55-ю и 60-ю пехотные дивизии. Однако её Красная Армия без помех пропустила для действий против немцев.

АЛЬТЕРНАТИВА, КОТОРОЙ НЕ БЫЛО

Итак, началась война. Гитлер напал на Польшу. На Западном фронте скучающие французские солдаты пьют вино и играют в карты: в крупных гарнизонах и на железнодорожных станциях в срочном порядке создаются военные вытрезвители, полгода спустя — 26 февраля 1940 года — будет опубликован декрет об отмене косвенного налога на игральные карты, предназначенные для действующей (вернее сказать, бездействующей) армии. Не спеша подтягиваются английские войска: первые две дивизии прибыли на фронт лишь в начале октября, а первый военнослужащий британского экспедиционного корпуса будет убит лишь 9 декабря 1939 года. Что должен был предпринять в этих условиях Советский Союз? Какие альтернативы предлагают те, кто осуждает действия Сталина?

1) Вступить в войну на стороне Польши. Но во-первых, нас об этом не просили. Более того, советская помощь категорически отвергалась — как сказал однажды маршал Рыдз-Смиглы: «С немцами мы рискуем потерять нашу свободу, с русскими мы потеряли бы душу» (Болдуин Х. Сражения выигранные и проигранные. Новый взгляд на крупные военные кампании Второй мировой войны / Пер. с англ. А.Н.Павлова. М., 2001. С.24).

Во-вторых, поскольку основные силы Германии брошены на Восточный фронт, труд по их разгрому падёт исключительно на нас. В то время, как французы с примкнувшими к ним англичанами продолжат спокойно играть в карты, с удовольствием наблюдая, как русские и немцы убивают друг друга. Зато все плоды победы, разумеется, достанутся им.

Впрочем, такое развитие событий вполне соответствует мазохистским идеалам антинациональной российской интеллигенции, которая полагает, будто предназначение России в том и состоит, чтобы постоянно жертвовать собой ради процветания «цивилизованного Запада».

2) Остаться на своих границах. Тогда Германия захватит всю Польшу, включая территории Западной Украины и Западной Белоруссии, а затем и Прибалтику. Ведь ещё в утверждённой Гитлером 11 апреля 1939 года «Директиве о единой подготовке вооружённых сил к войне на 1939–1940 гг.» предусматривалось, что после разгрома Польши Германия должна взять под свой контроль Латвию и Литву. Как было сказано в приложении к директиве: «Позиция лимитрофных государств будет определяться исключительно военными потребностями Германии. С развитием событий может возникнуть необходимость оккупировать лимитрофные государства до границы старой Курляндии и включить эти территории в состав империи» (Дашичев В.И. Банкротство стратегии германского фашизма. Т.1. С.362).

В мировой политике нет места идеализму. Впрочем, те, кто призывает жертвовать интересами России во имя неких абстрактных принципов, будь то «ленинские нормы внешней политики» или «общечеловеческие ценности», как правило, всего лишь агенты влияния, исподтишка гадящие стране, в которой они имели несчастье родиться. Если же исходить из государственных соображений, то действия Сталина представляются вполне оправданными. Поляки нам не друзья. В 1920 году, воспользовавшись идущей в нашей стране гражданской войной, Польша оккупировала обширные территории, населённые украинцами и белорусами. И только в 1939-м Советский Союз забрал своё обратно.

То, что для вступления Красной Армии в Польшу имелись веские основания, вынужден был признать даже такой далёкий от симпатий к СССР деятель, как Уинстон Черчилль. Выступая 1 октября 1939 года по радио, он заявил:

«Россия проводит холодную политику собственных интересов. Мы бы предпочли, чтобы русские армии стояли на своих нынешних позициях как друзья и союзники Польши, а не как захватчики. Но для защиты России от нацистской угрозы явно необходимо было, чтобы русские армии стояли на этой линии. Во всяком случае, эта линия существует и, следовательно, создан Восточный фронт, на который нацистская Германия не посмеет напасть...» (Черчилль У. Вторая мировая война. Т.1. С.218).

Замечу, что, если государство желает сохранить самостоятельность, то оно как раз и должно проводить «холодную политику собственных интересов», а не таскать каштаны из огня для других.

Кроме того, существовала ещё одна причина ввода советских войск, о которой верная принципам «дружбы народов» советская пропаганда ни тогда, ни позже старалась не говорить. Живущие на захваченных Польшей территориях украинцы и белорусы не забыли многолетних издевательств и унижений. Как отмечал 20 сентября в своём донесении Сталину начальник Политуправления РККА Мехлис, польские офицеры «как огня боятся украинских крестьян и населения, которые активизировались с приходом Красной Армии и расправляются с польскими офицерами. Дошло до того, что в Бурштыне польские офицеры, отправленные корпусом в школу и охраняемые незначительным караулом, просили увеличить число охраняющих их, как пленных, бойцов, чтобы избежать возможной расправы с ними населения» (Мельтюхов М.И. Советско-польские войны. Военно-политическое противостояние 1918–1939 гг. М., 2001. С.368).

А вот что сообщало 12 сентября 1939 года НКВД Белорусской ССР НКВД СССР об обстановке на сопредельной территории: «В пограничных уездах Виленского воеводства, в Докшицкой, Парафиевской волостях отмечаем попытки организации партизанских групп с намерением разгрома имений, кулаков, учреждений... В м. Глубокое, Лутки имели место поджоги, порча телеграфных, телефонных проводов» (Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. Т.1. Накануне. Книга 1. Ноябрь 1938 г. — декабрь 1940 г. М., 1995. С.75).

Таким образом, помимо всего прочего, приход советских войск прекратил разгорающуюся резню лиц польской национальности, а главное — восстановил исторически справедливую западную границу нашей страны.

«КЕМСКА ВОЛОСТЬ»

http://operation-barbarossa.narod.ru/su/su-dateien/victoria.jpg

Как известно, в результате революции 1917 года и последовавших за ней иностранной интервенции и гражданской войны Россия утратила целый ряд территорий. Впрочем, не стоит думать, будто большевики сознательно раздавали земли Империи направо и налево. Наоборот, они добросовестно попытались восстановить единство страны. Однако сил на то, чтобы вернуть все отпавшие национальные окраины, к сожалению, не хватило. В результате образовались так называемые государства-лимитрофы: Польша, Финляндия, Эстония, Латвия и Литва.

Вдохновлённый идеей мировой пролетарской революции Ленин не обращал на такие мелочи, как утраченные территории, особого внимания. Что же касается Сталина, то, в отличие от «ленинской гвардии», насчёт международной солидарности трудящихся он не обольщался. Зато в своей стране вёл себя как рачительный хозяин. И как только появилась возможность, занялся собиранием разбазаренных во время смуты земель.

Естественно, лицам либеральных убеждений это жутко не нравится. Ещё бы! Ведь их идеал российского государственного деятеля — общественник Бунша из известной комедии «Иван Васильевич меняет профессию», щедро отдающий Кемскую волость шведам. Вот что пишут, к примеру, некие Рапопорт и Геллер:

«Территориальные захваты 1939–1940 гг. отбросили сопредельные с СССР страны, занимавшие прежде буферное положение, в лагерь потенциального противника. Прежде всего это касалось Румынии и Финляндии. Немцы спокойно отнеслись к аннексии Буковины, Бессарабии и Карельского перешейка, хотя она и не была оговорена в секретных статьях пакта Молотов — Риббентроп. Теперь Бухарест и Хельсинки превращались в естественных союзников Берлина в предстоящей войне. Германия получала новые плацдармы для вторжения и дополнительные людские контингенты, в которых особенно нуждалась. Несомненно также, что румынский эпизод способствовал усилению германского влияния в двух других балканских государствах — Венгрии и Болгарии» (Рапопорт В.Н., Геллер Ю.А. Измена Родине. М., 1995. С.348).

Но может, мы и вправду сами создали себе врагов? Вот замечательная картинка, символизирующая крестовый поход тогдашней «объединённой Европы» против нашей страны. В сторону СССР направлено 12 стрелок. Кто же принял участие в этом благородном мероприятии? Неосведомлённого читателя ждёт немалый сюрприз. Франция, Бельгия, Дания, Норвегия... И нынешняя, и советская пропаганда изображают эти страны несчастными жертвами нацизма. Между тем, Франция дала немецким вооружённым силам дивизию СС «Шарлемань», не менее 200 тысяч французов сражалось в дивизиях вермахта. В войсках СС на Восточном фронте воевали голландские дивизии «Нидерланды» и «Ландсторм Нидерланды», бельгийские «Валлония» и «Лангемарк», скандинавская «Норланд». Кроме того, тысячи европейских добровольцев сражались в эсэсовских дивизиях «Викинг» и «Норд». Ещё сотни тысяч жителей Бельгии, Голландии, Люксембурга, Дании, Чехии, Хорватии, Боснии и Польши со включённых в состав Германии территорий пополнили армейские части Рейха. Ну что поделать, не любят нас в Европе.

Насчёт Словакии и Хорватии всё ясно — это марионеточные государства, созданные после оккупации Гитлером Чехословакии и Югославии. Проводить самостоятельную политику они в принципе неспособны, а потому послушно посылают на Восток своих солдат.

В Испании правит Франко, только что выигравший гражданскую войну, в которой против него сражались советские лётчики и танкисты, а на его стороне — немецкие и итальянские войска. Стоит удивляться не участию Испании в крестовом походе, а тому, что оно выразилось лишь в посылке на Восточный фронт «голубой дивизии».

Италия присоединилась к Антикоминтерновскому пакту ещё 6 ноября 1937 года. Венгрия — тоже член Антикоминтерновского пакта с 24 февраля 1939 года и, кстати, участница раздела Чехословакии. Насильно её никто в объятия Гитлера не толкал.

Посмотрим ещё раз на плакат: из 12 стрелок лишь 3 помечены свастиками. Помимо Германии, это Словакия, а также Финляндия. Причём в отличие от сидящего в Братиславе марионеточного режима Тисо, горячих финских парней надевать свастику никто не заставлял: они это сделали добровольно.

Разумеется, кто-то может возразить, дескать, синяя свастика — исконный символ древней финской цивилизации. Однако в конце 1930-х она означала уже нечто другое, свидетельствуя о принадлежности к гитлеровскому блоку. К тому же Финляндия была к нам враждебна с момента получения независимости, о чём наша газета уже писала (Нерсесов Ю. Мечта имперского чухонца // Спецназ России. 2003. №3, 5).

Наконец, Румыния также была изначально враждебна по отношению к СССР. Причина проста: воспользовавшись гражданской войной в России, Румыния оккупировала принадлежавшую нашей стране Бессарабию, очень не хотела отдавать её обратно и поэтому постоянно стремилась с кем-нибудь дружить против Советского Союза. Ещё 3 марта 1921 года был подписан имевший чёткую антисоветскую направленность польско-румынский договор о взаимопомощи. 26 марта 1926 года этот договор был продлён на следующие пять лет, затем он аналогичным образом продлевался в 1931 и 1936 годах.

Правда, перед Второй мировой войной Румыния действительно колебалась. Но не между СССР и Германией, а между ориентацией на Германию или на Англию с Францией. Именно то обстоятельство, что западные демократии с завидным постоянством «кидали» всех доверившихся им партнёров, будь то Чехословакия или Польша, и заставило Бухарест в конце концов принять сторону Гитлера. Тем более, что фюрер обещал после победы щедро вознаградить своего вассала советскими территориями.

Кстати говоря, отношения Бухареста с Берлином наладились ещё до того, как мы успели «обидеть» несчастных румын. Так, 23 марта 1939 года был подписан румыно-германский договор о развитии экономических отношений. В соответствии с ним румынское правительство обязалось выделить для нужд германских промышленных и торговых фирм «свободные зоны», всемерно поощрять деятельность германо-румынских нефтяных компаний, принимать меры к увеличению добычи и переработки нефти для поставки её в Германию. Германия получила право на строительство шоссейных и железных дорог на территории Румынии. Секретное приложение к договору предусматривало поставку Румынии германских военных материалов на общую сумму 200–250 млн. марок.

В мае 1940 года был подписан нефтяной пакт, по которому Румыния обязалась поставлять Германии 6 млн. тонн нефти ежегодно. При этом согласно секретному румыно-германскому протоколу от 28 мая того же года Румыния отказывалась от взимания таможенных пошлин за эти поставки.

Ну и кто у нас в итоге занимал «буферное положение» и кого это мы отбросили «в лагерь потенциального противника»? Да никого! Все, кто в конечном итоге принял участие в войне против СССР, сделали бы это в любом случае. Так что никого мы не обидели и не оттолкнули, а напротив, действовали исключительно целесообразно.

Наконец, в качестве своего последнего довода демократические историки пускают в ход «стратегические соображения»:

«Включение в состав СССР новых областей привело к возникновению советско-германской границы протяжённостью во многие сотни километров. — глубокомысленно рассуждают уже цитировавшиеся Рапопорт и Геллер. — Это был неоспоримый стратегический минус. Опасность внезапного нападения со стороны Германии многократно возросла. Агрессор мог теперь по своему усмотрению выбирать, в каком месте границы нанести удар, а обороняющийся был вынужден защищать её по всей длине, что требовало огромных сил. Раньше, чтобы войти в соприкосновение с советскими войсками, немцам нужно было преодолеть территорию Польши или прибалтийских стран. В этих условиях нападение не могло быть полностью внезапным. Красная Армия получала определённое время для того, чтобы изготовиться для ответного удара. Что касается возможных пунктов вторжения, то их в той или иной степени можно было предугадать» (Рапопорт В.Н., Геллер Ю.А. Измена Родине. С.347).

Как говорил Аристотель, природа не терпит пустоты. Если бы эти территории не заняла Красная Армия, их занял бы вермахт. В результате советско-германская граница всё равно бы возникла. Вот только проходила бы она гораздо восточнее. Как раз этих сотен километров и не хватило немцам, чтобы дойти до Москвы. А под Ленинградом финская армия начала бы наступление из-под Белоострова, в 30 км от города. Именно о таком развитии событий, создаётся впечатление, и сожалеют в глубине души Некричи, Геллеры и прочие Рапопорты, рассчитывая, что германские хозяева обеспечили бы своих холуёв баварским пивом не хуже, чем сменившие их спонсоры из ЦРУ и Фонда Сороса.

Использованы материалы порталов:

http://www.specnaz.ru

Подпись автора

"Меня здесь нет".

" VITA est VIA "

6

http://www.usovski.ru/?p=51

Чистка в Красной армии. Часть7.

70-летию Февральско-мартовского пленума ЦК ВКП(б) посвящается…
(отрывки из книги «Иосиф Первый, император всесоюзный»)

Я думаю, что военного заговора (в классическом его понимании) в СССР в 1937 году все же не было. Было что-то похожее, некое брожение в рядах командования РККА, подспудное недовольство отказом политического руководства страны от примата «мировой революции». Но подлинного заговора, спланированного до мелочей – скорее всего, не было. Не готовились «люди Тухачевского» к захвату Кремля, аресту Сталина и Молотова, интернированию верных Ворошилову частей, занятию Госбанка СССР, почт и телеграфа. Если они в этом признавались – значит, это в большей степени дело рук следователей НКВД, нежели замыслы Уборевича, Гамарника и Якира.Но чистка Красной Армии в 1937-1938 году, тем не менее – назрела и перезрела. Нужно было что-то делать с ордой инородцев, захвативших ключевые посты в командовании армией, нужно было чистить штабы корпусов и округов от «солдат революции», от коммунистических безумцев, готовых ввергнуть страну в пучину всеобщей войны лишь для того, чтобы «освободить» угнетенный пролетариат Европы и Азии. Их время прошло – увы, в те годы оптимальным вариантом отстранения генералов от командования была не почетная отставка и тихая пенсия на берегу пруда, – а пуля в затылок. Такие тогда в СССР царили нравы и обычаи, такова была повседневная практика политической борьбы.

Но вообще-то, ставшая аксиомой легенда о поголовных расстрелах красных командиров нуждается в серьезном уточнении.Репрессии были – еще и какие! Расстрелы были – не без этого. Но если политсостав РККА сталинские опричники резали без жалости, то к строевым командирам отношение было все же иное.Вот комдивы – из 186 наличных комдивов репрессировано в 1937-1938 годах 154. Густо? Еще и как! Создается впечатление, что именно среди комдивов и собрал кровавый сталинский режим свой самый увесистый урожай. Так?Так, да не совсем. Среди репрессированных во времена беззакония комдивов с удивлением обнаруживаем чертовски знакомые по книгам о войне фамилии. То есть оных комдивов в свое время арестовали, следствие провели – и выпустили, за отсутствием состава преступления. Среди таковых мы видим маршала авиации Астахова Федора Алексеевича, маршала авиации Ворожейкина Григория Алексеевича, генерал-майора Ефремова Михаила Григорьевича, генерал-лейтенанта Ковалева Михаила Прокофьевича, генерал-лейтенанта Козлова Дмитрия Тимофеевича (правда, за провал Крымского фронта стал он генерал-майором, но это уже позже), Маршала Советского Союза Конева Ивана Степановича, генерал-полковника Курдюмова Владимира Николаевича, генерал-майора Лукина Михаила Федоровича (героя Смоленского сражения), генерал-лейтенанта Веревкина-Рахальского Николая Андреевича, генерал-майора Львова Владимира Николаевича, Маршала Советского Союза Мерецкова Кирилла Афанасьевича, легендарного командира 63-го стрелкового корпуса генерал-лейтенанта Петровского Леонида Григорьевича, генерал-полковника Подласа Кузьму Петровича. Маршала Советского Союза Рокоссовского Константина Ксаверьевича, генерал-полковника Смородинова Ивана Васильевича, Маршала Советского Союза Соколовского Василия Даниловича, генерал-лейтенанта Софронова Георгия Павловича, генерала армии Тюленева Ивана Владимировича, генерал-полковника Хозина Михаила Семеновича, генерал-лейтенанта Хмельницкого Рафаила Петровича (который порученец Ворошилова, помните такого?), генерал-полковника Цветаева Вячеслава Дмитриевича, генерал-лейтенанта Черепанова Александра Ивановича, генерал-лейтенанта Чернышева Виктора Николаевича, генерал-полковника Юшкевича Василия Александровича и еще два десятка комдивов, в 1937-1938 годах репрессированных, но войну, тем не менее, встретивших в рядах РККА – и отнюдь не рядовыми.Из 154 репрессированных комдивов расстреляны и умерли в тюрьме 48 человек. И среди павших в результате сталинского произвола – та же картина (относительно национального состава загубленных полководцев), что и среди комбригов и бригадных комиссаров: расстреляны по обвинениям в шпионаже, подготовке терактов, военно-фашистском заговоре Штерн Г.М., Шмидт (Гутман) Д.А., Ринк И.А., Алкснис Я.Я,, Аплок Ю.Ю., Белицкий С.М., Берггольц А.И., Бергстрем В.К., Блюмберг Ж.К., Бокис Г.Г., Вольпе А.М.,Зусманович Г.И., Иппо А.А., Кауфельдт Ф.П., Квятек К.Ф., Кильвейн Г.Я., Лазаревич В.С., Медников Моисей Львович, и так далее, и тому подобное.Павших от рук чекистов комдивов с латышскими и еврейскими фамилиями – опять больше трети от общего числа расстрелянных полководцев. А среди арестованных, но затем вновь вставших в строй – НИ ОДНОГО!А относительно того, что павшие жертвой сталинских репрессий военачальники победили бы Гитлера… Что ж, рассмотрим этот вопрос поподробнее.Советские военачальники, репрессированные в 1937-1938 годах, были даже не на голову, а на две ниже своих немецких коллег. Во Вторую мировую войну немецкая армия вступила, имея в каждом батальоне по 5-6 офицеров, участвовавших в Первой мировой войне. Подавляющее большинство командиров дивизий Гитлера в 1917-1918 командовали полками, полковые командиры - батальонами, батальонные – ротами.А в РККА?Допустим, что Германия начала войну с СССР не в 1941-м, а в 1937-м - до начала репрессий. Что это меняет? Ведь большинство репрессированных в 1937-м комбригов и даже часть комдивов даже не участвовали в Первой мировой войне! Их военный опыт – в карательных походах против тамбовских или орловских крестьян, в подавлении Кронштадтского восстания, в прочих малопочтенных деяниях, к регулярной войне никакого отношения не имеющих. Почитайте биографии невинно осужденных командиров Красной Армии – и вы убедитесь, что подавляющее большинство из них «свою войну» начало в 1917-1918 годах.Если сравнить репрессированных красных военачальников с равными им по годам офицерам и генералам вермахта, то из 417 репрессированных «генералов» РККА лишь 30 по своему возрасту могли быть генералами немецкой армии, 46 - полковниками, 105 - подполковниками. Остальные высшие командиры РККА (более 50 процентов) по своему возрасту и опыту в немецкой армии не могли быть даже подполковниками! Приведенные данные охватывают только возрастные различия между репрессированными советскими военачальниками и немецкими генералами. Так, при ближайшем рассмотрении оказывается, что из 30 лиц, по своему возрасту имевших шансы быть немецкими генералами, хорошее военное образование имеют далеко не все Да что там образование! Если бы у них был хотя бы практический военный опыт! Увы, советские «генералы» имели за своими плечами в самом лучшем случае опыт Первой Мировой войны в должностях штаб-офицерского состава (от прапорщика до штабс-капитана). Считанные единицы могли похвастаться обер-офицерским званием (от капитана до полковника); подавляющая масса если и понюхала пороха настоящей войны – то лишь рядовыми и унтер-офицерами. И, увы, значительное количество советских «генералов» взяли в руки оружие вообще лишь во время Гражданской войны, то есть реальностей «регулярной» войны даже не коснувшись.Иными словами, байки о том, что павшие в результате сталинских репрессий полководцы уже 23 июня 1941 года загнали бы немцев за Вислу, а к Рождеству взяли бы Берлин – ничем иным, кроме баек, не являются, и всерьез их воспринимать ни в коем случае не стоит. Завершая главу о «заговоре в Красной Армии», мы можем констатировать: если даже заговора как такового в среде высшего комсостава РККА и не было – его, в интересах будущего страны, государства и народа, следовало бы выдумать. Просто потому, что критическое несоответствие между реальной внешнеполитической ситуацией конца тридцатых и идеологемами, исповедуемыми подавляющим большинством «красных командиров» - стало нестерпимо опасным для дальнейшего существования Советского Союза как национального государства. Это противоречие было ликвидировано – большой кровью; увы, в политической ситуации тех лет никакой иной способ установления баланса между идеологией построения Империи и носителями идеологии «мировой революции» применен быть не мог.

Подпись автора

"Меня здесь нет".

" VITA est VIA "

7

Лет 40 назад, к очередному Дню Победы был сделан фильм на основе немецкой кинохроники, и в кадрах из нее мне запомнились эпизоды зимы 1941 года, в которых голые немецкие солдаты под Москвой с хохотом кувыркаются в снегу, растираются снегом, демонстрируя свое полное презрение к морозу. И можно было не сомневаться, что Гитлер ежедневно вдалбливал немцам и всему миру, что русских всего 190 млн., а Германия опирается на европейских союзников, численность которых вместе с Рейхом более 400 млн. человек.

И в том, что каждый немец о численном превосходстве Германии в силах знал, не приходится сомневаться, иначе Сталин 28 июля 1942 года в своем приказе № 227 не осмелился бы сообщить Красной Армии: «После потери Украины, Белоруссии, Прибалтики, Донбасса и других областей у нас стало намного меньше территории, стало быть, стало намного меньше людей, хлеба, металла, заводов, фабрик. Мы потеряли более 70 миллионов населения, более 800 миллионов пудов хлеба в год и более 10 миллионов тонн металла в год. У нас нет уже теперь преобладания над немцами ни в людских резервах, ни в запасах хлеба».

Признаюсь, мысль о том, что численно нас было больше, чем немцев, подспудно довлела и надо мной. И каково же было мое удивление, когда я наткнулся на соответствующие цифры. Немцы напали на нас армией в 4,5 млн. человек (без личного состава ВМС), их поддерживали армии их союзников - Финляндии, Венгрии и Румынии (итальянцы в то время разбирались в Африке с англичанами) численностью 0,9 млн. Конечно, эти войска несли потери, но ведь война только началась, и резервы были не израсходованы, поэтому нет оснований полагать, что к зиме 1941 года немецкая армия и ее союзники на Восточном фронте имели менее 5,5 млн. человек. Но в четвертом квартале 1941 года войска Тимошенко громят 1-ю танковую армию Клейста под Ростовом, за что Гитлер срывает с фельдмаршала Рундштерна Рыцарский Крест и снимает с должности командующего немецкой группой армий «Юг». Чуть позже войска Тимошенко под Ельцом окружают и уничтожают 34-й армейский корпус немцев. На севере войска, координируемые Мехлисом, отбивают у немцев Тихвин, ликвидируют их наступление и не дают полностью блокировать Ленинград. И, наконец, Красная Армия под Москвой громит и оттесняет немцев от столицы.
Мне казалось, что такая активность Красной Армии должна была быть только при ее людском перевесе над 5,5 млн. армии захватчиков. Каково же было мое удивление, когда я увидел, что средняя численность наших действующих фронтов и армий в четвертом квартале 1941 года составляла всего 2,82 млн. человек - почти вдвое ниже, чем оценочно было у немцев! И до уровня 6,0 - 6,5 млн. человек (количество, которым мы выиграли войну) численность Красной Армии удалось довести только через год - в четвертом квартале 1942 года.

Зато немецкий историк Пауль Карель сообщает о численности немецкой армии на то время: «В мае 1942 года в армии было 9,4 миллиона человек, весной 1943 года это количество возросло до 11,2 миллиона. Тем не менее, гражданских рабочих в это время стало 36,6 миллиона человек, тогда как в мае 1942 года было 35,5 миллиона. Другими словами, Германия имела на два миллиона больше солдат и на один миллион больше рабочих».
А у нас в СССР не только в промышленности, но и во всех видах бюджетной деятельности (кроме армии) в 1940 году работало 34,6 млн. человек, а в 1942 году всего 18 млн. человек! И лишь к 1944 году, когда началось освобождение страны, число работающих увеличилось до 22,1 млн. человек.

И будьте уверены, немцы всю войну прекрасно знали о своем численном и материальном превосходстве над нами. Более того, среди них не было ни одного, кто бы не был уверен и в своем умственном и психическом превосходстве над нами. Мы для них были недочеловеками, и причина войны, в принципе, была в этом, о чем позже. Немцы шли научить нас, недочеловеков, жить и работать, они шли возглавить нас на правах суперменов. Не обломилось...

Давайте подсчитаем и так. Повторюсь - к лету 1942 года людские потери Советского Союза достигли 73 млн. человек вместе с теми, кто остался на оккупированных территориях, а до войны нас было 196 млн., т.е. наши максимальные людские потери достигли 37%, но мы, советские люди, не сдались, мы дрались и сломали таки немцам хребет. А всего наши безвозвратные потери населения составили 26,6 млн. Или почти 14%, но мы устояли, и белые флаги не вывесили. А немцы из 80 млн. населения потеряли чуть более 7 млн., т.е. около 9%, но когда мы подошли к границам Германии, то немецкая армия еще отчаянно дралась, но сами немцы уже были не бойцы, они «сломались».
Наши дегенераты-антисоветчики радостно утверждают, что мы, дескать, «завалили немцев трупами». Были бы эти антисоветчики поумнее, то помалкивали бы, поскольку завалить противника трупами позорно для генералов, но почетно для народа - это показатель того, что не было у советского народа власти более дорогой ему, чем власть Сталина и большевиков.

По логике той войны, в мае 1945 года нам полагалось стукнуть по немецкому столу кулаком так, чтобы столешница развалилась, и спросить этих баронов мюнхаузенов: «Так кто тут, итить вашу мать, недочеловеки - мы или вы?!!» М-да! Такое нам не позволяет сделать наше русское мировоззрение, такое нам и в голову не придет. Но то, что нам это не пришло в голову, еще не значит, что это не пришло в голову бывшим суперменам. Вдумайтесь, сколько обиды было в их душе - их! немцев!! вместе с Европой!!! какие-то Иваны??? поставили раком! на морозе!! Да еще и Германия сама на это напросилась...

И тем немецким ветеранам, кто сел за мемуары, оставалось одно - закрыть глаза на правду и тупо твердить, убеждая, прежде всего, самих себя, что они, немцы, это прекрасные, умные и храбрые солдаты, которые уже совсем, было, победили иванов, но им Гитлер помешал, да и Америка некстати в войну вступила. Теперь им уже хочешь или не хочешь, а надо брехать и про морозы и про то, что «нас было пятеро, а русских двадцатьпятеро и оба в валенках» и «мы бы им дали, если бы они нас догнали».

Электронная газета "Форум.MSK",  2008.02.23

Ю.И. Мухин, "Средства массовой брехни"

Подпись автора

"Меня здесь нет".

" VITA est VIA "

8

Владимир Веселов

Героическая высадка союзников в Нормандии

"На роль главной битвы Второй мировой войны претендуют многие сражения. Кто-то считает, что это битва под Москвой, в которой фашистские войска потерпели первое поражение. Другие полагают, что таковой нужно считать Сталинградскую битву, третьим кажется, что главным было сражение на Курской дуге. В Америке же (а в последнее время и в Западной Европе) никто не сомневается, что главной битвой была Нормандская десантная операция и последовавшие за ней сражения. Сдается мне, что западные историки правы, хотя и не во всем.
Давайте задумаемся, что было бы, если западные союзники в очередной раз промедлили и не высадили десант в 1944 году? Понятно, что Германия все равно была бы разбита, только Красная армия закончила бы войну не под Берлином и на Одере, а в Париже и на берегах Луары. Понятно, что к власти во Франции пришел бы не прибывший в обозе союзников генерал де Голль, а кто-нибудь из деятелей Коминтерна. Аналогичные деятели нашлись бы и для Бельгии, Голландии, Дании ну и всех прочих больших и малых стран Западной Европы (как они нашлись для стран Восточной Европы). Естественно, Германия не была бы разделена на четыре оккупационные зоны, следовательно, единое немецкое государство образовалось бы не в 90-х, а в 40-х, да и называлось бы оно не ФРГ, а ГДР. Не оказалось бы в этом гипотетическом мире и места для НАТО (кто бы в него вошел кроме США и Англии?), а вот в Варшавский договор объединил бы всю Европу. В конечном итоге Холодная война, если бы она вообще состоялась, носила бы совсем другой характер, и имела бы совсем другой исход. Впрочем, я вовсе не собираюсь доказывать, что все было бы именно так, а не иначе. Но в том, что итоги Второй мировой были бы другими, сомнений нет. Ну а битва, которая во многом определила ход послевоенного развития, по праву должна считаться главной битвой войны. Вот только битвой ее назвать можно с большой натяжкой.

Атлантический вал
Так называлась немецкая система обороны на западе. По фильмам и компьютерным играм этот вал представляется чем-то очень мощным - ряды противотанковых ежей, за ними бетонные ДОТы с пулеметами и орудиями, бункеры для живой силы и т.д. Однако вспомните, приходилось ли вам где-нибудь видеть фотографию, на которой все это было бы видно? На самой известной и широко тиражируемой фотографии НДО видны десантные баржи и бредущие по пояс в воде американские солдаты, причем снято это со стороны берега. Нам удалось разыскать фотографии мест высадки, которые вы здесь видите. Солдаты высаживаются на совершенно пустой берег, где кроме нескольких противотанковых ежей нет никаких оборонительных сооружений. Так что же все-таки представлял собой Атлантический вал?
Впервые это название прозвучало осенью 1940 года, когда в короткие сроки были сооружены четыре дальнобойные батареи на побережье Па-де-Кале. Правда, предназначались они не для отражения десанта, а для нарушения судоходства в проливе. Только в 1942 году, после неудачной высадки канадских рейнджеров под Дьеппом началось строительство оборонительных сооружений, главным образом все там же, на побережье Ла-Манша (предполагалось, что именно здесь произойдет высадка союзников), на остальные же участки рабочая сила и материалы выделялись по остаточному принципу. Оставалось же не так уж и много, особенно после активизации налетов на Германию союзной авиации (пришлось строить бомбоубежища для населения и промышленных предприятий). В результате сооружения Атлантического вала были готовы в целом процентов на 50, ну а непосредственно в Нормандии и того меньше. Более-менее был готов к обороне единственный участок, тот, который впоследствии получил наименование плацдарм "Омаха". Однако и он выглядел совсем не так, как это изображено в хорошо известной вам игре.

Подумайте сами, какой смысл располагать бетонные укрепления на самом берегу? Конечно, установленные там орудия могут обстреливать десантные суда, а пулеметным огнем можно поражать солдат противника, когда они бредут по пояс в воде. Но стоящие прямо на берегу бункеры прекрасно видны неприятелю, так что он без особого труда может подавить их корабельной артиллерией. Поэтому непосредственно у среза воды создаются только пассивные оборонительные сооружения (минные поля, бетонные надолбы, противотанковые ежи). За ними, желательно по гребням дюн или холмов, отрываются окопы, а на обратных склонах холмов сооружаются блиндажи и другие укрытия, где пехота может переждать артналет или бомбежку. Ну а еще дальше, иногда в нескольких километрах от берега, создаются закрытые артиллерийские позиции (вот тут-то и можно увидеть мощные бетонные казематы, которые нам так любят показывать в кино).

Примерно по такому плану и была выстроена оборона в Нормандии, но, повторюсь, основная ее часть была создана только на бумаге. Например, мин было выставлено около трех миллионов, однако по самым скромным подсчетам нужно было не менее шестидесяти миллионов. Артиллерийские позиции были в основном готовы, однако орудия были установлены далеко не всюду. Расскажу такую историю: задолго до начала вторжения французское движение Сопротивления доложило, что на батарее Merville немцы установили четыре морских 155-мм орудия. Дальность стрельбы этих орудий могла достигать 22 км, так что возникала опасность обстрела военных кораблей, поэтому было принято решение уничтожить батарею любой ценой. Эта задача была возложена на 9-й батальон 6-й парашютной дивизии, который готовился к ней почти три месяца. Был построен очень точный макет батареи, и бойцы батальона день за днем атаковали его со всех сторон. Наконец наступил день D, с большим шумом и гамом батальон захватил батарею и обнаружил там... четыре французских 75-мм пушки на железных колесах (времен Первой мировой). Позиции действительно были сделаны под 155-мм орудия, но вот самих орудий у немцев не было, так что они поставили то, что оказалось под рукой.
Надо сказать, что арсенал Атлантического вала вообще состоял главным образом из трофейных пушек. На протяжении четырех лет немцы методично стаскивали туда все, что досталось им от разбитых армий. Там были чешские, польские, французские и даже советские орудия, причем ко многим из них имелся весьма ограниченный запас снарядов. Примерно так же обстояло дело и со стрелковым вооружением, в Нормандию попадало либо трофейное, либо снятое с вооружения на Восточном фронте. Всего в 37-й армии (а именно на нее пришлась основная тяжесть сражения) использовалось 252 типа боеприпасов, причем 47 из них были давно сняты с производства.

Личный состав
Теперь поговорим о том, кому же именно пришлось отражать вторжение англо-американцев. Начнем с командного состава. Наверняка вы помните однорукого и одноглазого полковника Штауфенберга, совершившего неудачное покушение на Гитлера. А задавались ли вы вопросом, почему такой инвалид не был уволен вчистую, а продолжал служить, пусть и в армии резерва? Да потому, что к 44-му году требования к годности в Германии были значительно снижены, в частности, утрата глаза, руки, тяжелая контузия и т.п. уже не являлись основанием для увольнения со службы высшего и среднего офицерского состава. Конечно, на Восточном фронте проку от таких монстров было бы немного, но зато была возможность затыкать ими дыры в частях, дислоцировавшихся на Атлантическом вале. Так что примерно 50% командного состава там относилось к категории "ограниченно годен".

Не обошел фюрер своим вниманием и рядовой состав. Возьмем для примера 70-ю пехотную дивизию, более известную как "дивизия белого хлеба". Она целиком состояла из солдат, страдающих разного рода заболеваниями желудка, из-за чего им приходилось постоянно находиться на диете (естественно с началом вторжения диету соблюдать стало затруднительно, так что дивизия эта сама собой исчезла). В других частях были целые батальоны из солдат, страдающих плоскостопием, болезнями почек, диабетом и т.д. В сравнительно спокойной обстановке они могли нести тыловую службу, но боевая ценность их была близка к нулю.

Однако не все солдаты на Атлантическом вале были больными или калеками, имелось там немало и вполне здоровых, вот только было им за 40 лет (а в артиллерии так и вовсе главным образом служили пятидесятилетние).

Ну и последний, самый потрясающий факт - коренных немцев в пехотных дивизиях было всего около 50%, остальную же половину составляла всякая шваль со всех концов Европы и Азии. Стыдно в этом признаваться, но немало было там и наших соотечественников, например 162-я пехотная дивизия целиком состояла из так называемых "восточных легионов" (туркменских, узбекских, азербайджанских и т.д.). Были на Атлантическом вале и власовцы, правда, сами немцы не были уверены, что от них будет какой-то прок. Например, командующий гарнизоном Шербура генерал Шлибен говорил: "Очень сомнительно, что нам удастся склонить этих русских сражаться за Германию на территории Франции против американцев и англичан". Он оказался прав, большинство восточных войск сдались союзникам без боя.

Кровавый пляж "Омаха"
Американские войска высаживались на двух участках, "Юта" и "Омаха". На первом из них сражения не получилось - на этом участке имелось всего два опорных пункта, каждый из которых оборонялся усиленным взводом. Естественно, оказать какое-либо сопротивление 4-й американской дивизии они не смогли, тем более, что оба были практически уничтожены огнем корабельной артиллерии еще до начала высадки.

Кстати, тут имел место интересный случай, прекрасно характеризующий боевой дух союзников. За несколько часов до начала вторжения были высажены воздушные десанты в глубине обороны немцев. Из-за ошибки летчиков около трех десятков парашютистов были сброшены на самом берегу возле бункера W-5. Часть из них немцы уничтожили, других же взяли в плен. И вот в 4.00 эти пленные принялись упрашивать командира бункера немедленно отправить их в тыл. Когда же немцы поинтересовались, что это им так приспичило, бравые вояки тут же сообщили, что через час начнется артподготовка с кораблей, за которой последует высадка. Жаль, что история не сохранила имен этих "борцов за свободу и демократию", выдавших час начала вторжения ради спасения своей шкуры.

Вернемся, однако, на плацдарм "Омаха". В этом районе находится всего один доступный для высадки участок длиной 6.5 км (к востоку и к западу от него на многие километры тянуться крутые утесы). Естественно, что немцы смогли хорошо подготовить его к обороне, на флангах участка имелись два мощных бункера с орудиями и пулеметами. Однако пушки из них могли обстреливать только пляж и небольшую полосу воды вдоль него (со стороны моря бункеры были прикрыты скалами и шестиметровым слоем бетона). За сравнительно узкой полосой пляжа начинались холмы, высотой до 45 метров, по гребню которых были отрыты окопы. Вся эта система обороны была прекрасно известна союзникам, но они надеялись подавить ее до начала высадки. Огонь по плацдарму должны были вести два линкора, три крейсера и шесть эсминцев. Кроме того, с десантных судов должна была стрелять полевая артиллерия, ну а восемь десантных барж были переделаны в установки для пуска реактивных снарядов. Всего за тридцать минут должно было быть выпущено более 15 тыс. снарядов разных калибров (вплоть до 355-мм). И они были выпущены... в белый свет как в копеечку. Впоследствии союзники придумали множество оправданий малой эффективности стрельбы, тут и сильное волнение на море, и предрассветный туман, и еще что-то, но так или иначе, ни бункеры, ни даже окопы от артобстрела не пострадали.

Еще хуже действовала союзная авиация. Армада бомбардировщиков "Либерейтор" сбросила несколько сотен тонн бомб, однако ни одна из них не попала не только в укрепления противника, но даже на пляж (а некоторые бомбы взрывались в пяти километрах от берега).

Таким образом, пехоте пришлось преодолевать совершенно неповрежденную полосу обороны противника. Впрочем, неприятности для наземных частей начались еще до того, как они оказались на берегу. Например, из 32 плавающих танков (DD Sherman) 27 затонули почти сразу после спуска на воду (своим ходом до пляжа добрались два танка, еще три были выгружены прямо на берег). Командиры некоторых десантных барж, не желая входить в сектор, обстреливаемый немецкими орудиями (у американцев вообще инстинкт самосохранения развит гораздо лучше чувства долга, да и всех прочих чувств), откидывали аппарели и приступали к выгрузке на глубинах около двух метров, где большинство десантников успешно тонуло.

Наконец, худо-бедно первая волна десанта была высажена. В нее входил 146-й саперный батальон, бойцы которого должны были, прежде всего, уничтожить бетонные надолбы, чтобы можно было начать высадку танков. Но не тут-то было, за каждым надолбом лежало два-три бравых американских пехотинца, которые, мягко говоря, возражали против уничтожения такого надежного укрытия. Пришлось саперам закладывать взрывчатку со стороны, обращенной к неприятелю (естественно многие из них при этом гибли, всего из 272-х саперов было убито 111). Для помощи саперам в первой волне было придано 16 бронированных бульдозеров. До берега добралось только три, а использовать саперы смогли всего два из них - за третьим укрылись десантники и, угрожая водителю оружием, заставили его оставаться на месте. Думается, примеров "массового героизма" вполне достаточно.

Ну а дальше у нас начинаются сплошные загадки. В любом источнике, посвященном событиям на плацдарме "Омаха", обязательно есть упоминания о двух "огнедышащих бункерах на флангах", но ни в одном из них не говорится, кто, когда и как подавил огонь этих бункеров. Такое впечатление, что немцы стреляли-стреляли, а потом перестали (возможно, так оно и было, вспомните, что я писал выше о боеприпасах). Еще интереснее обстоит дело с пулеметами, стрелявшими по фронту. Когда американские саперы выкурили своих товарищей из-за бетонных надолбов, им пришлось искать спасения в мертвой зоне у подножия холмов (в некотором роде это можно считать наступлением). Одно из укрывшихся там отделений обнаружило узкую тропинку, ведущую к вершине. Осторожно продвигаясь по этой тропинке, пехотинцы добрались до гребня холма, и обнаружили там совершенно пустые окопы! Куда же подевались оборонявшие их немцы? А их там и не было, на этом участке оборону занимала одна из рот 1-го батальона 726-го гренадерского полка, состоявшего преимущественно из чехов, насильно призванных в Вермахт. Естественно они мечтали как можно быстрее сдаться американцам, но согласитесь, выкидывать белый флаг еще до того, как неприятель тебя атакует как-то несолидно даже для потомков бравого солдата Швейка. Чехи лежали себе в окопах, время от времени выпуская очередь-другую в сторону американцев. Но через некоторое время они поняли, что даже такое формальное сопротивление сдерживает наступление противника, поэтому собрали манатки и отошли в тыл. Там их, в конце концов, и взяли в плен к общему удовольствию.

Короче говоря, перелопатив груду посвященных НДО материалов, мне удалось найти один единственный рассказ о боевом столкновении на плацдарме "Омаха", привожу его дословно. "Рота "Е", высадившаяся перед Кольвилем после двухчасового боя захватила немецкий бункер на вершине холма и взяла в плен 21 человека". Все!

Главная битва Второй мировой
В этом кратком оборе я поведал только о первых часах Нормандской десантной операции. В последовавшие за ними дни англо-американцам пришлось столкнуться со многими трудностями. Тут и шторм, практически уничтоживший один из двух искусственных портов; и неразбериха со снабжением (полевые парикмахерские были доставлены на плацдарм с большим опозданием); и несогласованность действий союзников (англичане начали наступление на две недели раньше, чем было намечено, очевидно, они меньше американцев зависели от наличия полевых парикмахерских). Однако противодействие неприятеля среди этих трудностей стоит на самом последнем месте. Так стоит ли все это называть "битвой"?"

http://www.iraq-war.ru/article/161436

Подпись автора

"Меня здесь нет".

" VITA est VIA "

9

Знаете, в 1922-м году даже владивостокский либерал, адвокат Руднев носился с идеей создания града Китежа в Петропавловске-Камчатском, этакого острова-убежища от власти красных. Мол, перевезем туда судоремонтное оборудование из Владивостока и создадим карликовое государство под властью одного из Романовых. Большевики, мол, военный флот погубят и контроль за Камчаткой утратят. Посуху туда они добраться не смогут. А жить будем за счет промысла морского зверя, рыболовства и строительства флота, торгуя с Америкой и Японией. Было ясно, что в случае успеха сей "Китеж" быстро превратился бы в американский или японский марионеточный режим, в форпост для отторжения от России богатейших восточных земель да еще и в готовую базу для чужестранных военно-морских и воздушных сил. (Юрий Корольков. "Кио ку мицу" - Минск, "Беларусь", 1987 г., с.30). Слава Богу, красные сломали планы адвоката.

Но представим себе, что они сбылись, равно как и вожделения остальных охотников нарезать "государств" из тела империи. Все эти лоскутки и обрывки обречены были стать совершенно нищими, аграрными и полуаграрными "суверенами" со слабой промышленностью, валютами-"фантиками", погрязшими в государственных долгах перед банкирами Англии, Франции и Соединенных Штатов. Естественно, со слабенькими и осталыми армиями на уровне аравийского Хиджаза или Боливии. А главным их назначением была роль сырьевых придатков, обязанных бесперебойно отправлять великим западным державам и Японии уголь, нефть, руду, зерно, масло и мясо. Ну, еще всякие там лен, пеньку, лес, мед, воск и прочее. Во главе этих "суверенитетов" должны были стать "демократические власти" или мелкокалиберные диктаторы — одинаково слабые и продажные. Кстати, вот вам еще аналог из тех же лет: распавшаяся после революции 1911 года Китайская империя, превращенная в нищую территорию, переделенную между наркоторговцами, региональными генералами, националистами и коммунистами. При этом нещадно эксплуатируемая сильными державами.

Сегодня есть немало субчиков, утверждающих: ну, и надо было распадаться на части. Чего хорошего в Империи? Одним из первых это сделал Аксенов с романом "Остров Крым" в семидесятые. А теперь, особенно на Украине, новые националисты надувают щеки: мол, тогда, не потрапив "пид панування" клятых варваров-москалей, вошли бы мы в Центральную Европу.

Ну, что ожидало все эти осколки Российской империи при подобном повороте судьбы, можно увидеть на примере обломков Австро-Венгрии. Австрия и Чехословакия были поглощены отнюдь не самой сильной в мире Германией, которая и армии-то толком еще не имела. Югославия (называвшаяся еще королевством СХС) — разгромлена и оккупирована немцами в сорок первом, после чего погружена в пучину резни между православными, католиками и мусульманами. Венгрию хоть никто не съел, но она вынуждена была стать младшим партнером Третьего рейха и щедро оплатить кровью своих солдат предприятия Гитлера. Если брать Китай — то от него оттяпали Манчжурию и устроили ему беспощадную войну (вторжение японцев в 1931 г.), которая унесла свыше двадцати миллионов жизней. (К тому же, шла еще и междоусобная гражданская война.) А уж сколько китайцев погибло от беспросветной нищеты, наркотиков и периодических голодовок — один Бог знает. Дело в том, что времена на дворе стояли немилосердные, жестокие, далекие от нынешних представлений о гуманизме, глобализации и аутсорсинге. К тому же, всех терзал мировой экономический кризис, разразившийся в 1929-м. И потому драйвом эпохи стало создание тоталитарных и авторитарных империй, Не мудрствуя лукаво и не играя во всякие демократии, сильные грубо покоряли плохо лежавшие земли, захватывая источники сырья и дешевой рабочей силы, обеспечивая себе рынки сбыта и выгодные геополитические позиции.

Что ждало лоскутья Российской империи? Да примерно то же самое. Если приверженцы независимой Украины хотят знать, как на них смотрел Гитлер, они могут почитать его застольные беседы. Малороссов фюрер считал дикарями и недочеловеками почище поляков, намереваясь отобрать у украинцев их земли и недра. Свои виды на нас имели Япония, Польша, Финляндия и Турция. Это не считая английских колонизаторов и французов. Весь этот мусор мелких суверенитетов должен был стать добычей сильных и развитых хищников.

Итак, к 1920 году Российская империя должна была разлететься на клочки. Миллионы русских ждала участь людей второго сорта, на коих местные националистические лидеры должны были превратить в козлов отпущения и в объекты вымещения своих комплексов неполноценности — естественно, как "оккупантов", виновных за страдания коренных наций под сенью двуглавого орла.

Но случилось невероятное. Красные, подняв знамя с серпом и молотом, сумели практически полностью воссоединить распавшуюся империю и создали мир миров, страну-планету под названием "СССР". И так они первый раз обманули историю.

Казалось и тут их ждет гибель. Юный Советский Союз оказался конченой страной, не имеющей ни единой возможности выжить во враждебном мире. Жесточайшая гражданская война 1918-1922 годов оставила страну без золотого запаса, вынесла из нее самые квалифицированные кадры инженеров. Промышленный потенциал царских времен, и в лучшие свои времена слабенький, деградировал. Страна подверглась деиндустриализации, откатилась в архаику и натуральное хозяйство, 80 процентов ее жителей были селянами, пребывавшими в отсталости и средневековье. Никто не мог предложить СССР больших займов — ибо страна не могла их вернуть. А вскоре некому стало и давать кредиты: капиталистический мир завопил от боли и ужаса, скрученный невиданным кризисом. Казалось, Россию на сей раз спасти невозможно. Не имелось ни одного рыночного рычага, годного для решения задач ее выживания.

И тогда красные второй раз обманули злой рок. Где ослепительной мечтой, ярким образом и зажигающим сердца словом, а где кровью и железом они смогли мобилизовать страну и в невиданные раньше сроки построили экономическую сверхдержаву с мощной промышленностью и сильными вооруженными силами, в одно историческое мгновение покончив с неграмотностью и подготовив миллионы специалистов в науке и технике. Это было сделано вопреки всем тогдашним представлениям о границах возможного. И до сих пор рывок 1930-х выглядит фантастикой.

Однако ценой рывка тридцатых стала неустойчивость системы под названием "Советский Союз". Она сохранялась и все последующие десятилетия.

СССР продолжал жить вопреки логике истории ХХ века, изменяя ее — словно положенный в устоявшуюся схему мощный магнит. Он нес в себе многие черты обществ Третьего тысячелетия, намного опережая свое время. А потому окружающий мир был невероятно враждебен этому пришельцу из грядущего, все время пытаясь то отторгнуть СССР, то его уничтожить. Да и самому Союзу было неуютно и душно в мире ХХ столетия. Текущая реальность противилась СССР и извне, и изнутри. Мир в буквальном смысле старался вытолкнуть нас из себя, силился аннигилировать чужаков. Именно фантастичность Страны Советов объясняет лихорадочность, кризисность ее истории. Все приходилось делать впервые в мире, вопреки всем объективным обстоятельствам, сталкиваясь с невиданными вызовами — да еще и на технологической базе ХХ века, столь грубой и неподходящей для поставленных Союзом метаисторических задач. Нужны были нейтридные технологии и наноботы — а пришлось обходиться паровозами и токарными станками. Отсюда — столько ошибок, репрессий и метаний в нашей истории.

Уже знакомый вам Сергей Чернышев очень метко выразился насчет того, что и гитлеровская Германия, и СССР были прорывами в будущее, в метаисторию. На высшие уровни бытия. Но если немцам пришлось прыгать вверх всего на одну ступень, из стадии высокоразвитой машинной цивилизации, то русским-советским, спасаясь от небытия, пришлось с кровью сигать на целых три ступени вверх — из стадии патриархального, сельско-традиционного общества. Когда бородатые крестьяне сжигали трактора вместе с трактористами и злобно плевали при виде самолета, крестясь словно от нечистой силы. Сейчас говорят: "И не надо было прыгать, а по-прежнему оставаться аграрной страной!" Только молчат, черти, и не говорят: каким образом можно было с винтарями Мосина, коняшками да сабельками сражаться со стальными имперскими монстрами того времени, готовыми бросить в бой отравляющие газы, танки и наводящие ужас боевые самолеты. Хоть "юнкерсы", хоть "мицубиси", хоть "спитфайры" с "девуатинами".

Нам пришлось прыгать через стадии исторического развития, чтобы не быть растерзанными в немилосердном мире первой половины ХХ стогодия. Но за это пришлось заплатить неустойчивостью Красной планеты.

Наконец, Иосиф Сталин и в третий раз попытался обмануть историю. Со времен преемников Петра Первого Россия служила марионеткой для влиятельных западных сил, то и дело ввязываясь в войны в интересах английского, а затем французского и американского капиталов. На протяжении двух веков русский солдат то и дело лил свою кровь во имя строительства чужих империй. До тех пор, пока страна, ввязавшись в чуждую и ненужную ей Первую мировую, не лопнула от перегрузки и надрыва — но ценой своей смерти вспасла французов и англичан от немецкого стального натиска. Сталин же сумел добиться того, что Красная Россия заключила договор о ненападении с Германией и в начале Второй мировой осталась в стороне, предоставив Западу самому расхлебывать заваренную им кашу. И вот, в отличие от 1914 года, германец вошел в Париж и принялся мутузить Британию (столь много гадившую нам в прошлые времена), а русские солдаты не спешили стать "живым паровым катком" во имя спасения лондонской элиты. Этого западные элиты и всевластная финансовая закулиса простить красной Москве никак не могла, делая все, чтобы вернуть все на старую траекторию и стравить немцев с нами. (Простить того они не могут и до сих пор, на все лады повторяя штамп о "сговоре маньяков Гитлера и Сталина" летом 1939-го, совершенно замалчивая о собственной попытке сговора с фюрером в 1938-м.)

В силу всех этих причин к 1941 году СССР как система был крайне нестабилен. Рывок тридцатых, потребовав от народа множества жертв, породил миллионы тех, кто ненавидел Сталина и советскую власть. Кто-то пострадал безвинно, а кто-то — из-за своей ограниченности. (Люди в большинстве не склонны к логическому системному мышлению и не могли понять, что без сильной индустрии, созданной в сжатые сроки, страна падет добычей жестоких завоевателей. А ограниченные крестьяне вообще не видели дальше околицы родного села.) Как бы то ни было, а в стране имелось немало озлобленных, способных стать пятой колонной агрессора. И еще множество тех, кто в случае войны был готов просто бросить оружие и сдаться в плен или утечь до дому.

Именно эту чудовищную внутреннюю напряженность немцы чувствовали и пытались использовать. Они считали, что Союз походит на раздувшийся от внутреннего давления шар. Или самовзрывающийся плод диковинного тропического растения в стадии перезрева. Ткни в него — и он как лопнет!

Невероятное напряжение царило и в правящем эшелоне СССР. Утверждения о том, что Сталин был всевластным диктатором, способным кроить реальность по собственному хотению — сказки. Драма заключалась в том, что в 1917-м к власти пришли те, кто желал зажечь пожар мировой революции, а Россию рассматривал как топливо для костра, как страну, которую не жалко выпотрошить для этого заживо — а потом отбросить прочь за ненадобностью. Люди с такими взглядами составили государственный аппарат раннего СССР, верхушку его армии и спецлужб. Никакой Красной империи взамен рухнувшей царской они строить не желали. А Сталин ее строил. И к 1937 году был просто вынужден уничтожить революционную элиту как совершенно негодную для задач создания мощной индустриальной державы. И не просто негодную, но и вредную. Ведь она не пускала наверх и душила тех, кто умел строить и созидать, а не подрывную работу вести или зажигательные речи произносить. Обстановка была сродни нынешней, когда революционная элита 1990-х годов, умеющая только приватизировать, запускать ручонки в казну, отнимать и делить, в 2000-х оказалась совершенно бессильной что-либо строить и развивать, превратившись в настоящую удавку на шее страны. Но если, скажем, Путин 2000-2008 годов оказался заложником такой верхушки и обрек РФ на позорный застой, то Сталин в 1937-м не побоялся физически перебить прежнюю партийно-государственную знать.

Но сколько же уцелевших чиновников и партийных функционеров возненавидели Сталина за этот шаг! Сколькие к сорок первому году желали сбросить его с трона любой ценой!

Все это усугублялось стремлением Сталина ограничить власть коммунистической партии. С 1936 года он предпринимает большие усилия для того, чтобы отстранить партию от руководства экономикой и госаппаратом, оставив в ее ведении только постановку стратегических целей, подбор кадров и идеологическую борьбу. Сталин даже пробовал провести первые выборы в советы на конкурентной основе. Но партийные чиновники властью поступаться не желали. (Эти попытки И.В.С. подробно, строго на документальной основе описаны историком Ю.Жуковым в трудах "Неизвестный Сталин" и "Сталин: тайны власти".) Потерпев неудачу с выборами, Сталин занялся истреблением старых кадров, а в 1938-м вновь вернулся к попытке разгосударствить коммунистическую партию. Однако и здесь дело шло крайне трудно, сопровождаясь мучительными перестройками аппарата управления, сокращением и восстановлением наркоматов-министерств.

Поэтому Гитлер с полным правом мог рассчитывать на возможный государственный переворот в Москве в случае крупных поражений советских войск на западной границе. Мол, несколько чудовищных окружений-"котлов", разгромленных армий и взятых городов — и Сталина вполне могут сместить заговорщики, которые затем ради сохранения власти пойдут на капитуляцию перед Германией. Причем новая власть не обязательно могла быть коммунистической. Вполне просматривался вариант генерала-диктатора, который объявил бы о запрещении компартии, роспуске колхозов и приватизации части экономики. Для переворота в Москве совсем не обязательно было доходить до Урала. Хватило бы и поражающих психику советской верхушки операций в Белоруссии, Прибалтике и на Украине.

Наконец, назовем еще один фактор неустойчивости Советского Союза в 1941 году. Назовем его незрелостью советской машинно-индустриальной цивилизации.

Основную массу офицеров и солдат Красной армии 1941 года составляли вчерашние крестьяне или крестьянские дети. Они еще не научились толком использовать все возможности техники. Носители крестьянского по структуре сознания по определению уступали немцам, детям цивилизации механизированной, городской, стальной. Горожанин в "войне моторов" безусловно выигрывает у крестьянина. Немцы в своей индустриальной революции на 60-70 лет опережали русских. Поэтому СССР, конечно, превосходил Германию по числу танков, пушек, самолетов. Однако управляли всем этим сельские, в общем-то, хлопцы. А потому армада, сконцентрированная Москвой у границ СССР к лету сорок первого, оставляла желать много лучшего в вопросах организации частей, в деле связи и взаимодействия. Мы еще не умели пользоваться новой для себя моторизованно-бронированной мощью, причем неумение это распространялось и на высший командный состав. Вот хрестоматийные примеры. Скажем, создавая мощный танк Т-34, его снабдили толстой броней и сильной пушкой, способной сразить любой танк Третьего рейха. Но при этом его снабдили убогими системами наблюдения за полем боя. Если у немцев стояла хорошая оптика, то на ранних "тридцатьчетверках" — примитивный перископ из двух отполированных стальных листов-зеркал. Разглядеть из него что-нибудь было невозможно. У немецких танков имелась на башне командирская башенка для озирания поля боя, и у Т-34 сначала ее не было. То же самое и в организации: зрелые "индустриальщики", немцы создали компактные танковые дивизии, введя в их состав автомобилизированные части сопровождения: пехотные, артиллерийские, инженерно-саперные, связи и разведки, мобильные техслужбы. Получился довольно совершенный боевой механизм, способный самостоятельно решать многие задачи. Наши же незрелые умы увлеклись созданием громадных танковых орд, лишенных таких же мобильных стрелков, пушкарей, саперов и т.д.

Как это ни обидно для русской гордости, но больше всего в сорок первом мы походили на турок XVIII столетия и даже более позднего времени. У тех турок-османлисов, читатель, формально имелся отличный флот: с прекрасными по тем временам многопалубными парусными линкорами, ходкими и с днищами, обшитыми медными листами. Ведь строились эти линейные корабли и линкоры по лучшим западным образцам. Имелись на османском флоте отличные пушки, отлитые в Англии и Франции. Однако экипажи кораблей, все эти гальонджи-матросы, по психологии своей отставали от имевшейся у них техники на целую эпоху. И поэтому турки всегда, сталкиваясь с меньшими силами русских, терпели сокрушительное поражение, невзирая на техническое совершенство своих кораблей и численный перевес. Хотя у русских корабли были зачастую даже хуже по качеству. Восемнадцатый век принес сокрушительные поражения турецкого флота — при Чесме, Очакове, Калиакрии, Фидониси. Адмирал Ушаков буквально вымел турецкие ВМС из Черного моря. Позже турки также терпят морские поражения: при Наварине и Синопе. И даже в войну 1877-1878 годов, когда Турция обладала подавляющим превосходством на Черном море и Дунае (броненосцы, паровые бронепалубные фрегаты и канонерские лодки, мониторы), она не смогла противостоять русским на небронированных пароходах и хрупких паровых катерах. Причина — все та же. В отставании развития людей, все еще принадлежавших аграрно-средневековой эпохе.

Вот и мы в 1941-м походили на турок. Правда, турки так и не смогли преодолеть разрыва, не выиграв ни одной битвы. А вот мы учились очень быстро и скоро стали наносить поражения западному врагу. Однако в июне 1941-го все было еще впереди, и техника с оружием в Красной армии оказались в руках еще неученых.

Крестьянское "вчера" русских-советских предопределило многое в катастрофе сорок первого. Например, мы по-детски увлеклись созданием громадных по численности соединений, погнались за количеством дивизий и мехкорпусов, совершенно забыв о технологиях организации и связи. И без этого сильнейшая на бумаге армия превратилась в неуправляемую по сути массу. РККА лета сорок первого перешла порог сложности, возможности штабов с их телефонами, посыльными и громоздкими радиостанциями на порядок не соответствовали тем сложным организмам, коими штабы должны были управлять. Или чего стоили все тысячи советских самолетов, если авиация не управлялась, как у гитлеровцев, централизованно, оказалась раскиданной по фронтам, да еще не имела ни радиосвязи, ни развитой службы наземных наводчиков? Поэтому численное превосходство красного воздушного флота оказалось сведенным на нет, враг бил наших пилотов пачками, а единственным видом авиации, имевшим централизованное командование, была тяжелобомбардировочная авиация. Ее-то и пришлось бросать на решение фронтовых задач, без прикрытия истребителями. Отчего и она погибла.

А против нас стоял меньший по численности, но зато лучше организованный и управляемый враг, уже получивший бесценный опыт молниеносной войны. Кстати, а вы не задумывались, в силах ли люди с крестьянской психологией быстро постичь секреты молниеносной войны-психотриллера? Ведь блицкриг — это борьба не за пространство, а за время. Блицкриг подразумевает бешеный темп операций, действие на опережение, согласование во времени множества как бы разрозненных операций. Вспомните операции немцев в Европе, напоминавшие хорошо разработанные или сымпровизированные гангстерские акции. Тут надо было увязывать действия подпольщиков из пятой колонны, акции высадившегося воздушного десанта, движения танково-механизированных кулаков, маневры флота и налеты ВВС. Войны в таком темпе могли вести только люди, отцы и деды коих давно привыкли к ритму жизни с секундами и минутами на циферблате, люди городские и индустриальные. С развитым чувством линейного времени, выработанным среди заводов и фабрик, среди станков и машин, в царстве хронометража, графиков и диаграмм.

А русские в душе оставались крестьянами, чье время - неспешно и циклично. Крестьянин не знал, что такое секунды и минуты. Сами наручные часы в нашей стране тогда были величайшей редкостью. Естественно, наши не смогли до конца понять, какой противник нам противостоит. И реальное столкновение с ним стало для русских беспримерным по тяжести потрясением.

К тому же, и досоветская история Россия имела примеры развала частей с крестьянской психологией при столкновении с индустриальным противником. Если вы прочитаете записки графа Игнатьева ("Пятьдесят лет в строю") в части, касающейся Русско-японской войны, то узнаете, что уже в 1904 году он встречал солдат, норовивших уйти с фронта домой, приговаривая: "Не наша это война — пора по домам двигать". А развал русской армии в Первую мировую вообще стал притчей во языцех. Вот и в сорок первом немцы рассчитывали на формулу: "Потрясение — развал — массовое дезертирство — шок".

Но мы смогли с ними справиться и не сломились, разрази меня гром! Более того, смогли совместить крестьянскую стойкость с технической сметкой!

Да, Гитлер не так уж и ошибался, рассматривая вооруженные силы СССР 1941 года как плохо организованные полчища, которые можно рассеивать, рассекать и окружать, как делали подобное небольшие силы Александра Македонского с нестройными ратями персов. Кое-что чувствовал и Сталин, изо всех сил старавшийся оттянуть во времени войну с Германией. Догадывался он о незрелости, "сырости" советской военной системы. Чай, не зря изучал итоги и уроки войны с финнами в сороковом. Понимал, что юные, в общем-то, военные силы индустриального СССР страдают множеством детских болезней роста, и это тоже - последствия перепрыгивания, совершенного страной через ступени исторического развития...

Итак, с чисто материальных позиций СССР был несокрушим. Но в психологическо-моральной сфере он действительно был нестабильной системой в опасном периоде развития. И уничтожить нашу страну немцы могли только с помощью все того же блицкрига-психотриллера.

Что они и попытались сделать!

- "Крещение огнем (том I): Вторжение из будущего"-Максим Калашников,

Подпись автора

"Меня здесь нет".

" VITA est VIA "

10

Секретный союз Гитлера

ОТСУТСТВИЕ ИСТОРИЧЕСКОЙ ЛОГИКИ?

Мухин Ю.И. "Опасная тайна" ...На валютных рынках мира властвовал британский фунт стерлингов, и тогда с ним тоже довольно яростно, но до поры безуспешно, конкурировал доллар США. Однако началась война, фунт ослаб, а после войны и вовсе сдался, и финансовые рынки наконец захватил молодой агрессор. Вот и возникает вопрос – а не связаны ли между собой два этих события: победа союзников над Германией и победа доллара над фунтом стерлингов? Ведь очевидно – чтобы доллар победил английский фунт, нужно было, чтобы Британская империя изнурила себя непомерными и непроизводительными тратами своего золотовалютного запаса – основы стабильности валюты, используемой для расчетов на мировом рынке, а такими тратами является участие в длительной мировой войне. И как Британская империя не избегала такой войны, как не предавала для этого всех своих союзников и друзей, но во Вторую мировую все же вляпалась.

А теперь обратите внимание, как упорно США пытаются сегодня втянуть Европу в непрерывно раздуваемые американцами все новые и новые военные конфликты (в Сербии, Афганистане, Ираке). Это ни на какие мысли не наводит в связи с тем, что доллар на глазах хиреет? Теперь о белых пятнах истории Второй мировой войны.

Читаем в журнале «Итоги» статью о Мюнхенском сговоре, в статье С. Иванова :
«Ровно 60 лет назад, 30 сентября 1938 года, около 8 часов утра в Праге приземлился самолет чешского посла в Берлине Войтеха Мастны. Он был единственным чехом, допущенным на закрытое совещание в Мюнхене, на котором великие державы решали судьбы Чехословакии. Растерянный Мастны привез с собой приговор, вынесенный там накануне его несчастной родине. В 9 утра посла принял президент Эдуард Бенеш. То, что он услышал, заставило его немедленно пригласить в Градчаны министров, генералов и лидеров партий. Когда все собрались, министр иностранных дел Камилл Крофта сказал, что он вынужден произнести самые страшные слова в своей жизни: Германия ультимативно требует, чтобы в течение ближайших десяти дней ей была передана вся Судетская область, а также граничащие с Австрией районы, где немецкое население составляет хотя бы половину. Италия, Англия и Франция поддерживают эти требования. Несмотря на то, что с последней Чехословакию связывает союзный договор, Париж не собирается и пальцем пошевелить, чтобы спасти чехов. Собственные территориальные притязания к стране выдвигают Польша и Венгрия. Положение безвыходное. Закончил Крофта так: «Теоретически ультиматум можно отвергнуть. За этим последуют германское вторжение, польская агрессия и война, в которой нас никто не спасет. Неизвестно, помогут ли нам Советы и будет ли эта помощь эффективна».

За последние годы было сказано столько справедливых слов о чудовищном сговоре Сталина с Гитлером, приведшем к разделу Восточной Европы в 1939–1940 годах, что как-то забылось другое: советские учебники истории не лгали, Англия и Франция действительно боялись Германии, всячески пытались не сердить Гитлера и толкали его на Восток. СССР же и в самом деле предлагал в 1938 году Чехословакии свою помощь, но та отвергла ее — не исключено, что и из классовых соображений. Кроме того, малые страны Европы, стараясь ни в чем не отстать от больших, и сами были готовы растерзать друг друга: Венгрия — Румынию, Болгария — Грецию, Польша — Литву и т.д. Старый Свет содрогался от спазмов всеобщей агрессии.

Но вернемся в Градчаны. Начальники штабов доложили, что сопротивление вермахту невозможно. В 11.30 собрание решило принять ультиматум. Все разбрелись в состоянии глубокой подавленности. Через час Крофта принял послов Англии, Франции и Италии. Он был краток: «От имени президента республики и правительства я заявляю, что мы подчиняемся решению, принятому в Мюнхене без нас и против нас. Мне нечего добавить». По словам итальянского посла Френечино Франсони, министр выглядел сломленным. Когда они попытались выразить ему соболезнование, он раздраженно оборвал их: «Все кончено. Сегодня наша очередь — завтра настанет очередь других!» Его слова оказались провидческими.

В 5 часов вечера премьер-министр Ян Суровы выступил по радио с обращением к нации. Прага погрузилась в уныние. Демонстрации протеста были спорадическими и беспомощными. Все понимали, что нет никакого выхода, кроме капитуляции, и что эта уступка не станет последней. Всеми владело чувство обреченности. Ночью чешские войска начали отступление из района Богемского леса. По словам одного британского наблюдателя, «солдаты шли мрачные и молчаливые. Никто не разговаривал, не пел и не смеялся». На следующий день в два часа немцы пересекли границу Чехословакии. Стране оставалось существовать меньше полугода».

В целом, как видите, в статье есть объективные моменты. Но старательно вбиваются в голову две пропагандистские идеи:

- о том, что определил войну пакт о ненападении между СССР и Германией, хотя такие пакты к 1939 г. с Германией были у всех, кроме СССР;
- и что Англия, Франция и Чехословакия «перепугались» Гитлера, который всего несколько лет, как начал вооружаться и создавать армию.

Как Франция, Англия и Чехословакия могли перепугаться Германии, которая была тогда во всех отношениях многократно слабее каждой из первых двух стран, а в военном отношении — ненамного превосходила даже маленькую Чехословакию — европейского экспортера оружия? Почему внешне бессильный Гитлер вдруг заговорил с этими сверхдержавами с позиции силы — какую силу, уравнивающую его шансы, он имел для этого?

Далее, Гитлер — злодей, но, сообщив об этом, «беспристрастные историки» как-то забывают сообщить, что одновременно он был великим государственным и военным деятелем, причем, такой величины, что нынешние государственные деятели по своему интеллекту Гитлеру и в подметки не годятся. Кроме этого, в отличие от помянутых нынешних госдеятелей, все дела Гитлера были подчинены интересам Германии, правда, так, как он их понимал.

Однако сегодня в истории есть события, которые можно объяснить только какой-то дремучей глупостью Гитлера, какими-то негосударственными мотивами его действий, его психической и умственной ненормальностью. И надо сказать, что практически все историки именно этой ненормальностью человека, который своим интеллектом повел за собою всю Германию, все события истории и объясняют.
Вот типичный портрет Гитлера в изложении западной исторической мысли.

«Беспристрастные исследователи сходятся на важности роли Гитлера не только для истории Третьего рейха, но и для истории XX века в целом. Он шел к политической власти с помощью жестокости и лжи, используя любые средства для покорения других народов. К моменту самоубийства он разрушил структуру мира, в котором жил, и вымостил дорогу для еще больших возможностей для разрушения. Та огромная власть, которой он обладал, была беспрецедентной, особенно что касается промышленных ресурсов, которые он контролировал. Его идеи были ветхими и поношенными, но его методы — в духе Макиавелли — были украшены атрибутами современных технологических достижений. И на пути к власти, и во время своего правления он использовал ложь, террор и крайнюю жестокость, но все это не уберегло его от краха. В глазах всего мира Гитлер стал олицетворением дьявола.

Его наследие — это память об одной из самых ужасных тираний за всю историю цивилизации.

Существует три основных точки зрения относительно жизни и деятельности Гитлера. Для германских националистов всех мастей он являлся величайшим национальным героем, боровшимся против несправедливого устройства мира и сумевшим снова поднять Германию на вершину мирового господства. Для небольшой группы историков-ревизионистов Гитлер был уникальным политическим гением, который оказался способным эффективно использовать чужие ошибки и дипломатические промахи в духе Фридриха Великого. Для самой большой группы исследователей, однако, Гитлер представляется лишенным морали дьявольским гением, который привел западную цивилизацию к краю пропасти, почти уничтожив ее перед этим. Только на нем, утверждают они, лежит вся ответственность за ужасы и варварство Третьего рейха. Будучи человеком с нарушенной психикой, он обнаружил в измученном душевном состоянии германского народа, пережившего шок от поражения в 1-й мировой войне, отражение собственной нездоровой психики, крайнего расстройства и враждебности. Всю жизнь он, будучи австрийцем, упрямо олицетворял себя с немецким народом и, будоража его своими гипнотическими ораторскими способностями и злобной пропагандой, находил в этом отдушину для собственной ненависти и честолюбия. Его интуитивное понимание немецкого духа было необычайным. Гитлер добился поразительного успеха — чего не удавалось никому ни до него, ни после — внедрить чудовищную тиранию в народ, внесший в прошлом столь огромный вклад в европейскую культуру. Стечение обстоятельств вознесло его из уличного оратора на вершину власти в Германии. Чтобы свергнуть его — потребовалось объединение всех сил мира ».

Как видите, по «компетентному мнению» историков, Гитлер, оказывается, был сумасшедший и совершенно случайно («стечением обстоятельств») заразил сумасшествием весь немецкий народ, а потом и почти всю остальную Европу, – вот и вся причина начала Второй мировой войны. Простенько, надо сказать. Но ведь даже поступки сумасшедших поддаются объяснению, пусть и какой-то больной логикой, почему же событиям 1939 г. у «беспристрастных исследователей» нет никаких объяснений?

Сама же Вторая мировая война началась с немецко-польской войны и, прежде всего, возникает вопрос, — а зачем Гитлер напал на Польшу? Этот вопрос до сих пор не объяснен, а он далеко не праздный. Ведь конечной целью военных устремлений Гитлера был захват СССР. А Польша вместе с Гитлером стремилась к войне с СССР, мечтая о «Ржече Посполитой от можа до можа» (от Балтики до Черного моря). И с приходом Гитлера к власти в Германии, у Гитлера не было более верного союзника, чем Польша, поскольку в то время даже Муссолини был себе на уме. Геббельс в дневниках восхищался Пилсудским – тогдашним диктатором Польши, одно время для совместной войны с СССР командование совместными немецко-польскими войсками предполагалось поручить именно маршалу Пилсудскому. Польша без колебаний заключила с Гитлером пакт о ненападении сроком на 10 лет, а вот с СССР, после долгих проволочек, всего на 3 года. Польша своими действиями разрушила Восточный пакт — антигитлеровский союз, который СССР хотел создать в Европе. До начала 1939 года Польша была соучастником Германии во всем том, что на Нюрнбергском процессе в 1946 году было признано преступлениями против человечества.

Численность населения Германии и Австрии была 80 млн. человек, Польши (вместе с оккупированными в 1920 г. территориями Украины и Белоруссии) — более 35 млн. Итого: 115 млн. А численность населения СССР — около 170 млн. Добавить к союзу Польши с Германией Румынию (20 млн. человек) и Венгрию (9 млн.) и будет численность, сопоставимая с численностью СССР, даже в военнообязанном населении. И плюс благосклонное отношение к этой войне Англии и Франции, – победа гарантирована.

А что дала Германии война с Польшей? Численность немцев осталась прежней (потери в войне с Польшей — 17 тыс. человек), призвать поляков в немецкую армию можно было только ограниченно, а СССР довел численность своего населения до 193 млн. человек за счет освобожденных украинцев и белорусов, да еще и отодвинул границы от своих жизненно важных центров. Плюс — Англия и Франция объявили Германии войну.

Если уж Гитлеру очень хотелось подчинить Германии Польшу военным путем, а не обычным своим путем – с помощью путча «пятой колонны» в Польше, то почему было не сделать это после уничтожения главного врага — СССР? Ведь поляки рвались в бой с СССР до самого конца — немцы уже и войска вывели к их границе, а поляки и слушать не желали про договор о взаимопомощи с СССР.

И ведь случилось все как-то внезапно. В октябре 1938 г. союзники — Польша, Венгрия и Германия — захватили у Чехословакии часть территории (немцам — Судеты, а полякам — Тешинскую область Силезии). Казалось — два бандита грабят и между ними должна быть идиллия. А уже в марте 1939 г. немцы захватывают остатки Чехословакии и, вместо того, чтобы вместе с Польшей начать подготовку к войне с СССР, вдруг через неделю рвут пакт о ненападении с Польшей и выдвигают ей ультиматум, вызвавший войну.

Что случилось с немцами, кто на них надавил, кто заставил их напасть на Польшу?
Или такой вопрос. Разгромив в сентябре 1939 года Польшу, Германия в апреле 1940 года захватывает Данию и высаживается в Норвегии. В мае атакует франко-британские войска во Франции, предварительно захватив Бельгию и Голландию, и в июне принуждает Францию капитулировать. Через Ла-Манш до Англии морем всего несколько десятков километров пролива, немцы могли отгородить минами участок этого пролива и защитить его береговой артиллерией от британского флота, завоевать над Ла-Маншем господство в воздухе, а затем форсировать Ла-Манш и высадить войска на Британских островах. (Провести такую же операцию, какую в 1944 г. провели англо-американцы, но уже против Германии.) И этой высадкой немцы могли бы либо захватить Англию, либо принудить ее к миру, а при подписании мирного договора с ней, выбрать из ее колоний те, которые понравились бы, в том числе и в Северной Африке.

А что делает Гитлер? Он, действительно, после победы над Францией летом 1940 года абсолютно логично готовит войска и средства для захвата Англии (операция «Зеелеве»). Но потом вдруг отменяет высадку на Британские острова, а в конце 1940 г. посылает корпус генерала Роммеля за тысячи километров, через забитое английскими кораблями и подлодками Средиземное море воевать с англичанами в Северную Африку! Зачем?! Сегодня историки отвечают — Гитлер хотел помочь Муссолини в войне с англичанами в Ливии. А кто доказал, что Муссолини нужна была эта помощь и что он хотел воевать с англичанами именно в Африке? Ведь 26 июня 1940 г. он писал Гитлеру:

«Фюрер! Теперь, когда пришло время разделаться с Англией, я напоминаю Вам о том, что я сказал Вам в Мюнхене о прямом участии Италии в штурме острова. Я готов участвовать в нем сухопутными и воздушными силами, и Вы знаете, насколько я этого желаю. Я прошу Вас дать ответ, чтобы я мог перейти к действиям. В ожидании этого дня шлю Вам товарищеский привет. Муссолини».

А после захвата Британских островов воевать в Ливии не было бы необходимости.
Почему не задать себе вопрос — кто отменил высадку Гитлера и Муссолини непосредственно на Британские острова, кто погнал их в далекую Африку? К середине 1943 г. корпус Роммеля, из-за невозможности его снабжения в Африке, все же сдался. Немцы потеряли более 100 тыс. убитыми и пленными. Во имя чего? Во имя чего пошел на эти потери Гитлер, который за первый год войны (в течение которого он захватил почти всю Европу) потерял всего 67 тыс. человек?
http://www.algoritm-kniga.ru//index.php … ;Itemid=33

Подпись автора

"Меня здесь нет".

" VITA est VIA "

11

Историки: количество погибших немецких солдат сравнимо с военными потерями СССР

Российские и немецкие историки оспорили цифры военных потерь гитлеровской коалиции. До сих пор все исследователи опирались на пропагандистскую статистику ведомства Геббельса. При этом, количество известных немецких могил только на территории бывшего СССР вдвое превышает официальные данные.

Данные новых исследований по истории Второй Мировой войны приводит сегодня РБК daily. Несмотря на значительный срок, прошедший после окончания Второй мировой войны, есть страны, которые до сих пор не смогли подсчитать свои демографические потери. И, как это ни странно, в их число входит Германия. В отличие от России, чьи историки, казалось бы, вдоль и поперек испахали тему потерь в Великой Отечественной войне, немцы считают своих погибших только по геббельсовской статистике военной поры. Причем эти данные настолько занижены, что количество известных немецких могил на территории бывшего Советского Союза превышают их почти в полтора раза.

Столь невероятная ситуация сложилась по нескольким причинам, главная из которых – проигрыш Германии в войне и разделение страны на две независимые друг от друга части. Огромное количество архивов было разделено между ФРГ и ГДР, и исследователи долгое время не имели возможности объединить поиски. Кроме того, в рядах вермахта кроме немцев служили представители других стран, на тот момент присоединенных к Третьему рейху и не учитывающихся современными авторами.

«Людей на войне не жалели ни наши, ни немцы, – рассказывает РБК daily ведущий научный сотрудник центра военной истории Института российской истории РАН Татьяна Бушуева. – К примеру, для подсчета советских павших очень тяжелым является 1941 год, потому что это была настоящая катастрофа. Подсчитать тех павших можно приблизительно. Для немцев ситуация еще хуже, потому что такой же катастрофой для них выдался последний период войны – с 1944 по 1945 год».

Информация о потерях в Германии поступала сразу из трех источников. Действующие на Восточном фронте войска не всегда принадлежали только сухопутным силам. Вместе с ними воевали дивизии ВВС и ВМФ, и личный состав инспектировался в них уже другими ведомствами. Затем через генеральные штабы данные складывались и озвучивались официальной пропагандой.

«Не секрет, что они нередко занижались властями, – сообщил РБК daily директор Института российской истории РАН, член-корреспондент РАН Андрей Сахаров. – Ими оперировала геббельсовская пропаганда, и вся беда состоит в том, что даже сейчас, после войны, историкам приходится обращаться к этим цифрам, потому что многие архивы были просто уничтожены».

Погибшими гитлеровцы считали чуть больше 2,5 млн своих соотечественников. Хотя только количество известных могил на территории бывшего СССР составляет более 3,2 млн. И в последние годы благодаря деятельности поисковых групп их число значительно выросло и по косвенным оценкам приближается к 4 млн. Кроме того, в число официальных погибших не входят немцы, убитые в 1945 году. А именно за последние четыре месяца войны прошли самые кровавые для сухопутных сил Германии бои, и информация о потерях в них исчисляется лишь косвенно. Так, в трудах историка Буркхарта Мюллера-Гиллебранда, бывшего генерал-майора вермахта, в январе-мае 1945 года на Восточном фронте было потеряно пропавшими без вести или взятыми в плен 1,5 млн человек. По данным советского Генерального штаба, изложенным в работах комиссии Минобороны и Российской академии наук под руководством Григория Кривошеева, за период с 1 января по 9 мая 1945 года было взято в плен 1,94 млн человек. После 9 мая на Восточном фронте капитулировали еще 1,284 млн военнослужащих. Количество убитых немцев описывается в этот период лишь гипотетически.

«Основываясь на этих данных, военные историки сделали вывод, что количество немецких погибших на Восточном фронте переваливает за 4 млн», – продолжает Татьяна Бушуева. «Но результаты эти отнюдь не достоверны, потому как не учитывают очень многие моменты, такие как невозможность доверия официальной пропаганде как советской, так и германской. Многим известны рассказы жителей, что после боев огромное количество немцев хоронили в общих ямах. О каком учете могил можно вести речь, когда местное население, уставшее от зверств нацистов, выказывало свое презрение трупам оккупантов» , – отметила эксперт.

Помимо этого вместе с немцами воевали и дивизии из других стран, и наиболее многочисленные – из Венгрии и Румынии. Вместе с ними, исходя из официальных данных, гитлеровская коалиция на Восточном фронте потеряла более 5 млн человек убитыми. Однако, к примеру, генерал армии доктор исторических наук Махмут Гареев приводит цифру 7 млн. Исчисление проводится достаточно простым, но эффективным способом. Через ряды вооруженных сил Германии за годы войны прошли 21,2 млн человек. Если взять известное количество погибших на Восточном фронте (более 4 млн), прибавить к ним павших на других фронтах (1,4 млн), переданных в промышленность (2 млн), уволенных по ранению, болезни, осужденных, дезертиров и т.д. (2,5 млн) и плененных (около 3 млн), а также оставшихся в вермахте на момент капитуляции (4,8 млн), получим цифру участвовавших в войне немцев 18 млн человек. Неучтенными как раз остаются еще 3 млн человек, и скорее всего эти люди пали в боях с Красной Армией на территориях СССР, Польши и др. государств. Тем самым более-менее правдоподобные демографические потери германской армии составляют более 7 млн человек и около 8 млн вместе с союзниками. Но это лишь косвенные цифры.

«Для сравнения Красная Армия понесла убитыми и умершими в госпиталях 6,1 млн, плюс 2,5 млн пленных были затравлены гитлеровцами в концлагерях. Всего 8,6 млн военнослужащих», – рассказл РБК daily ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН Владимир Невежин. Остальные потери СССР, составляющее 18 млн человек, приходятся на мирное население оккупированных территорий, пострадавшее в результате массового фашистского геноцида. То есть всего мы потеряли в войне около 27 млн. человек.

Новый Регион

Подпись автора

"Меня здесь нет".

" VITA est VIA "

12

http://www.pobediteli.ru/
Мне это показалось интересным....

Подпись автора

http://keep4u.ru/imgs/b/080428/d9/d95b7f6b023d08efb3.jpg

13

не знаю..в эту ли тему пост(((
но явно не в тему дня Победы...
Грустная история из жизни..
Спрашиваю одного ребенка..12 летннего ученика одной из школ:"Кто такой Гитлер"..ответил, что нападающий сборной Германии по футбоу..абсолютно серьезно((( Кому вопросы?
Другого 16 ребенка засекла во время шнурования георгиевской ленточной кроссовок((
на вопрос "Что делаешь?",ответил "так стильно"...пришлось минут 40  делать ему "промывание мозгов"...так мало он понял...
закончился день коллективном просмотром фильма "мы из будущего")

Подпись автора

http://sign.kards.qip.ru/images/sign/3b/bf/245563.jpg

14

Червонопиский: Если так пойдет, окажется, что рейхстаг штурмовали американцы, а главными борцами с фашизмом были воины ОУН-УПА

http://www.mignews.com.ua/data/Articles/MainPhoto/302334.JPEG

Председатель Украинского союза ветеранов Афганистана (УСВА) Сергей Червонопиский отстаивал права своих боевых побратимов в советское время, продолжает их отстаивать и сейчас. Только, по его признанию, делать это становится все труднее и труднее.

ВЕТЕРАНАМ НЕ ПОЗАВИДУЕШЬ

- Раньше, в Советском Союзе, мы думали, что вот, мол, придет новое время, придет новая власть, и отношение к нам, ветеранам Афганистана, станет лучше. Но с каждым годом, с каждым правительством поводов для радости становится все меньше, - считает Сергей.

- Почему?

- Еще раз подтверждается грустный факт, что в стране отсутствует реальная стратегия защиты ветеранов от социально-экономических и правовых неурядиц, которые сегодня пронизывают все сферы их жизни. А это, в первую очередь, медицинское обслуживание, обеспечение жильем, установление справедливых коммунальных тарифов, бесплатное выделение автотранспорта, право на бесплатный проезд и многое другое. С транспортной проблемой ветераны сталкиваются, пожалуй, чаще всего. Ведь для людей, которые передвигаются в инвалидной коляске, сегодня практически невозможно самостоятельно пользоваться метро, автобусом и порой даже спуститься в пешеходный переход.

- Но у вашей организации есть и достижения?

- Одним из достижений УСВА на общегосударственном уровне было установление памятников и мемориалов жертвам войны. И хотя об “афганцах”, как и об остальных героях Украины, чиновники вспоминают лишь раз в году, зато исторический урок “бессмысленной” войны, возможно, убережет молодое поколение от подобных ошибок.

- Какие проблемы у ветеранов-”афганцев”, как украинское общество к ним относится?

- Если в двух словах, то украинский народ относится хорошо, а государство - плохо. Конечно, что-то и государство делает. Но, по нашему мнению, могло бы сделать и гораздо больше. Украинский народ открывает памятники погибшим “афганцам”, любит нас. А государство хочет лишить льгот, лишить всего.

- Как это ни горько, но государство не очень-то заботится не только об “афганцах”, но и вообще о ветеранах.

- А ведь в сегодняшнее беспокойное и ответственное для страны время именно умудренные жизнью ветераны должны сказать, и говорят свое веское слово. К нему обязаны прислушаться политики. Особенно те из них, кто, игнорируя проблемы старших поколений и социальные права ветеранов, отдают свои силы, энергию и ум борьбе за власть ради власти. Проблема вступления в НАТО, газовые войны, полупарализованный парламент, смахивающая на грабеж приватизация стратегических объектов - это реалии сегодняшней Украины.

Политизированной стране не до проблем многомиллионной армии ветеранов. Властью сознательно игнорируется проблема не только старения, но и вымирания граждан своей страны. У нее не вызывает большой тревоги статистика, согласно которой средняя продолжительность жизни украинцев на 10-12 лет ниже, чем в странах Евросоюза. Или то, что на тысячу наших сограждан трудоспособного возраста уже приходится 795 пенсионеров. При этом ветеранов Великой Отечественной войны с каждым годом становится все меньше. Поэтому их эстафета в патриотическом воспитании молодежи переходит к нам, “афганцам”.

- Вы говорите, что ветеранов Великой Отечественной становится все меньше. Но есть еще и ветераны УПА. Как вы к ним относитесь?

- Тут, на мой взгляд, нужно подходить осторожно. Были среди воинов УПА те, кто воевал или неосознанно, или по патриотическим соображениям. Но ведь были и те, кто сознательно служил нацистам, совершал преступления. Им прощения нет. Как можно таких пособников фашистов реабилитировать? Мы, ветераны Афганистана, на себе испытали колебания общественного мнения, политическую конъюнктуру. Сначала нас замалчивали, потом стали приглашать в президиумы, а после перестройки вообще объявили захватчиками чужих земель.

Однако я никогда не мог представить, что такая градация коснется ветеранов Великой Отечественной. Мы сегодня являемся свидетелями попыток переписать историю Великой Отечественной войны, назначить новых героев. Если так пойдет и дальше, то окажется, что рейхстаг штурмовали американские солдаты, а главными борцами с фашизмом были воины ОУН-УПА. Да, необходимо говорить правду о войне - о штрафбатах, о приказе Сталина “Ни шагу назад”, но нельзя забывать главного: советские люди победили не немцев, не Гитлера, они победили мировое зло - фашизм.

КТО ВИНОВАТ?

- Судя по вашим словам, ветеранам-”афганцам” сейчас приходится несладко. Возникают сакраментальные вопросы: кто виноват и что делать?

- Мы вынуждены признать, что авантюрно-помаранчевый дух и стиль все еще остаются ведущими в украинской внутренней политике. Эксперименты с бюджетным урезанием социальных льгот ветеранов стали еще более жесткими. Предыдущие поколения законотворцев добились введения в законы нормы прямого действия. Новые же изменения возвращают нас к старой системе, при которой Кабинет министров все основные выплаты берет в ручное управление.

Это касается и выплат ко Дню Победы, и обеспечения санаторно-курортного лечения. Программой “Украинский прорыв: для людей, а не политиков” правительство уже взяло на себя обязательства внедрить поэтапную замену льгот адресной помощью и, цитирую, “осуществить пересмотр и по его результатам упразднить законодательное обеспечение льгот, предоставление которых будет признано необоснованным”. То есть нас возвращают к небезызвестной стратегии, упраздненной под давлением наших же протестных акций.

И сейчас, как никогда ранее, многое зависит от консолидированных ветеранских совместных действий. Противники социального благополучия ветеранов позволили себе домыслить, что ветераны совсем состарились, что им не хватает сил и здоровья вступать в активную борьбу, что ветеранское движение дезориентировано, разобщено политизацией. Но, как говорилось военной порой, противник в очередной раз просчитался. Молодое поколение ветеранов-интернационалистов является достойным преемником ветеранов Великой Отечественной, и в часы решительных испытаний мы предложили укрепить наше организационное единство.

У нас общая позиция по ключевым историческим, социальным, политическим вопросам, которыми пытаются разъединить Украину. Мы едины в оценке НАТО и новой войны в Афганистане, участие в которой нам пытаются навязать. Мы едины в оценке исторической роли Красной Армии, советского народа в исторической победе над фашизмом. Наши герои - это герои Великой Отечественной войны, мы воспитаны на их патриотизме и любви к Родине.

АРМИЯ ЗАПАДНОЙ УКРАИНЫ

- Я так понял, что УСВА выступает против вступления Украины в НАТО.

- Конечно. То, что присоединение Украины к ПДЧ сделает украинскую армию более сильной и боеспособной - пропагандистский миф. Сегодня украинская армия практически развалена. Это одна из причин, по которой Украину не хотят видеть сегодня в НАТО ведущие европейские страны - Франция, Германия. Однако президент Ющенко упорно настаивает на том, что Украина должна стать членом альянса. Считаю, это продиктовано политическими целями, а не национальными и государственными интересами.

- Вы сказали, что армия развалена. Почему вы так думаете?

- Потому что Украина фактически ничего не делает для улучшения состояния в военно-промышленном комплексе. Напротив, Одесская академия сухопутных войск перенесена во Львов, на базу института, где готовили военных журналистов. Фактически уничтожается кадровый состав армии. Сегодня в Украине демилитаризованы Луганская и Донецкая область, где нет воинских частей. У нас теперь не украинская армия, а армия Западной Украины, поскольку все военные институты, военные части сосредоточены в центре и на западе Украины. С какой целью это делается и кому это выгодно, думаю, понятно.

Я полагаю, что Украина сама должна финансировать свою армию, быть независимой в вопросах военной и оборонной политики. Для этого необходимо заниматься экономикой, а не бесконечными выборами. Пересмотреть концепцию бюджета, в котором снова сокращены расходы на армию. Присоединение Украины к ПДЧ на саммите в Бухаресте, несомненно, ухудшило бы отношения Украины и России. Руководство РФ просто обязано было бы вести себя более жестко по отношению к нам. В военно-оборонной сфере может происходить то же самое, что и в газовой сфере. Еще недавно мы покупали газ у России по 50 долларов, сейчас по 179,5, и цена будет расти. Соответственно Россия станет вести себя и в плане национальной безопасности: продвижение Украины в сторону НАТО заставит РФ пересмотреть особенности собственной безопасности.

МИШЕНЬ ДЛЯ ТЕРРОРИСТОВ

- Видимо, этим не исчерпываются последствия присоединения Украины к ПДЧ?

- Немаловажен тот факт, что присоединение Украины к ПДЧ сразу сделает ее мишенью для террористов. Это как Сталинградская битва. Советская армия смогла выиграть битву под Сталинградом, нанеся удары сначала по сателлитам Германии - румынским и венгерским войскам, а потом уже взяла в кольцо армию Паулюса. Так и здесь: террористы могут нанести удар по сателлитам США. И я не исключаю, что некоторые американские ракеты до сих пор нацелены в сторону Украины. Нельзя забывать и о мусульманском факторе. Всегда бьют по самому слабому - это азы тактики. До Америки не скоро дотянешься, а мы почти под боком. А столько денег на борьбу с терроризмом, как у американцев, у нас нет. Нет даже на такую, как в России. У нас довольно непростая ситуация, которая чревата серьезными последствиями.

- Что вы думаете, как ветеран войны в Афганистане, о нынешней ситуации в этой стране?

- Америка ведет агрессивную войну в Афганистане и хочет увеличить там число участников военной миссии, однако не находит поддержки даже среди членов альянса. Поэтому они и обратили свой взгляд на Украину. И наши парни, славяне, должны стать пушечным мясом и гибнуть вместо американцев.

Напомню, что СССР тоже ввел миротворческий контингент в Афганистан именно с целью поддержания мира и стабильности в регионе. И чем закончилась эта миротворческая миссия? Сотнями тысяч цинковых гробов! Мы, ветераны афганской войны, матери, которые потеряли своих сыновей, дети, потерявшие отцов, наша многострадальная Украина выступаем против НАТО. В то же время соглашение снова посылать наших братьев и сыновей в Афганистан тихонько подписывается за спиной украинского народа и за спиной парламента.

Владимир Старостин, “CN-Столичные новости“

http://blog.izbirateley.net/?p=1357

Подпись автора

"Меня здесь нет".

" VITA est VIA "

15

Однако после смерти Кемаля Ататюрка (1938 г.) советско-турецкие отношения ухудшились до такой степени, что уже весной 1940 года Анкара серьезно рассматривала участие турецких войск во вторжении британо-французского корпуса в Закавказье. Эта операция планировалась на февраль-апрель 1940 года, а командовать объединенной группировкой готовился французский генерал Вейган, впоследствии – один из влиятельных капитулянтов «вишистов». В 1940 году он объяснял сослуживцам: «С помощью десантов в Батуми и, возможно, в Баку мы войдем в Россию, как нож в сливочное масло». Германия тогда дала понять Лондону и Парижу, что, в случае британо-турецко-французского нападения на СССР, приостановит военные действия. Главным условием вторжения Англии и Франции в Закавказье было и продолжение советско-финляндской войны, чтобы вынудить СССР воевать на два фронта, однако конфликт закончился быстрее, чем ожидали в Лондоне и Париже.

http://rpmonitor.ru/ru/detail_m.php?ID=9766

Подпись автора

"Меня здесь нет".

" VITA est VIA "

16

«Ненависть к «новому порядку» у нас в крови»

Факты:
Из воспоминаний британского премьер-министра Уинстона Черчилля:

«Однажды в 1937 году я встретился с германским послом в Англии Риббентропом… Суть речей Риббентропа сводилась к тому, что Германия хочет дружбы с Англией. Германия оберегала бы все величие Британской империи. Немцы, быть может, и попросят вернуть им немецкие колонии, но это - не кардинальный вопрос. Важнее было, чтобы Англия предоставила Германии свободу рук на востоке Европы. Германии нужно жизненное пространство. Поэтому она вынуждена поглотить Польшу и Данцигский коридор. Что касается Белоруссии и Украины, то эти территории абсолютно необходимы для обеспечения будущего существования германского рейха. Единственное, что немцы просили от Британского содружества и империи, — не вмешиваться.
Я сразу же выразил свою уверенность в том, что английское правительство не согласится предоставить Германии свободу рук в Восточной Европе. Хотя мы ненавидели коммунизм не меньше, чем его ненавидел Гитлер, но Великобритания никогда бы не утратила интереса к судьбам континента настолько, чтобы позволить Германии установить свое господство над Центральной и Восточной Европой. Риббентроп сказал: «В таком случае война неизбежна. Иного выхода нет. Фюрер на это решился. Ничто его не остановит, и ничто не остановит нас».

1 сентября отмечается официальная годовщина начала Второй мировой войны (1939 г.). 2 сентября (1945 г.) – годовщина ее окончания. Скорбь и радость рука об руку, но с разрывом в 6 лет.

Война, впоследствии ставшая мировой – второй по счету за довольно короткий промежуток времени, - началась с нападения Германии на Польшу, а закончилась капитуляцией Японии. Между тем огромное количество людей попали в жернова смерти задолго до того, как гитлеровцы начали военные действия против Польши, и Европа оказалась под ударом. Была Испания с консолидацией профашистских сил и гражданской войной, была оккупация нацистами Чехии и Моравии… Пахло не только порохом, но и кровью.

Японский император последним признал поражение своей державы, воевавшей на стороне Гитлера, и на советском Дальнем Востоке солдаты вздохнули свободно. Однако не утихала стрельба на хуторах Прибалтики и в лесах Западной Украины. С войной было покончено, но еще долго каждый новый мирный день оплачивался чьей-то смертью.

Советский писатель и публицист Илья Эренбург в 1935 году жил во Франции. До начала войны оставалось 4 года, до оккупации Парижа немцами - 5 лет. Он вспоминал: «Мне казалось, что мирные времена далеко позади. Еще год назад утром я прежде всего читал письма; теперь я засовывал конверты в карман и, купив газету, здесь же, на улице, ее разворачивал. Радиоприемник поселился в моей комнате и заполнял ее голосами незнакомых людей, спешивших поделиться со мной тревожными вестями».

А вот - любопытная запись в его записной книжке: «Германия ввела войска в прирейнскую демилитаризованную зону. Лига Наций обсуждала этот поступок много месяцев и в итоге ничего не решила». И там же: «Италия каждый день захватывала кусок Абиссинии… Однажды, раскрыв газету, я увидел обращение правых писателей, пытавшихся оправдать нападение фашистов на Абиссинию «культурной миссией Италии».

1 сентября - годовщина Второй мировой войны


…В Европе ждали войны как неизбежности. Гитлер не говорил, что хочет завоевать соседние страны – он обещал лишь собрать проживающих на чужой территории немцев. Но вместе с этническими немцами прибирал к рукам и территории проживания. Польша была проглочена в один миг. Европейцы лишь боязливо поежились, уповая на мощь союзников, но в то же время подсознательно старались как можно полнее прожить последние мирные дни. Слово «фашизм», которое в 30-е годы было едва ли не самым частым по упоминанию в прессе, перед нацистским броском как будто вышло из моды. Правда, сам фашизм никуда не делся и нагло скалил остро заточенные резцы.

Договор о дружбе СССР и Германии в Европе многих напугал. Понимания того, что Советский Союз подвинули на этот шаг интриги европейских политиков, почти не было. «Брак по расчету? Но от любого брака бывают дети...» В Англии тихо надеялись, что Гитлер пойдет на Восток и быстро продвинется до Сибири. Однако весь 1940 год малые государства Европы одно за другим сдаются на милость нацистов..

Франция считается воюющей с Германией, но «странной войной» - без активных боевых действий. Парижу (а заодно и Лондону) объявляет войну и ее «латинская сестра» Италия, ближайшая союзница Германии и одна и стран оси «Рим - Берлин - Токио». Про «культурную миссию» итальянских фашистов уже никто не вспоминает: жутковато. А 14 июня 1940 года, через неделю с небольшим после начала «битвы за Францию», в Париж триумфально вошли гитлеровцы. Вторая мировая война отметилась важной для истории вехой: наступало реальное отрезвление благодушной к фюреру Европы.

Жители Парижа бежали из города, но через несколько недель почти все вернулись: оказалось, если быть лояльным к немцам, жить можно и при оккупации. Маленькая буржуазная радость: кафе и театры работают. А в августе бомбардировщики люфтваффе закружили над городами Британии, осыпая их бомбами. Началась «битва за Англию».

С нападением Германии на СССР Вторая мировая война обрела новое качество. Красная Армия терпела поражение за поражением, но было все очевиднее, что сопротивление немцам в России станет долгим и широкомасштабным. Народ показал душевную силу в первые же месяцы. В отличие от Европы, «ненависть к прусской казарме, к фашизму, к «новому порядку», - писал в дневнике известный советский писатель Всеволод Вишневский, - у нас в крови». Так, как воевала наша страна, не воевал никто. Удивительное дело: сегодня, почти 70 лет спустя после начала Второй мировой, планете вновь пытаются навязать «новый порядок» - таким, каким его видят США. И вновь Россия практически в одиночку противостоит этому.

Хотя так ли уж это удивительно? После поражения агрессора и его союзников во Второй мировой войне мир снова вошел в новую фазу. Победители перекроили его по-своему – и тоже не без насилия над судьбами. Европа оказалась разделенной на два враждующих лагеря. Вчерашние союзники довольно скоро стали врагами. Началась эра бескровной холодной войны.

Только память о недавней Второй мировой с ее огромнейшими человеческими потерями и наличием у главных враждующих сторон «оружия сдерживания» не привела к развязыванию войны «горячей». К тому же у руля стран-победителей долгое время стояли государственные мужи, имевшие за плечами боевой или дипломатический опыт. Однако чем дальше отодвигались события 30-40-х годов, потрясшие земной шар, тем очевиднее замаячили новые угрозы миру.

Наверное, это закономерно. Во-первых, даже самые трагические уроки рано или поздно забываются. Во-вторых, некий мудрец сказал, что войны начинаются, когда со времени войны минувшей проходит три десятилетия и вырастает третье поколение. Оно реально не столкнулось с ужасами войны и потому не видит в вооруженном противостоянии народов и государств ничего трагического. Ну а психология осторожных трусов не меняется: они все так же попустительствуют международным авантюристам и избегают называть их и их опасную политику своими именами.

Игорь Зайцев/KMnews

Подпись автора

"Меня здесь нет".

" VITA est VIA "

17

slon@bereg.net написал(а):

Наверное, это закономерно. Во-первых, даже самые трагические уроки рано или поздно забываются. Во-вторых, некий мудрец сказал, что войны начинаются, когда со времени войны минувшей проходит три десятилетия и вырастает третье поколение. Оно реально не столкнулось с ужасами войны и потому не видит в вооруженном противостоянии народов и государств ничего трагического. Ну а психология осторожных трусов не меняется: они все так же попустительствуют международным авантюристам и избегают называть их и их опасную политику своими именами.

Слоник, мне мама говорила, что отец говорил всегда так: "пока мы помним о войне, другая не начнется.... помни, о войне так, как буд-то ты там был...."

Подпись автора

...когда последний человек на Земле высунет нос из своего бункера, он увидит,
что перед дверью сидит кот и терпеливо дожидается, когда откроют холодильник...
Тэрри Пратчет

18

Во-первых, даже самые трагические уроки рано или поздно забываются. Во-вторых, некий мудрец сказал, что войны начинаются, когда со времени войны минувшей проходит три десятилетия и вырастает третье поколение

- это так... И еще - нетрудно развязывать войны там, в другом полушарии... Когда твоя родная страна в последний раз воевала на совей территории "давно тому назад", и вкус пороха вообще забыт...

Подпись автора

Ты должна сделать добро из зла, потому что его больше не из чего делать. Р. П. Уоррен

Чему бы грабли не учили , а сердце верит в чудеса !

Если Вам кажется, что у меня опустились руки — вы ошибаетесь. Я наклонилась за монтировкой!

19

Психоудары по Англии и Франции — накануне Мюнхена

Немцы умело провели серию виртуозных ударов по психике Запада. Прежде всего — Англия! Гитлеровцы распространяют слухи: мол, наши подводные лодки уже заняли боевые позиции в Южной Атлантике, на основных торговых путях Британии, а однажды вообще запустили «дезу» о том, что две субмарины тайно крейсируют в районе Портсмута, Плимута и даже в устье Темзы. Это было полной ложью, немецкий подводный флот тогда пребывал почти в зачаточном состоянии. Но это блеф сработал! Панике поддался даже Черчилль.

Незадолго до пасхальных праздников, 3 апреля 1938 года, английский посланник в Берлине телеграфировал в Лондон: внимание, возможна неожиданная атака страшных немецких Люфтваффе на боевые корабли британского Флота метрополии!

«Из достоверных источников мне стало известно, что три цитаты из речи в Вильгельмсхафене, приводимые в моей следующей телеграмме и опубликованные в вечернем выпуске газеты «Ангриф», полностью отражают взгляды Гитлера. Источник, поддерживающий контакт с военным министерством, заявил, что первым признаком немецких намерений, которые будут сохраняться в тайне до последнего момента, явится внезапное нападение на английский флот с целью нанесения сокрушительного удара. Не будет ни ультиматума, ни объявления войны. Официальные лица военного министерства заявляют, что Гитлер сам примет решение о времени действий и отдаст приказ без консультации с компетентными военными советниками.

Я понимаю, что это — сенсационное сообщение, и у меня нет доказательств тому, что это произойдет в ближайшее время. Но поскольку нам приходится иметь дело с маньяком, настроенным исключительно враждебно по отношению к Великобритании, вам следует учитывать подобную возможность». (Д.Маклахлан, указ. соч., с. 254).

Эту «дезу» запустил англичанам шеф абвера адмирал Канарис. И ведь как сработало! Зенитная артиллерия британского флота пришла в полную боевую готовность. Первый лорд адмиралтейства Стэнхоуп, посетив 4 апреля авианосец «Арк Ройял», заявил о том, что корабельная ПВО активизирована, и что «задолго до того, как гости прибыли на борт этого корабля, шестнадцать его зенитных пушек были приведены в готовность оказать «теплый» прием любому, кто попытался бы напасть на нас внезапно». Слова адмирала слышала толпа журналистов. Господи, да ведь это же канун войны! Британское правительство Чемберлена схватилось за голову и, дабы не допустить паники, потребовало от газет не публиковать речь Стэнхоупа. Но было уже поздно: слова флотского начальника успели прозвучать в записи в передаче «Би-би-си» на всю Британскую империю. А поскольку слово вылетело, то его повторили и газеты. Немцы достигли серьезного успеха в «войне нервов»! (Только после этого случая по предложению начальника разведки британских ВМС был, наконец, создан информационный центр по изучению и анализу неотложной развединформации, поступающей из-за рубежа — чтобы защитить правительство от воздействия умело сфабрикованных слухов).

Страх перед таинственным маньяком Гитлером, способным неожиданно обрушить на цивилизованный мир жестокие и беспощадные Люфтваффе, в дни Мюнхенского кризиса сработал на все сто! Призраки несуществующих бомбардировщиков и подлодок повергли сынов туманного Альбиона в трепет.

По психике французов гитлеровцы ударили иначе. Не имея на самом деле несметного военно-воздушного флота, немцы делали все, дабы показать: у нас есть суперВВС! Они не прятали свою боевую технику, а каждый раз стремились показать ее вероятному противнику, сея страх в его душах. Так было и с французами перед Мюнхеном.

Всего через полгода после аншлюса Австрии, в августе 1938-го, шеф Люфтваффе Геринг пригласил нескольких генералов французской авиации посетить некоторые объекты немецких ВВС. Во главе делегации стоял начальник штаба военно-воздушных сил Франции Вюймелен, которого Геринг хотел запугать до потери пульса. Французов провезли по авиационным заводам и авиабазам, а под конец устроили отлично поставленный спектакль — на новеньком тогда промышленном комплексе Хейнкеля в Ораниенбурге под Берлином.

Итак, иностранных гостей встретили Хейнкель и отчаянный ас, генерал Эрнст Удет. Французам показали истребитель Хе-100, который к тому времени уже проиграл конкурс знаменитому «Мессершмитту-109». То была особая модель, оснащенная не 1100-сильным, а форсированным 1800-сильным двигателем «Даймлер-Бенц-601» и, к тому же, имеющая систему водяного охлаждения в крыльях. (По этой причине самолет совершенно не годился для войны — любая пулевая пробоина в плоскостях разрушала трубки охладительной системы.) В общем, перед французами стояла лишь вылизанная, собранная вручную гоночная машина в виде истребителя, которая развивала фантастическую по тем временам скорость — около 640 километров в час. Французам, конечно, подали эту штуку как серийный «истребитель Хе-112У». (О его принятии на вооружении накануне трубило рейхсминистерство пропаганды доктора Геббельса.) И немцы разыграли перед французами целое представление!

Сначала Удет с Хейнкелем поводили дорогих гостей по заводу, показав десятки новеньких бомбардировщиков Хе-111, ангары и даже прекрасно оборудованные бомбоубежища. После Удет пригласил Вюймелена полетать с ним над Ораниенбургом на личном самолете — полюбоваться общей панорамой комплекса. И началась психическая атака! Когда Удет с французом летели на легком самолетике над объектом, наперерез им пронесся Хе-100. Вюймелен даже не смог разглядеть его, услышав лишь гул, подобный раскатам грома. «Что это был за самолет?» — спросил он, едва оказавшись на земле. Немцы с нарочитой небрежностью сказали ему, что это — знаменитый истребитель Хе-112У и даже подвели гостя к новейшей машине. И там же в разговоре Удет заявил, что вот-вот будет пущена третья линия для поточного производства этого суперистребителя. Вюймелен оторопел.

Потом Геринг устроил роскошный завтрак в честь французской делегации и на нем поинтересовался у Вюймелена: а что, мол, будет делать Париж в случае войны между Германией и Чехословакией? Вюймелен, стараясь казаться хладнокровным, заявил: «Франция выполнит взятые на себя обязательства!». Он имел в виду то, что французы придут на помощь Праге. Но уже на обратном пути, когда французский воздушный генерал ехал в автомобиле с послом Франсуа-Понсе, то обреченно вымолвил: «Если война начнется, как вы полагаете, в конце сентября, ни одного французского самолета не останется через две недели». (Г.Мэйсон. «Прорыв в небо. История Люфтваффе» — Москва, «Вече», 2004 г., с. 190-191).

Вот так немцы смогли запугать не только британцев, но и французов. Плоды творческого военно-психологического давления Берлина в Мюнхенском кризисе себя ждать не заставили.

«…В среду 28 сентября война казалась неизбежной. Во Франции основные дороги, ведущие из Парижа на запад, были забиты автомобилями, которые двигались непрерывным потоком. Треть жителей покидала французскую столицу.

В Англии населению раздавали противогазы, в парках рыли щели, которые при воздушных налетах служили бы убежищами, началась эвакуация детей. Первые зенитные орудия вытянули к небу длинные стволы, чтобы защищать девять миллионов лондонцев от нападения с воздуха; по официальным расчетам, такое нападение должно было в первые же дни унести пятнадцать тысяч человеческих жизней…» — писал в своей замечательной книге «Немецкая пятая колонна во Второй мировой войне» Луи де Йонг (Чикаго, 1956 г.).

По Праге ползли совершенно невообразимые слухи. Мол, врачи немецкой клиники подготовили тысячи пробирок с микробами брюшного тифа, чтобы отравить питьевую воду после начала боевых действий. Говорили, что местные немцы написали светящимися красками название чешской столицы на крыше своего университета, облегчая ориентировку бомбардировщикам Люфтваффе.

Наведенный призраками ужас срабатывает! Гитлеру позволяют расчленить Чехословакию и оторвать у нее Судетскую область — средоточие прекрасной промышленности. Французский генералитет действительно испугался того, что немецкие самолеты превратят Париж в руины. Французский премьер Даладье предает чехов после того, как начальник штаба ВВС Франции генерал Вюйлемен говорит ему о том, что авиация Франции к войне не готова. (Ох, как сработала его поездка в Ораниенбург!) Англичане тоже в какой-то панике. И они уступают Гитлеру, совершая самоубийство.

Что же получилось в итоге? Журналист Уильям Ширер в книге «Взлет и падение Третьего Рейха» (1963 г.) писал:

«Престиж Гитлера действительно взлетел на новую высоту. Ни один из тех, кто был в то время в Германии (как автор этой книги) не может забыть ликования немцев. Они чувствовали облегчение — война была предотвращена, пребывали в повышенном настроении и раздувались от гордости: Гитлер одержал бескровную победу не только над Чехословакией, но и над Англией и Францией. Всего за шесть месяцев, напоминали они вам, Гитлер завоевал Австрию и Судетскую область, добавив 10 миллионов жителей к «третьему рейху», и присоединил обширные территории, имеющие стратегическое значение и открывающие доступ к господству над Юго-Восточной Европой. Не потеряв ни одного немца!

…За какие-то четыре с небольшим года этот человек низкого происхождения катапультировал разоруженную, пребывавшую в хаосе, почти обанкротившуюся Германию, слабейшую среди крупных держав Европы, на такие высоты, когда ее стали считать сильнейшим государством Старого Света, перед ней дрожали другие — Англия и даже Франция…

Была ли капитуляция Англии и Франции в Мюнхене необходимой? Не блефовал ли Гитлер?

Ответ, как это ни парадоксально, сразу на два вопроса в свете ныне известного нам — «нет»! Все генералы, близкие к Гитлеру и пережившие войну, согласны в том, что, если бы 1 октября 1938 года Гитлер напал на Чехословакию … в конце концов Англия, Франция и Россия оказались бы в войне. И что самое главное: все немецкие генералы согласны — Германия очень быстро бы проиграла бы войну. От доводов Чемберлена и Даладье (а они были тогда в подавляющем большинстве), что Мюнхен спас Запад не только от войны, но и от поражения в ней и, помимо прочего, сохранил Лондон и Париж от разрушения смертоносными бомбардировщиками люфтваффе, не оставлено камня на камне…

…Немецкие ВВС, как и армия, были сосредоточены против Чехословакии и не могли проводить серьезных операций на Западе. Если бы даже немцам удалось найти несколько бомбардировщиков для ударов по Лондону или Парижу, в высшей степени сомнительно, чтобы они достигли своих целей. Как ни слабы были силы истребительной авиации Англии и Франции, немцы не смогли бы обеспечить эскортом свои бомбардировщики, даже если бы изыскали самолеты. Базы их истребительной авиации находились слишком далеко…

Для Франции Мюнхен означал катастрофу, и совершенно непонятно, почему этого так и не взяли в толк в Париже. Франция утратила свои стратегические позиции в Европе. Учитывая, что ее армия — при условии полной мобилизации в Германии — была чуть больше половины вермахта (население Германии вдвое превышало население Франции), а ее военная промышленность была также слабой, Франция потрудилась, создав систему союзов с меньшими государствами на Востоке, на другом фланге Германии и Италии: с Чехословакией, Польшей, Югославией и Румынией. В совокупности эти страны обладали военным потенциалом большой державы. Утрата теперь 35 хорошо вооруженных и обученных чешских дивизий, дислоцировавшихся за сильными укреплениями в горах и связывавших куда большие немецкие силы, означала сокрушительный удар по французской армии. Но это не все. Как могли оставшиеся у Франции союзники на Востоке доверять ее письменным обязательствам? Какова была цена союзам с Францией? В Варшаве, Бухаресте и Белграде ответ сводится к следующему: почти никакой. В этих столицах засуетились, стремясь достичь сделки с нацистскими завоевателями…» («От Мюнхена до Токийского залива» — Москва, Издательство политической литературы, 1992 г., с.21-22).

Немцы откровенно блефовали. Их планы наращивания мощи Люфтваффе безбожно срывались. Скажем, к 1 апреля 1938 г. они должны были получить 9 тысяч новых машин, а получили — всего 4800. В сентябре 1938-го они располагали примерно шестьюстами бомбардировщиками и 400 истребителями. Для серьезной войны с тремя странами это — ничто! Еще 22 сентября командующий 2-м воздушным флотом Германии Гельмут Фельми на вопрос Гитлера о перспективах возможной войны с англичанами ответил так: «В нынешних условиях мы можем рассчитывать лишь на эффект внезапности. Это единственный шанс сломить волю англичан и заставить их отказаться от ведения войны. …О войне на уничтожение при наших нынешних ресурсах не может быть и речи».

Но у всего мира смогли создать впечатление, будто в руках Гитлера — огромная воздушная армада.

А дальше немцы стали применять «авиационный страх» серийно. Так, драмой Чехословакии стало 15 марта 1939 года. Растоптав Мюнхенские соглашения, немцы потребовали упразднения Чехословакии как самостоятельного государства и согласиться на ввод в страну германских войск. Дрожащий президент Гаха прибыл в Берлин, моля: позвольте сохранить суверенитет! Гаху приняли Геринг и Риббентроп. Обработка чеха шла ночью — как допрос. В те часы, когда воля человека мягчеет. Шеф немецких ВВС в четыре утра поставил ультиматум: либо чех подписывает документ об упразднении своей страны сейчас же, либо… «В течение нескольких часов Прага будет разрушена до основания. Сотни самолетов только ждут приказа начать бомбардировку города, которая начнется в 6 часов утра, если не будут поставлены подписи. Через два часа бомбардировщики превратят Прагу в руины!»

И Гаха сломался…

С рассветом Гитлер устроил празднование победы в своем кабинете. Вот что рассказывает свидетель событий того утра, Мартин фон Ширбах:

«Это происходило в узком кругу… Этакий вальяжный прием с шампанским. Гитлер пил свою минеральную воду и было удивительно наблюдать, как он вел себя в дружеской компании. Он совсем не был тем государственным мужем, как на публике. Прежде всего, он уселся поперек кресла, расстегнул рубашку. Волосы — взлохмачены. Пил минеральную воду и говорил, не умолкая. И что самое любопытное, в то же самое время он диктовал двум секретарям. Одному — обращение к немецкому народу, другому — к чехословацкому. И письмо Бенито Муссолини, которое наутро должен был передать итальянскому дуче князь Гессенский. Я тогда был молод. Смотрел и думал: «Вот как выглядит гений в домашней обстановке»…»

А к окончательному захвату остатков Чехословакии уже все было готово. Поскольку проблема немецкого национального меньшинства была решена, Гитлер нашел иной повод — теперь уже защиту словацкого меньшинства от засилья чехов (так же, как американцы в 1999 году защищали права албанцев в Югославии). Чехи после Мюнхена дали Словакии свои парламент и правительство. Но поддерживаемые из Берлина словацкие националисты потребовали полного отделения Словакии — совершенно точно так же, как это сделали и обнаглевшие албанские бандиты в Косово 1999 года, под прикрытием США. Как видите, у янкесов были достойные учителя!

Гитлеру в 1939-м оставалось лишь разыграть карту словацкого сепаратизма. Словацкий премьер-министр епископ Тисо 13 марта встретился с двумя посланцами немецкой разведки, которым торжественно пообещал, что готов провозгласить суверенитет Словакии под защитой Германии. Это должно было произойти как раз накануне того, как президент Чехословакии Эмиль Гаха, приехавший в Берлин, будет принят Гитлером. (А Гаху во время приема немцы собирались до смерти напугать угрозой массированного авианалета на Прагу). 13 марта Тисо на самолете вылетел в Берлин, и уже 14 марта 1938 г. объявил о независимости Словакии, призвав немецкие войска помочь словацким патриотам. Как вспоминал Вальтер Шелленберг, «чтобы еще более осложнить тяжелое положение пражского правительства, немецкая разведка держала наготове в Словакии специальные команды, оснащенные взрывчаткой». (В.Шелленберг, указ. соч., с. 52).

15 марта немецкие части вошли в Чехию. Как раз тогда, когда сломленный угрозами воздушного террора президент Гаха подписал приговор остаткам своей страны.

В Чехию под контролем СД и гестапо заранее просочилось множество агентов из судетских немцев-студентов, которые 15 марта 1939 года, когда немецкие войска начали входить в Чехию, уже взяли под контроль полицейские управления и ключевые стратегические пункты. Чехи даже не дергались. Захват Чехословакии «проглотили» и Лондон с Парижем…

Тогда поражали не бомбы. Поражал страх. Страх перед большими людскими потерями. Предчувствие террора лишало противников немцев всякой воли к борьбе. А все началось с апрельского дня 1937 года, с рейдов примитивных немецких машин на Гернику. Именно в 1937 и 1938 годах образ ада в Гернике оказался растиражированным в сотнях статей, в газетных фото, в знаменитой картине Пабло Пикассо…

«…Казалось, что Гитлер всегда умеет опередить. Он использовал средства, неизвестные другим. Он применил новый метод — пятую колонну. Завоевания, для которых его предшественникам понадобились бы армии и флоты, ему удалось выиграть благодаря использованию агентуры и предательства в захватываемой стране…», — писал в 1956 году Луис де Йонг в уже упомянутой нами книге.
Инструменты австрийского и чешского успехов

Справедливости ради стоит отметить, что в Австрии и Чехословакии Гитлер действительно задействовал мощнейшую пятую колонну из местных немцев. Оно и понятно: австрийцы — это просто южные немцы, а в Чехословакии 1938 года немецкое «национальное меньшинство» составляло более трех миллионов человек, по численности превосходя словаков и уступая только «поголовью» собственно чехов.

Чтобы эффективно управлять пятой колонной в этих двух странах (появившихся на карте мира только в 1918 году), нацисты использовали два инструмента. Первый — это Заграничная организация Национал-социалистической рабочей партии (НСДАП) и организацию «Фольксдойче миттельштелле», которая официально занималась возвращением в Германию всех людей немецкой крови. Именно они и стали подручными инструментами гитлеровской разведки для подрыва изнутри Австрии и Чехословакии. За несколько лет своей работы (с 1931 г.) Заграничная организация НСДАП создала 350 региональных групп по всему Земшару. А «Фольксдойче миттельштелле» прямо дирижировала действиями судетских немцев.

Но уже в ходе дальнейших завоеваний (Норвегии, Дании, Польши, Голландии, Польши и Франции) обе эти организации играли уже куда меньшую роль. Однако это было уже неважно: в глазах всего мира они стали «информационными фантомами» — образами всемогущих машин тайной войны Гитлера. Их руку стали видеть там, где ее не было. Им приписывали раскидывание огромных шпионских сетей в каждой стране-жертве Гитлера. Обе структуры, таким образом, превратились в средства психологического сокрушения врага.

Впрочем, была еще одна важная служба — информационной борьбы и разведки. Называлось оно Бюро иностранной помощи (АПА) под руководством Альфреда Розенберга. Главной его задачей стало распространение нацистских идей в иных странах, организация межуниверситетских обменов, публикация в зарубежной печати статей, изготовленных в Берлине. В США, например, нацистскую пропаганду проводил газетный концерн Херста, а во Франции крайне правые и националистические газеты получали немецкие субсидии.

Но все это было флером, маскировкой. Главным делом АПА была информационная разведка. Его секция печати, где собрались самые профессиональные переводчики, следила за прессой других стран, обнаруживая и изучая течения в их информационной сфере. Эта секция могла выдать перевод любого издания в самой отдаленной стране. Каждый день она готовила обзоры печати и выборки информации из трехсот иностранных газет. Благодаря этому АПА снабжала все заинтересованные службы Рейха обобщающими статьями о течениях в мировой политике. (Параллельно переводчики АПА работали на гестапо, составляя досье на опасных для Германии людей за границей). АПА вела свою картотеку, которая учитывала степень влияния на общественное мнение основных газет мира, замеряя уровень популярности и политическую ориентацию журналистов. (Жак Деларю. «История гестапо» — Смоленск, «Русич», 2003 г., с. 131-132).

Именно АПА была тем органом информразведки Гитлера, которая засекла стремительное нарастание нового явления в мире — волны страхов перед немецкой пятой колонной…

Наконец, немцы смогли построить отличный инструмент психовойны — рейхсминистерство пропаганды Йозефа Геббельса, овладевшее сильным оружием ударов по сознанию и воле противника и одновременно — средством мобилизации собственного народа. (Это — вообще отдельная тема для книги). Уже на рубеже 20-30-х годов в Германии велись серьезнейшие исследования в области манипулирования общественным сознанием. Нацистские пропагандисты развили идеи Э.Дофифата (автора двухтомной «Газетной науки) и О.Грота (четырехтомное исследование «Газета»). Во второй половине 30-х годов при Берлинском университете возник Институт Дофифата, изучавший дело обработки массового сознания в Германии и США. Именно там будут выведены законы «промывки мозгов», легшие в основу не только нацистской практики, но и нынешних глобальных (американских) масс-медиа: законы умственного упрощения, вдалбливающего повторения, эмоционального нагнетания и т.п. (А.Фурсов, «Saeculum vicesimum: In memoriam» — «Русский исторический журнал», Том 3-й, 2000 г., № 1-4).

http://www.stormbook.ru/?module=article … 1&a=14

Подпись автора

"Меня здесь нет".

" VITA est VIA "

20

Алексей Балиев

КАВКАЗСКИЕ АППЕТИТЫ «СОЮЗНИКА»

В годы Великой Отечественной войны Лондон строил планы оккупации Закавказья и вел по этому вопросу сепаратные переговоры с Германией

О действиях Германии, Турции и Великобритании в Закавказье в 1918–1920 годах можно прочитать в любых школьных учебниках. Куда менее известно, что даже в период союзничества СССР, Великобритании и США во время Второй мировой войны англо-американцы вели сепаратные переговоры с Германией о возможном разделе черноморско-кавказско-каспийского региона в случае военного разгрома и распада Советского Союза.

Cчитая неизбежным и скорым поражение Красной Армии, руководство Великобритании в июле 1941-го приняло решение об организации на Среднем Востоке специального бюро для координации разведывательной работы против СССР. В частности, предполагалось создать под английским командованием отряды сирийских, иранских, иракских армян, азербайджанцев, туркмен и курдов для диверсий в Северном Иране (где с сентября 1941-го находились советские войска), Северном Кавказе, Закавказье и Средней Азии, на востоке Украины (Донбасс) и в Крыму. Началось формирование британцами – на Среднем Востоке и на западе Британской Индии (нынешний Пакистан) – групп для дестабилизации работы советских железных дорог и предприятий, эвакуированных в Закавказье, Среднюю Азию и на Урал. В тот же период британская разведка восстановила регулярные контакты с крупнейшей армянской националистической организацией «Дашнакцютюн»). Руководил всей этой деятельностью известный британский разведчик Р. Монкс. Он нелегально прибыл в СССР 13 июля 1941 года, но советской контрразведке удалось быстро пресечь его деятельность. Отметим, что в документе-письме НКГБ СССР от 30 октября 1945 года для И.В. Сталина, В.М. Молотова и А.А. Жданова «О подрывной деятельности британских спецслужб против СССР в годы войны» отмечалось, что «английские разведывательные органы, воспользовались расширившимися возможностями в связи союзническими отношениями с СССР, активизировали шпионскую деятельность против Советского Союза. Всего за период войны в разных регионах СССР побывало до 200 английских разведчиков, из них в Москве – 110, в Мурманске и Архангельске (в целом) – 30, на Северном Кавказе, в Закавказье и Средней Азии (в целом) – свыше 30, в составе различных делегаций – свыше 20».

В 1942 году под руководством германского посла в Турции фон Папена (бывшего германского канцлера) в этой стране начались сепаратные переговоры Германии с Великобританией и США, в ходе которых стороны согласились проработать схему раздела СССР, в том числе Закавказья и Северного Кавказа, в связи с возможной капитуляцией Советского Союза.

В начале мая 1942 года советский источник сообщил о попытках Турции выступить посредником при заключении сепаратного мира между Англией и Германией. По данным этого источника, британский посол в Анкаре имел беседу с генеральным секретарем турецкого МИДа, в ходе которой последний провокационно уверял, что Советский Союз, по сведениям Анкары, «собирается заключить мир с Германией, бросив Англию на произвол судьбы». Он призывал Англию «опередить русских и первой заключить мир с Германией, предоставив СССР самому решать свою судьбу».

8 мая 1942 года тот же турецкий деятель встретился с английским военно-воздушным атташе и сообщил, что Германия не будет вести наступление против России, «так как они придут к соглашению. Но это будет иметь катастрофические последствия для Англии и Турции».

Когда летом-осенью 1942 года была реальная угроза прорыва германских войск в Закавказье и уже был назначен нацистский комендант Тбилиси – генерал Шикеданц, У. Черчилль предложил Москве разрешить ввод британско-канадских войск в Армению, Азербайджан или на советско-турецкую границу, или заменить ими советские войска на севере Ирана. Дескать, таким образом СССР сможет высвободить значительную часть своих войск на Кавказе для отпора нацистам непосредственно на фронте. Но И.В. Сталин отказался от британского «подарка».

Заметим, что, хотя Лондон и Вашингтон обещали открыть Второй фронт в Европе не позже осени 1942-го, летом того же года Черчилль сообщил Сталину, что такой фронт станет возможным открыть не раньше конца 1943 года. То есть западные союзники поставили Кремль перед свершившимся фактом, но одновременно, повторим, предложили Москве ввод своих войск в Закавказье. Характерно и то, что предложения Сталина и Молотова Черчиллю в 1942 и 1943 годах «образумить» Турцию, сотрудничавшую с Германией, и поспособствовать вступлению Анкары в войну с фашистским блоком, были отвергнуты. Черчилль заявил Сталину в августе 1942 года в Москве, что у союзников, дескать, нет «должных сил и веских аргументов, чтобы быстро изменить политику Турции и, тем более, ввести туда союзные войска». А британские дипломаты в то же самое время давали понять советским, что изменить позицию Турции могло бы согласие СССР на турецкую аренду порта Батуми, а еще лучше – на передачу Турции всей Аджарии, что предусматривалось еще Брест-Литовским договором РСФСР (1918 г.) с Германией, Турцией и Австро-Венгрией. И в то же самое время быстро увеличивалась группировка войск Великобритании и ее доминионов на северо-западе британской Индии (в нынешнем Пакистане), в Иране и особенно на севере Ирака. Некоторые зарубежные, в том числе турецкие, историки, не исключают, что западные союзники накапливали силы для своего вторжения в Афганистан, Среднюю Азию и Закавказье в том случае, если германские войска прорвутся к Каспийскому морю.

Наконец, в феврале 1943 года гитлеровский эмиссар князь М. Гогенлоэ впервые встретился в Швейцарии с небезызвестным А. Даллесом. В беседе обсуждались вопросы будущего Европы и СССР. В ходе этой и последующих встреч, а также контактов эмиссаров Вашингтона и Лондона с представителями Германии в Турции, Испании, Португалии, Швеции и Ирландии обсуждались, в частности, проекты объединения действовавших на Кавказе, в Прибалтике и Поволжье антисоветских эмигрантских группировок, имевших центры и штаб-квартиры в Германии, США и Великобритании (подробнее см. здесь и здесь).

Переговоры о возможном разделе Закавказья продолжались вплоть до 1944 года. Показательно, что 17 января 1944 года в «Правде» появилось сообщение ее собкора из Каира: «По сведениям из заслуживающих доверия источников, состоялась секретная встреча гитлеровского министра иностранных дел Риббентропа с некоторыми английскими руководящими лицами с целью выяснения условий сепаратного мира с Германией».

Таким образом, политика дестабилизации, расчленения и унижения России, в том числе с помощью кавказских «проектов» осуществлялась «западными демократиями» даже в ходе Второй мировой войны, когда они были союзниками СССР. Похоже, такая политика имеет бессрочный характер: меняется лишь тактика, а цели остаются прежними.

http://rpmonitor.ru/ru/detail_m.php?ID= … mp;print=Y

Подпись автора

"Меня здесь нет".

" VITA est VIA "

21

slon@bereg.net написал(а):

О действиях Германии, Турции и Великобритании в Закавказье в 1918–1920 годах можно прочитать в любых школьных учебниках.

да...историю не повернешь вспять...а жаль..оккупировала бы в эти годы великобритания  закавказье..и было бы сейчас на месте несчастного ПОТИ..какой нибудь Сингапур....а на месте...такого же батуми...какой нибудь ГОНКОНГ...и не вылезли бы из закавказья на свет божий такие уроды как стали и ли берия...и не погибли бы тысячи невинных русских людей в 37-м...да может и войны бы не было...ибо гитлера кормили в противовес такому же чудовищу как и сталин..нет..жаль что история не имеет сослагательного наклонения...

Отредактировано БрУнет (2008-09-12 10:02:09)

22

Почему Гитлер выбрал "Вариант Барбаросса"
Автор Олег Козинкин   
( «Большая Игра», или ещё раз о «Превентивных Ударах» )

18 декабря 1940 года А. Гитлер подписал Директиву № 21. «Операция «Барбаросса». В немецком варианте написания – «Fall Barbarossa», что в дословном переводе можно перевести, как «случай», «Вариант Барбаросса». Также слово немецкое слово «Fall» употребляется как «Дело» в судебном делопроизводстве. То есть, по смыслу «План Барбаросса», скорее переводится всё же именно, как «Вариант Барбаросса». Разработкой «Барбароссы», плана нападения на СССР занимался не самый большой, на тот момент, чин в германском Генеральном штабе, Ф. фон Паулюс, ставший генерал-фельдмаршалом только в 1943 году, в подвале центрального универмага г. Сталинграда, за считанные дни до сдачи в плен. Ни тот же Кейтель, ни Йодль, занимавшие в 1940 году более важные посты в германских штабах, чем Паулюс, этот план нападения на СССР не разрабатывали. Но и Кейтель и Йодль, лично никогда не участвовавшие в боевых операциях на фронтах, по приговору Нюрнбергского трибунала, после Войны были казнены. В самом слове «вариант», применительно к «плану нападения» на такую страну как СССР, сквозит некоторая не солидность, а возможно и второстепенность данного мероприятия. Может был какой-то более важный и предпочтительный для самого Гитлера план будущей Большой Мировой Войны, разрабатываемый тем же Кейтелем и Йодлем, за переделку Мира, после которого Третий Рейх должен был занять одно из главных мест в Мире? Но если Гитлер имел на руках нечто другое, более важное, чем «Вариант Барбаросса», то что?

Чтобы попытаться разобраться, в этом вопросе, надо вернуться в 19 век (ведь всё всегда в большой политике начинается издалека, из глубины веков), стоит обратиться к термину «Большая Игра». Данным термином тогда и сейчас называют Геополитическое противостояние Морской Империи Англии, самой большой колониальной империи до середины 1940-х годов, и России, самой большой Континентальной Империи на планете с середины 18 век и навсегда.

На 1-м канале TV, ещё в 2007-м году прошел д/ф М. Леонтьева под этим названием — «Большая игра». В сентябре 2008 года этот фильм был показан повторно, как ответ западной пропаганде на события в Южной Осетии — Грузии, и рассказывающий о многовековом противостоянии России и Англии, а теперь, России и США. В целом фильм очень даже интересный. Но самое интересное было, когда повествование дошло до 30-40-х годов 20-го века.

В "Большой Игре" прозвучала " версия" о том, что Гитлер не очень хотел в лоб атаковать СССР, а собирался сперва разделаться с Англией. Для этого сначала пытался оседлать Гибралтар и перекрыть транспортную артерию из Англии в Индию, и к остальным колониям. Но не смог договориться с Испанией. Затем отправил Роммеля в Африку, десант на Крит — чтобы блокировать эту артерию и, по возможности, захватить Суэцкий канал. Затем, через Балканы и Турцию Гитлер собирался двинуть на Иран и дальше на Индию. Для этого Гитлер спешит заключить договор о ненападении со Сталиным и «способствует»(?) тому, чтобы и Япония заключила договор со Сталиным о нейтралитете. Затем Гитлер "громит" Англию, лишив её колоний, и соединяется в Индии с Японией. Затем нападает на СССР вместе с японцами, со стороны того же Баку, лишая СССР нефти. А Англия ставится на колени подводной блокадой и воздушной войной. Ради такой красивой стратегии, Гитлер готов был пойти на не очень «выгодный» для Германии договор с СССР, отдать Сталину, фашиствующую Прибалтику с выходом на Финляндию, и лишиться удобного плацдарма для нападения. А также, «до кучи», отдать всё, что ни попросит Сталин, вплоть до продажи части Польши для Литвы за золото, только бы бросить свои войска на Индию. Очень интересная версия и очень даже может быть, что сам Гитлер так и «мечтал» и это и было его главным «Планом» Мировой Войны.

После чистки РККА от тухачевских и реального перевооружения армии (почти вся техника, что дошла до Берлина разрабатывалась и создавалась после 37-го г.), а СССР занял второе место в мире по своей экономической мощи (ведь воюют не столько армии – они только убивают друг друга, сколько Экономики), Гитлеру действительно пришлось опасаться лобового столкновения с СССР в Европе. Англия же, как раз должна была делать все (и делала), чтобы Германия и СССР сцепились именно в Европе. Сталин, по этой версии, просто обязан(!) был наносить "превентивный" удар по Германии, пока она не замкнула кольцо вокруг СССР. Или, по крайней мере, был "заинтересован" в нападении Германии из Европы, как "меньшее из зол". Но наверняка и Сталин подобный ход развития событий просчитывал. Но что это доказывает? В чём «сенсация»? В том, что Сталин собирался нападать на Германию «превентивно»? Что у Гитлера было несколько «планов»? Или, что Сталин «подтолкнул» Гитлера к нападению на СССР, «заманил»?

В мире, кроме игроков—Германии, Англии, Японии и СССР, были ещё и США, со своими интересами на мировое господство и на нефть Ближнего Востока. И "План Барбаросса" был разработан не за 3 дня до нападения на СССР, и Генштаб любой армии любой страны разрабатывает несколько «планов» на «все случаи жизни». Хотя, очень может быть, что Гитлеру, имея под рукой разные варианты, пришлось отказаться от красивой стратегии, в пользу лобового нападения на СССР и под давлением "обстоятельств". Самостоятельным политиком, на все 100, он никогда не был. И скорей всего именно Англия и "убедила" Гитлера в том, что: — надо нападать на СССР именно летом 41-го, пока Сталин не закончил перевооружение РККА и вновь созданные дивизии, с «молодыми» командирами, не до конца сформированы; — даже имея превосходство в количестве вооружений в «разы», СССР —"куча гнилой картошки"; — Сталин сам собирается (или по крайней мере может), по мере готовности, напасть на Германию чуть позже, и тем более – стоит только Гитлеру влезть на Ближний Восток. И главное, в РККА найдутся генералы Павловы, которые сделают всё возможное, чтобы подчинённые им войска не были готовы к войне (почти, как в 1914-м). Какие ещё доводы были у Гитлера, для нападения именно летом 41-го?

Но даже с учётом версии удара Гитлера сначала на Ближний Востоке, а уж потом по России, напрашивается всё тот, же вывод, Сталин молодец, а остальные олухи. Всё равно стратегически, он обыграл и тех и тех. Начиная с лета 1939-го г. границы России по состоянию на 1917г. восстановил. Финнам мозги вправил и границу от Ленинграда отодвинул. К лету 1941-го были отработаны все необходимые и возможные мероприятия по наращиванию мощи РККА. За пару месяцев до нападения, войска Западных округов, по факту, были приведены в повышенную и полную боевую готовность. По крайней мере, необходимые распоряжения отданы были и отрабатывались все мероприятия из перечней по приведению войск западных округов в повышенную и полную боевую готовность — доукомплектование личным составом, ограничения отпусков командирам и т.п.. Не была объявлена только всеобщая мобилизация в СССР. А если бы тот же Павлов не сдал свой округ (минское направление) на избиение, то боевые действия развивались бы в целом согласно утвержденных планов Генштаба от осени 40-го по отражению агрессии. А потом можно было бы и Европу "освободить" от фашизму и просоветские (прорусские) режимы установить, что и произошло после 45-го. Но думаю, сложновато будет доказать, что Сталин действительно собирался нападать на Германию "23-го июня", или через год-другой, о чем не удержались и поведал миру уже М. Леонтьев в своей «Большой игре» (хотя перед этим вроде и «осудил» резунов ?).

Вообще-то у Германии и Японии был свой договор, в котором говорилось, что если Германия нападает на СССР, то Япония сама решает— нападать, или нет. А если на Германию нападёт «третья сторона», то Япония однозначно выступает на стороне немцев. Таким образом, Гитлер, железно прикрывался от возможного "превентивного" нападения со стороны СССР. В этом случае Япония, по договору с Германией, обязана будет напасть на СССР. А та же Англия и США бросаются защищать "демократию" от орд Сталина через некоторое время, или точно не будут союзниками СССР, против Германии. В конце концов, международные договоры желательно соблюдать. А то нарушишь, а потом получишь тем же концом по тому же месту. И Гитлер вовсе не требовал от Японии «помощи» в Войне против СССР в 1941 году — настолько был уверен, что «легко» справится сам. А если Япония ввяжется в войну с СССР в «победном» 1941-м году, то с ней ещё и трофеями придётся «делиться». Вот в 1942-м, Гитлер уже был не против, чтобы японцы ударили по Дальнему Востоку. Но теперь уже у Японии появились «некоторые» сомнения — может не стоит ввязываться в Войну с этой Россией?

Но тогда выходит, что Сталину была «выгодно» нападение Гитлера со стороны Европы, чем дожидаться, пока он за пару месяцев просто окружит СССР-Россию со всех сторон и сможет наносить удар в любом удобном для него месте? У Сталина никаких войск не хватит, чтобы защищать страну на таких протяженных фронтах – от Северного моря, до Черного, и от Черного моря, до Хабаровска, т.е. по всему периметру. Хотя, как у любого нормального главы государства, у Сталина было только одно желание — вообще избежать большой Войны, или по крайней мере попытаться втянуть в эту войну тех, кто стоял за её развязыванием, кто выращивал Гитлера для Войны против России – заставить воевать Англию и США против Германии.

И уж тем более не был «заинтересован» Сталин в истреблении собственной армии при нападении немцев, «давая команды» на «разоружение» приграничных частей. Кто ж потом врага побеждать будет? Ополченцы из консерваторий? Свою цель он и не скрывал—встретить врага, дать по морде, а потом пройтись по Европе. Устроить "танковые туры": «солярка наша — впечатления ваши, отправка по мере формирования батальонов».

Вообще ситуацию лета 41-го и положение на всём протяжении фронта с Германией можно сравнить с плотиной на пути мощной реки. Даже достаточно крепкая плотина, если она имеет пролом в стене (минское направление), будет однозначно размыта водой. И никакие мешки с песком, вбрасываемые в пролом, в виде наспех собранных, не «слаженных» частей (и тем более «ополченцев»), поток не остановят. Именно цельная плотина из приграничных войск и должна была остановить, по «плану отражения», основной удар противника, а затем отмобилизованные без суеты войска внутренних округов подтягиваются к линии фронта и победно громят супостата, у которого и войск к этому времени уже не останется. Ведь войска севернее и южнее Белоруссии свою задачу худо-бедно выполняли. Но пролом в Белоруссии потянул, как в домино, за собой всех остальных. Впрочем, «плотина» и на других участках фронта была сплошь усеяна «дырками от бубликов». А силу «потока» в итоге «погасила равнина»—к Москве немцы в любом случае потеряли наступательный напор в постоянных изматывающих боях, под Смоленсками, да под той же Ельней. Но, если бы и в остальных округах, командующие «ослабляли мобилизационную готовность войск», как генерал армии Д. Г. Павлов, то у Гитлера могло бы и получиться с его авантюрой—планом «Барбаросса». Тот же В.М. Молотов в середине 1970-х о начале Войны говорил : «Мы знали, что война не за горами, что мы слабей Германии, что нам придется отступать. Весь вопрос был в том, докуда нам придется отступать — до Смоленска или до Москвы, это перед войной мы обсуждали. Мы знали, что придется отступать, и нам нужно иметь как можно больше территории. … Мы делали все, чтобы оттянуть войну. И нам это удалось — на год и десять месяцев. Хотелось бы, конечно, больше. Сталин еще перед войной считал, что только к 1943 году мы сможем встретить немца на равных. … Да к часу нападения никто не мог быть готовым, даже Господь Бог! — Мы ждали нападения, и у нас была главная цель: не дать повода Гитлеру для нападения. Он бы сказал: «Вот уже советские войска собираются на границе, они меня вынуждают действовать!»

«…Каждый несет ответственность. Конечно, положение у Сталина тогда было не из легких. Что не знали, неправда. Ведь Кирпонос и Кузнецов (командующие Киевского и Прибалтийского округов) привели войска в готовность, а Павлов — нет... Военные, как всегда, оказались шляпы…»

Нападая, необходимо иметь 3-х кратное превосходство над обороняющимися, это азбука военной науки. Тогда сразу возникает вопрос: а на что рассчитывал Гитлер, нападая на СССР, не имея никакого особого перевеса над Сталиным, особенно в общем количестве танков и самолётов? Идиотом Гитлер точно не был. Тогда, как он собирался победить СССР, какими силами, причем очень быстро?!!? Рассчитывал на «гениальность» «Плана Барбаросса»? На «внезапность» мифическую? На то, что разгромит РККА в одном «генеральном сражении», как Наполеон ещё мечтал? На концентрацию крупных сил на узких направлениях и прочий бред? Ведь Гитлеру докладывали военные атташе, после того, как их провезли по оборонным предприятиям, о значительном промышленном и военном превосходстве СССР, о том, что к длительной Войне СССР подготовлен лучше Германии. Но Гитлер всё же принимает решение напасть на Россию-СССР. Что его «подтолкнуло» весной 41-го на нападение на СССР, если уже в августе 41-го он заявил Гудериану, мол, если бы знал о таких военных возможностях СССР, то никогда бы не напал? Тем более, что к долгой, и тем более «зимней» Войне в России Гитлер не готовился.

Ответ содержится в тексте самого «Варианта Барбаросса» : « 1. Общий замысел. Основные силы русских сухопутных войск, находящихся в Западной России, должны быть уничтожены в смелых операциях посредством глубокого, быстрого выдвижения танковых клиньев. Отступление боеспособных войск противника на широкие просторы русской территории должно быть предотвращено.». То есть, и «концентрацию крупных сил на узких направлениях», и «разгром РККА в одном генеральном сражении», этот «Вариант» предусматривал. Но вот добиться выполнения этого замысла Гитлер мог рассчитывая (далее по тексту) на «Только неожиданно быстрый развал русского сопротивления», который «мог бы обеспечить постановку и выполнение этих обеих задач одновременно» (речь идет о задачах по нанесению двух ударов — по Украине, и «двойного» удара по Белоруссии и Прибалтике). А при равных силах Германских и Советских войск на западных границах, быстрая победа Германии и «неожиданно быстрый развал русского сопротивления» был возможен только в одном случае — в случае откровенного предательства командования РККА (как минимум) западных округов. Об этом предательстве в РККА лета 1941 года, и о том, что на него очень рассчитывал Гитлер в своих расчетах, вполне убедительно уже написали и Ю. Мухин, и особенно А. Мартиросян, собравший и обобщивший огромный массив мемуарной и архивной литературы и документов, в своих работах по этому вопросу.

Но всё же, «Вариант Барбаросса» не был главным «планом» Гитлера на компанию 1941 года. Это был «план на всякий случай», как запасной вариант, в случае, если Гитлер не сможет договориться со Сталиным о чем-то. В конце текста Директивы № 21 так и говорится : «Все распоряжения, которые будут отданы главнокомандующими на основании этой директивы, должны совершенно определенно исходить из того, что речь идет о мерах предосторожности на тот случай, если Россия изменит свою нынешнюю позицию по отношению к нам.» То есть, если «Россия изменит свою нынешнюю позицию по отношению» к Германии, то «Вариант Барбаросса» может быть отменен и в силу вступит другой, основной План Компании на 1941 год. План наступления на Индию, через Балканы-Турцию-Иран. План уничтожения Англии. Для этого Гитлер в 1940 году достаточно настойчиво приглашал Сталина вступить в «Тройственный Союз» с Италией и Японией против Англии. Сталин на словах соглашаясь, тянул время, используя его для перевооружения Красной Армии и для подготовки к Войне с Гитлером, которому ни на грош не верил. «Соглашаясь в принципе» с предложением Гитлера, посылая Молотова на «переговоры» по этому вопросу, Сталин выдвигал при этом заведомо неприемлемые для Германии требования, которые в итоге не позволяли подписать на бумаге Договор о военном сотрудничестве с Гитлером.

( В. Бережков, переводчик В.М. Молотова на тех «переговорах» писал в своих мемуарах : «В последний день переговоров Гитлер предлагает подключиться к пакту трех. Начал говорить о послевоенном разделе мира. За Германией и Италией останется Европа и Африка, Япония станет хозяином в Тихоокеанском регионе, сферы влияния СССР - район Персидского залива. Молотов ничего не ответил, сказав только, что передаст это предложение Сталину. После беседы Гитлер пошел нас провожать. Он доверительно сказал Молотову: "Передайте Сталину, что я считаю его одним из величайших политиков нашего времени". И добавил: "Я тоже претендую на эту роль. И поэтому два таких лидера должны встретиться в ближайшее время". Тогда в Берлине мы ничего не решили. После доклада Сталину началась подготовка документа о присоединении к пакту трех. В нем были условия: отвод германских войск от наших границ, создание на побережье Черного моря (Болгария, Турция) советских военных баз, признание советских сфер влияния в Персидском заливе. )

Стоило бы только Сталину подписаться на подобный Договор, Союз, как Гитлер тут же рванул бы через Балканы в Турцию и дальше на Индию, не опасаясь удара Сталина по Германии через Европейскую часть. А потом Гитлер, всегда легко перешагивавший через международные Договоры и соглашения, спокойно ударил бы по России в любом удобном для него месте. Таким образом перед Сталиным стояла тяжелейшая задача – в подобных условиях суметь сделать всё, чтобы Войну от России отвести вообще и, по возможности заставить Запад воевать друг с другом без участия России, а если уж не получится, то иметь Англию, и главное, США в своих союзниках против Гитлера, оттянув время Начала Войны против СССР. Но союзниками США и Англия могли стать Сталину только если Германия нападет на СССР первой. Насколько это у Сталина получилось – читайте учебник истории старших классов.

Однако к концу 1940 года у Гитлера исчезает желание «договариваться» со Сталиным о «Союзе против Англии» по дележу Мира и он выбирает «Вариант» нападения на СССР. Впрочем, даже утвердив «Барбароссу», Гитлер продолжает поддерживать контакты с Москвой по поводу этого «Союза». О том, насколько тяжело давалось Гитлеру решение о нападении на Россию, сам он написал в своем письме Б. Муссолини 21 июня 1941 года : «Дуче! …месяцы тревожного размышления и постоянного нервного ожидания завершаются принятием мною самого трудного за всю мою жизнь решения. … Поэтому после долгих и мучительных раздумий я наконец принял решение разрубить узел, пока он не затянулся. … Обстановка в Англии плохая… Настроение продолжать войну сохраняется главным образом лишь в мечтах. Эти мечты основаны на двух предпосылках: Россия и Америка. У нас нет никаких шансов устранить Америку, но в нашей власти устранить Россию…»

А вот что, по воспоминаниям маршала Буденного говорил об о всем этом сам Сталин: «Меры, которые мы предпринимаем, чтобы предотвратить военный конфликт с Германией, не дают нужных результатов. Война неотвратимо приближается. Трагическая развязка вот-вот наступит. Гитлер не отказывается от своих планов завоевания мирового господства. Наоборот, с упорством маньяка готовится осуществить их. Каким образом?... Сосредоточение переправочных средств в Ла-Манше, войск и техники на побережье — это не больше чем демонстрация, рассчитанная на простаков. Вторгаться на острова – наиболее глупый шаг. Неизбежны большие потери, а что получит Гитлер, если, допустим, даже завоюет Англию? Завязнет там, а за спиной – могучая Красная Армия. На другом континенте – союзник Англии – США с их могучим военно-морским флотом, авиацией и спешно создаваемыми сухопутными силами в несколько миллионов человек.

Гораздо выгоднее начать с колоний, слабо защищенных или совершенно не защищенных, захватить Африку, — Сталин обвел материк трубкой, — стратегические острова Средиземного моря. Ввести войска с Иран, пройти в Индию, высадить десант в Австралии, в Индонезии. Лишившись колоний, Англия задохнется без хлеба. Могучий флот Америки без заморских баз станет игрушкой для детей, а моряки – пригодными лишь для парадов. Но Англия и США в трудную минуту могут обратиться за помощью к Советскому Союзу. Антигитлеровская коалиция станет неодолимой помехой фашистской Германии в её стремлении к мировому господству. Начинать поход по колониям нельзя, проводить дальние экспедиции нельзя, не разгромив Красную Армию…» Так что, Сталин прекрасно понимал и просчитывал всё, что будет происходить в мире и действия мировых сил, от Гитлера, до Черчилля с Рузвельтом. Прекрасно понимал, что Гитлер будет просто вынужден нападать на СССР-Россию в лоб. Англия же, имела свои виды на эту «неизбежность» нападения Гитлера на СССР и делала всё от неё возможное, чтобы у Гитлера не было сомнений в «лёгкости победы» над Россией.

Сегодня уже известно, что именно глава немецкой разведки Абвера, адмирал Канарис, поддерживая «тесные, дружеские» отношения с английской разведкой, донесения своих разведчиков-атташе мог слегка корректировать в сторону снижения мощи СССР. Исполняя интересы Англии, получая от англичан «более точную» информацию о военно-политическом потенциале СССР-России, докладывал Гитлеру «дезу» и ввергал свой народ в войну с СССР. Впрочем, очень может быть, что Канарис и сам «верил» в то, что докладывает фюреру о военных возможностях РККА, СССР. Вспомните замечательный фильм «Вариант «Омега», главный герой которого, майор Шлоссер как раз и был уволен со службы перед Войной за то, что будучи военным атташе в Москве, слишком настойчиво докладывал Гитлеру ( Канарису) о танковом потенциале «русских». Но уволили его не потому, что фюрер «не хотел слушать плохие новости» про РККА. А потому, что доклады этих военных атташе (разведчиков) слишком расходились с «линией» Канариса и англичан.

Таким образом, получая «информацию» о «слабости» СССР и о возможном предательстве в РККА от Канариса, Гитлер не переводил экономику Германии на военный режим, не готовил Вермахт к зимней компании, не устраивал «тотальной мобилизации» в 41-м году. Он просто «тупо» лез на рожон? Да, нет. Даже с учетом трофейных английских и французских танков (около 4000 штук), частично переброшенных на Восточный фронт, докладов Канариса о «слабости» РККА, шансов у Гитлера было маловато, на успешный «исход компании». Ведь всё равно, количество немецких и советских войск (приграничных округов) были примерно равны. На что же он ещё рассчитывал? Выходит, что действительно, Гитлер рассчитывал так же и на внутреннее предательство в СССР, как в России в 1914-м, да на саботаж в армии и в военной промышленности? Да на то, что часть тех же советских танков окажется в «ремонте», а самолёты будут «мирно спать» на аэродромах? Или ему доложила его разведка, что Генштаб, под руководством Г. К. Жукова, готовит войска не к активной обороне, как предусматривалось планом отражения от 40-го года, а к встречному массированному наступлению, как на поле Куликовом? И для этого «концентрирует» войска возле самой границы в Белостоцком и Львовском «выступах». Директивой № 2 и 3 уже 22 июня и пытались наши великие полководцы осуществить это «наступление». Да только в условиях 20-го века, встречное побоище танков и самолетов, хоть и выглядит эффектно (особенно в кино), в реальности может привести к такому же эффектному разгрому. Находясь в «неустойчивом положении», победит та армия, которая успеет всё же первой открыть огонь из «всех стволов».

Так в чем же Гитлера «убедили» англичане? И что пообещали Гессу? Только ли свободу рук на Восточном фронте? Вспомните, как Черчилль упирался против открытия 2-го фронта! Не Рузвельт, а именно Черчилль. А от него только и требовалось, что дать согласие на предоставление «Британского острова» для накопления «союзных» войск. Всё мечтал наступать через Балканы, отсечь Восточную Европу от СССР, и её дальнейшей «оккупации» Сталиным. А летом 42-го, в момент тяжёлых боев в России, не лорд адмиралтейства дал команду бросить PQ-17. Такие решения на войне принимают верховные главнокомандующие, а не командующие флотом. И тем более о замораживании дальнейших поставок в СССР до осени 42-го дать команду мог только Черчилль.

В конце 6-й серии фильма М. Леонтьева сказано: «…война продолжалась, но уже вопреки планов Гитлера и планов Сталина. Именно 22-го июня Германия и советский Союз втянулись во 2-ю мировую войну, в которой они не могли выиграть ни при каких условиях…» Здорово сказано! Только вместо слов «не могли выиграть», надо поставить « не должны были выиграть ни при каких условиях». Т. е. по планам Англии (а 2-я мировая есть повторение сценария 1-й), Германия и СССР (Россия) должны были просто уничтожить-истребить друг друга, как в Первую Мировую. Можно смело пристроить сюда слова Г. Трумэна, сказанные им в 41-м: будут побеждать немцы — поможем русским, будут побеждать русские—поможем немцам, и нехай они убивают друг друга побольше.

Но в итоге Леонтьев повторяет сказки от убогих и слабоумных, типа Резунов, Соколовых и прочих солонинных про то, что Сталин собирался (просто обязан был) нападать на бедную Германию через ту же Польшу, после того как Гитлер втянется воевать на ближнем Востоке.

Чтобы полностью закончить перевооружение РККА и «приготовиться» к нападению на Германию, Сталину потребовалось бы не пару месяцев, а где-то с полгода, год минимум. Гитлер же, был «уверен» что летом 41-го с СССР он расправится за пару недель (и падение Минска на 6-й день подтверждение того, что он знал, о чем говорит). Но в союзе с турками, ещё весной 41-го, Гитлер дошел бы до Индии ещё быстрей. Потом достаточно быстро перебросил бы свои войска обратно в Европу и «усилил» европейскую группировку, против СССР, уже к середине лета 41-го, чтобы встретить возможное «наступление русских». И при этом Гитлер имел бы возле Баку, в Иране, немецкую авиацию, способную в считанные дни лишить СССР нефти, и топлива для танков и самолетов.

Но Гитлер бросается в авантюру именно 22-го июня 41-го и именно в лоб на Россию, из Европы. Вот именно в этом и есть «заслуга» Англии. Да тут ещё сербы подкузьмили — не сразу сдались Гитлеру, как остальная Европа, и пришлось нападение на СССР «переносить» на месяц позже, на 22 июня. Кстати, интересная история с этой сербской войной Гитлера. Сербия должна была лечь под Гитлера без особых проблем, т.к. во главе её стояли правители ничем не лучше чешских, или польских. И «вдруг», неожиданно, в начале апреля в Белграде происходит переворот, за которым стояли то ли английские, то ли советские «кураторы». Новое правительство воюет с Германией целый месяц, а потом ещё и всю Войну сербы держали связанными на Балканах около 20 немецких дивизий. Этих 20 дивизий Гитлеру очень не хватило под Москвой, когда создалась ситуация шаткого равновесия к зиме 1941 года — у немцев закончились резервы для наступления на Москву, а у Сталина ещё не было резервов для ответного контрнаступления. Этот «месяц» задержки в Сербии также мог «помочь» Гитлеру в принятии решения нападать на СССР в лоб, а не идти через Балканы на Турцию-Иран, обходя Россию с юга. На самом деле, июнь (а не май!), как время нападения на СССР, Гитлер обозначил уже в январе 1941 года, и «переворот» в Белграде, проведенный «совместно», советской и английской разведками на самом деле на дату нападения Германии на СССР не повлиял. Похоже, он был осуществлен англичанами именно для того, чтобы показать Гитлеру «правильное» направление его Экспансии «на Восток». Мол, на Балканы не суйся, даже не думай, эта дорога для тебя закрыта. А Балканы всегда были ключом и к Чёрному морю и к Средиземному, с его транспортными артериями из Азии в Европу и дальше в США, да и Суэцкий канал рядом—дорога в Индию. Не зря же Черчилль так рвался «открывать» Второй фронт именно на Балканах, а не во Франции. Да и тот же «коммунист» Тито уж больно в тесных отношениях был именно с англичанами, а не с Россией.

Летом же 41-го немцы землю рыли в захваченных штабах РККА в поисках документов, подтверждающих версию о том, что Сталин собирался напасть на Германию в ближайшее время. Искали директивы, распоряжения о подготовке к нападению. И нашли бы, если бы хоть что-то было хотя бы косвенное. Пленных офицеров трясли насчет того, что сказал Сталин 5-го мая 41-го. Им было до смерти необходимо доказать, что их нападение всего лишь защита «цивилизованного запада» от злыдня УСАТОГО, о чем и заявлял Гитлер 22-го июня в своем меморандуме. В этом случае решающим стало бы слово США. Чью сторону они займут. Вот только «злодей противный», Сталин, такой возможности им не предоставил. Тогда зачем повторять дурь Соколовых про «23-е» июня? Этот мутант уже договорился, в д/ф на РТР, что А. Матросов не ложился на амбразуру. Просто заткнул вентиляцию, толи задом своим, толи портянками. В РККА разработали, наверное, по убогости своей, такую тактику—затыкать немцам вентиляцию в ДОТах. А те и разбегались в ужасе. И так больше 200-т раз делали наши бойцы (через то и победили супостата). Скоро нам заявят, что в Бресте не солдаты РККА писали штыком «Умираю, но не сдаюсь. Прощай Родина..», а энкавэдэшники гвоздиком после войны карябали.

У Гитлера действительно выбор был не большой: либо переть на Ближний Восток и «ждать удара от Сталина» и тогда большая вероятность поражения от перевооружившейся РККА; либо самому «упредить» Сталина, пока он «не готов к нападению», но уже с меньшей вероятностью неудачи в этом случае. А там, либо разгромит русских, либо «добудет» документы о том, что Сталин «хотел первым напасть», и можно будет рассчитывать на благожелательное мировое общественное мнение, со всеми вытекающими негативными последствиями для СССР. Но нам то, какая печаль, переживать—о чем думал Гитлер? Идиотом он не был и Сталина таковым не считал наверняка. А вот М. Леонтьев, по сути, поучаствовал в порождении «очередного» мифика о злобном Сталине, который собирался-таки напасть на Германию. Просто обязан был! И подкрепил «версии» Резунов-соколовых «новыми доказательствами». Но в основе его «аргументов» лежит все та же «личная злобность тирана-деспота». Ведь по-другому Сталин просто не мог поступить! По определению! Хотелось бы спросить у Леонтьева: «Не надоело, самим то?» Выходит куча приличных книг, про эти события. Прочитайте, для сравнения — чья правда правдей. И выбирайте.

Проблема у этих, недоделанных патриотов, что «воюют» с западными холуями-либерами, в том, что они никак не могут преодолеть собственное раздвоение личности. С одной стороны хотят гордо заявить, что «это была Великая эпоха» (в чем однозначно молодцы). Но с другой, что во главе её стоял УБЛЮДОК который хотел на всех напасть, всех истребить (а дальше повторы от солженицыных до резунов). Тогда чем эти телепатриоты отличаются от тех холуёв? Ах да, «объективностью». Только почему «правда» солженицыных так приветствуется на Западе? И почему «объективная» правда телепатриотов так слабо отличается от «правды» «разоблачителей»? С. Е. Кургинян замечательно сказал, Победа в войне—единственная нравственная опора, что у нас осталась, и бить (эти «разоблачители») будут именно по ней. Но задайте себе простой вопрос. Как и кто создал «Великую эпоху»? Кто вел «Большую Игру» с Западом в те годы, «народ» сам по себе? Что-то не шибко воевал «народ сам по себе» в первую мировую. Ни черта не сделал этот народ в 90-е, сам по себе. Увы, без конкретной личности, народ превращается в простых обывателей (а то и просто стадо баранов). Так и хочется попросить патриотов с TV— прежде, чем поведать, что-нибудь миру, почитайте, что-нибудь кроме «Архипелага ГУЛАГа», да Резуна. Например, в «ЯУЗЕ» выходила серия «Война и мы», с тем же Мухиным (с которым, естественно не во всем можно соглашаться). Но те же поляки после его исследования «Катыни», долго не торопились бежать в европейские суды—требовать от Москвы компенсацию, за убиенных офицеров, что после своего «расстрела в подвалах НКВД», умудрялись строить дороги и аэродромы в Белоруссии до июня 41-го. И даже то, что Павлов сдал округ на избиение, не помешало НКВД вывезти этих поляков в тыл (они ещё и в войске польском повоевали), как вывозили из приграничных районов и гражданское польское население, в начале июня 41-го. А тех, кого не успели вывезти, тех немцы и расстреливали.

В запрещенном в нынешней Польше любимом фильме нашего детства «Четыре танкиста и собака», в первой серии показано, как герой Янек (переселённый видимо из «захваченной восточной Польши») охотится на тигра в сибирской тайге. Наверное, отпустили из концлагеря «поохотиться». Зато сегодня, спасённый, этой «депортацией» от Войны, от немецких лагерей, от бандеровской резни, польский режиссер стряпает фильм «КАТЫНЬ», про то, как русские расстреливают славных польских офицеров в «застенках НКВД». С претензией на Оскара в Штатах.

(В «ВЕЧЕ» выходил пятитомник Мартиросяна, «200 мифов о Сталине». Не побрезгуйте—почитайте. Хватило же наверняка терпения на резуна да Солженицына. Вон Зюгановы плюются из-за того, что автор не очень лестно прошелся о Ленине. Вышел также ещё пятитомник «200 мифов о войне». Будет вам там подробно и о 22-м июня, и о прочих сказках от КПСС до Б. Соколовых. На этого автора совершенно «не реагируют» официальные и прочие историки, больно много необычных фактов приводит. Но его «мифы о Сталине» вышли общим тиражом в 80.000 экз, а «мифы о Войне» — уже на 50.000. Значит, читает народ? )

Леонтьев, в принципе, делает нужное дело и за это ему спасибо. Но опускаться до уровня Сванидзе, что все стенает о С-сталине-тиране, или Розовского, что вопил на всю страну о том, как ГЕСТАПО «сотрудничало» с НКВД, просто пошло. Читать надо разные книги о нашей истории. Даже у Р. и Ж. Медведевых есть, что-то путное. Но вообще-то о Сталине пишут три категории исследователей. Одни его дико ненавидят и у них есть личные мотивы, их предки—«жертвы репрессий». Другие («комуняки») дико обожают, и тоже ничего слышать не хотят. И пошла третья группа, «сталинисты». Этих не любят ни те, ни другие.

Очень забавно читать сочинения-разоблачения последователей Резуна, о том, что Сталин собирался напасть на Германию (а в её лице на всю Европу!) то «превентивно», то чуть позже, «как только с силами соберется». Как будто дерьма отведаешь. Сам Резун уже не пишет, но вместо него творят другие «исследователи-историки». В «Правде Суворова-3» и прочих подобных «серях», один из этих «историков» долго доказывает, что Сталин собирался напасть на Европу и при этом приводит: - то слова советских солдат в 39-м году, говорящих о том, что им предстоит вскоре освобождать Европу от Гитлера; - то слова адмирала Н. Г. Кузнецова приводит, мол, Сталин заявил Кузнецову, что у нас так много хороших самолетов, что они смогут дать хороший отпор врагу. Автор либо идиот, либо читателей считает идиотами. «Отпор врагу» дает обороняющаяся сторона, а не та, что собирается нападать. А ведь не сложно ещё и сравнить с тем, что на самом деле сам писал адмирал Кузнецов Н.Г., (который ещё и якобы «самовольно» поднимал флот по тревоге за пару дней до 22-го июня): "Анализируя события последних мирных дней, я предполагаю: И.В.Сталин представлял боевую готовность наших вооруженных сил более высокой, чем она была на самом деле. Совершенно точно зная количество новейших самолетов, дислоцированных по его приказу на пограничных аэродромах, он считал, что в любую минуту по сигналу боевой тревоги они могут взлететь в воздух и дать надежный отпор врагу. И был просто ошеломлен известием, что наши самолеты не успели подняться в воздух, а погибли прямо на аэродромах".

Другой «историк» делает выводы о том, что Сталин собирался нападать на Европу, из советских песен (как Леонтьев из стихов). Если не получается найти у «мемуаристов», или в документах, что-то о «нападении» на Европу, то всегда можно просто придумать. Все равно никто из читателей не кинется искать оригинал приведенного текста. Да и в текст «исследований разоблачителей» редко кто внимательно вчитывается. Остаётся в памяти только «суть». Все свои «разоблачения» эти исследователи строят так же на разборе мемуаров генералов советской Армии, уличая их, то в глупости, то во вранье. Но генералы ВОВ и не были эталоном честности и добродетели. Кто-то из них был виновен и в ненужной гибели солдат, а кто-то нес ответственность и за лето 41-го. Разоблачить 90-летнего генерала, за которого пишет адъютант, не велика доблесть. Но приводить, как аргумент своей «версии», слова, противоречащие этой «версии», уже не просто глупость. Тогда уж надёжней «ссылаться» на текст революционных песен, как некоторые историки-«разоблачители».

Как говорил великий вождь и учитель наших «разоблачителей», д-р Геббельс, чем гнуснее ложь, тем быстрее в нее поверят, и ложь, повторенная 100 раз — становится правдой. И тираж у этих «шедевров» забавный. Издателю всё равно кого печатать—лишь бы продать и прибыль получить. Например, первая книга «мифов о Сталине» А.Б. Мартиросяна вышла в 6000 экз., пятая—12000 экз. т.е., пошел спрос и тираж увеличился. Но «Правда Суворова-3» сразу отпечатан на 15100(?) экз. Почему не ровно 15000? Или 15500? Или настолько денег хватило у заказчика? А вдруг не раскупят? Забавно. Или сумма гонорара от 15100 зкз. легче делится на соавторский коллектив?

Дорогие телепатриоты. Судите, о Сталине (как и обо всех политиках), по делам его. Если большинство "разоблачителей и ненавистников" имеют личный мотив, в виде пострадавших родственников, а то и просто психические расстройства, для своих умозаключений об этом человеке, то стоит быть осторожным в изучении их опусов. Если для Запада и для западных «историков» он до сих пор ВРАГ № 1, то тем более надо с опаской относиться к "версиям", типа "Сталин хотел напасть на Европу (причем всю), но душка Гитлер, опередил его, «слава богу». Надеюсь, я не прав, и в д/ф М. Леонтьева нет того, что я (простой зритель-читатель, дилетант) усмотрел. Т.е., не собирался злыдень Сталин (а вместе с ним и СССР-Россия) нападать на Германию "превентивно", ни "23-го июня", ни спустя полгода - год. Не было у него такой возможности чисто технически, даже, если б захотел. Надо ж учитывать в своих версиях не только книги американских историков, но и хотя бы международную обстановку тех лет, расклад мировых сил, систему договоров и всё такое. Сталину же, оставалось только ждать нападения Агрессора (роль «жертвы агрессии», в мировом масштабе, давала определённые преимущества в плане союзников—США), а потом победоносно громить Гитлера и брать, если получится, под контроль восточную Европу—славян.

Где-то, году в 45-м, на встрече с югославской делегацией, Сталин сказал в том духе, что немцы оправятся очень скоро—"лет через 12-15 они снова будут на ногах. И вообще, если славяне будут едины—никто пальцем не шевельнет". Но именно роль "жертвы агрессии" давала Сталину возможность, в перспективе, брать под контроль пол Европы, и без всяких ленинских "мировых революций", превращать эти страны в "предбанник" для России от англосакского мира. Кстати это Сталин (а не Рэмбо), сказал ещё в конце 20-х: "Они хотят войны—они её получат". Если мы не можем предотвратить неизбежную Войну, то нам остаётся только готовиться к ней. Если кому то хочется представить всё это, как мечты о нападении на весь мир, то тут уж ничего не поделаешь —нехай брешуть. Но, в отличие от "разоблачителей", Сталин был, как минимум, умным, человеком и правителем. И мог просчитать разные варианты—самому напасть и стать «агрессором», или "дождаться" неизбежного нападения, а потом, измотав немцев, надрать им задницы. Что и было сделано в итоге. Другое дело, что он, хоть и был "Великим", не был «Всесильным» и «Всемогущим», и не мог за каждого командующего округом организовывать ещё и боевую подготовку войск.

Хочется верить, что наши телепатриоты всё же умные люди и не станут тупо повторять глупости от ЦК КПСС о том, что войска западных округов не были готовы к нападению, и все проспали по «личному указанию Сталина». И хочется надеяться, не станут, также необдуманно, повторять, что усиление западной группировки войск РККА, весной 41-го, проводилось для будущего нападения на Европу. А о том, что подготовка к Войне шла усиленно, сегодня говорят уже почти все исследователи. Вот только подготовка шла к отражению неизбежного нападения Германии и их «союзников», в лице всей Европы, на СССР. А не мифического «нападения Сталина» на эту самую «просвещённую» Европу.

«Большую Игру» М. Леонтьева можно смело отнести к «косвенным мифам» о Сталине, очерняющих не столько лично самого Сталина, сколько прежде всего его политику, как «агрессивную» политику СССР-России. Серии о событиях 1930—40-х годов, говорящие о начале Войны построены на книге американского историка А. Бевина «10 фатальных ошибок Гитлера» и на «русском историке» Лопатникове, живущем в штатах. Но на Западе никогда не любят вспоминать одну маленькую деталь из биографии Гитлера, как политика. О том, что Гитлера нашли в пивной и стали спонсировать именно западные «геополитики» и спонсоры (даже родственнички нынешних Бушей в этом поучаствовали – всё таки, этнические немцы!). Именно Запад раскручивал Гитлера, вкладывал в него деньги, приводя его в Рейхстаг, чтобы он стал рейхсканцлером, «победив» на демократических выборах в Германии, именно и прежде всего для того, чтобы Гитлер смог выполнить свои «обещания» из «Майн Кампф», написанные им для западных «Вершителей судеб» ещё в 1924 году, и пошел воевать против России-СССР. Зачем Англии нужен был Гитлер в Азии и Индии, чтобы «потом напасть» на Россию? Может быть Гитлер и пытался быть самостоятельным политиком, но кто б ему позволил.

В изложении М. Леонтьева вроде всё выглядит гладко. Но если не забывать об англо-американских спонсорах-хозяевах Гитлера, то получается нескладуха. Может быть Гитлер и «мечтал» пойти на Ближний Восток, чтобы одним ударом покончить и с Англией, и «изолировать» Россию (и наверняка именно об этом и подумывал, а Кейтель с Йодлем на этот случай уже и планы соответствующие приготовили), но и на Западе не дураки сидели, и Канариса не просто так на поводке дружеском держали. Заподозрив, что Гитлер «подумывает» о броске через Балканы и Турцию на Иран-Индию, конечно же сделали всё от них зависящее, чтобы он пошел, как и «обещал» в «Майн Кампф», сначала на Россию. Ему обещают «легких» побед в России, «революций» в Москве и «восстания на национальных окраинах». А уж после победы в России Англия могла пообещать приступить к дележу Мира на «условиях Гитлера». И эти «условия» Гитлера не были очень уж плохими для Англии — Германия правит на суше Евразии, а Англии остаются её колонии, её морские владения. А вот если Гитлер будет пытаться переть на Ближний Восток, то Сталин «однозначно» нападет на Германию (не без помощи Англии?) через Европу, пока германская армия воюет в Азии. Да и на Балканах, в центре Европы, будет «неспокойно».

Существуют популярные мифы о том, что против Гитлера был настроен чуть не весь германский офицерский корпус, особенно германский генералитет. Немецкие генералы «всегда выступали против Гитлера (в душе видимо), всегда осуждали его действия, презирали ефрейтора». Даже оказывали Гитлеру некое «сопротивление», когда тот собирался на кого-нибудь напасть. Немецкие генералы «сопротивлялись» Гитлеру в 33-м, в резком увеличении количества дивизий, или во вступлению в Рейнскую область. И даже «готовили» военный переворот, чтобы арестовать Гитлера, и пойти на Союз, то ли с Англией против России, то ли с Россией против Англии. Но «сопротивлялись» и готовили «заговоры» против Гитлера немецкие генералы прежде всего потому, что они не знали того, что знает Гитлер. Они опасались, и совершенно обоснованно, что экономика может не выдержать резкой милитаризации, или что их «не поймут» на Западе и, что «Франция нападет» на Германию, в случае входа немецких частей во французский промышленный район. Но Гитлер никогда не был «авантюристом». И Гитлер не мог и не собирался посвящать своих военных в свои договоренности с Западом. О том, что денег на «милитаризацию» тот же Запад и даст, и Запад с радостью «сдаст» Гитлеру хоть всю Европу, для своих геополитических целей, одной из которых было вывести из мировой политики и экономики Россию Сталина. Россию, которая к 1940 году заняла второе место в мире после США по промышленности – ещё пару лет, и эта промышленность, выпуская не танки и самолеты, а телевизоры (в 1938-39 г.г. успели выпустить первые 2000 штук) и автомобили с холодильниками, могла создать бо-ольшие проблемы Западу на Мировом Рынке.

В конце концов, Гитлеру Запад для того и помогал прийти к Власти в Германии, чтобы он выполнил свои «обещания» из «Майн Камрф», и напал на Россию. Некоторые «новые историки» сегодня заявляют, что Гитлер говоря о том, что его цель «Восток», имел в виду не Россию, а именно Восток – Азию, Индию. Но если внимательно перечитать его «Борьбу», то там всё же больше говорится именно о России, как о геополитическом противнике Германии, против которой Гитлер собирался воевать вместе с Англией. На момент написания своего «Майн Кампф», Гитлер, понимая, что рассчитывать на возрождение Германии он может только если этого захотят в Англии (и США), писал о «устремлении Германии» на Восток, в Россию, т.к. именно Россия всегда является геополитическим противников и конкурентом Англии (и США) в Евразии. Однако, после того как Гитлеру «помогли» прийти к Власти в Германии, он, ненавидевший Англию за то, что она разрушила старую, ещё кайзеровскую Германию, пытался балансировать между двух мировых сил в Европе – между Россией и Англией. И по возможности всегда был рад Англии нагадить. Формально Германия Гитлера оставалась «Веймарской Республикой», но фактически Гитлер возрождал-то именно Империю, даже цвета его флага – черный, красный и белый, повторяли цвета Кайзеровской Германии. Но и Россию Гитлер то же не жаловал, т.к и из России перли «революционеры» для развала Империи кайзера и «создания коммунистической Германии». Россия для Гитлера была только «поставщиком сала и рабов» и по другому он её не воспринимал. А зря. Впрочем, опять забываем, что самостоятельным политиком он никогда не был.

«Сопротивление» и непонимание Гитлеру оказывали в основном «сухопутные» генералы. Моряки и авиаторы такого себе не позволяли. Но тот же Геринг, в отличии от "сухопутных" генералов, просто был больше посвящен в некоторые политические шашни Гитлера с Западом, да и сам был чуть-чуть политиком. Не зря ж Геринг на себя примерял роль «приемника Фюрера» и даже на Нюрнбергском процессе был уверен, что ещё не всё потеряно. Поэтому в отличии от генералов-«антинацистов», никогда не пытался умничать перед Гитлером на тему Войны в Европе, или против России, поэтому никогда и не выступал против Гитлера. А вот германский генералитет регулярно вел «антигитлеровские» разговоры. Правда некоторые, более понятливые и догадливые, помалкивали и делали то, что им велят, и с Гитлером не спорили. А некоторым наиболее «недогадливым» просто подкладывали проституток, вроде министра обороны Бломберга, чтобы убрать бестолкового генерала с дороги, чтоб не мешался и не «умничал» без толку. Надо было убрать «непонятливых» зануд, вот и убирали. Сегодня в Европе проституток и президентам государств подсовывают, так, на всякий случай. И ничего, живут себе потихоньку.

А остальные немецкие генералы, которым не подсовывали проституток, и не обвиняли в педерастии, либо больше знали, либо были умнее в политике, что более вероятнее, и догадывались, откуда у Гитлера такая уверенность в том, что ему всё «сойдет с рук». Говорить о «комплексах ефрейтора» к генералам можно от недомыслия, и грамотный историк об этом говорить просто не станет. И уж тем более не стоит говорить о каком-то «необычном политическом чутье» Гитлера. Глупости всё это. У холуев нет чутья. Они команды выполняют. Хотя Гитлер всё время пытался выйти из под контроля, пытался вести свою игру в мировой политике. Говорят, что Гитлер «высоко ставил Сталина». Ничего удивительного, все мировые политики тогда «высоко ставили Сталина». Вон, Черчилль, писал в своих воспоминаниях, что порывался встать, когда в помещение входил Сталин. Что ж поделаешь, уважали.

Немецкие генералы могли «не разделять нацистских идей», но они разделяли идею о «Великой Германии». И Война против России в этом смысле очень даже ими приветствовалась. Так что не стоит тут некую «загадку» искать, мол как же так, генералы Вермахта все поголовно были "антинацисты", но четко выполняли все приказы Гитлера — вот такие они были «офицеры чести, честно исполняющие приказы вышестоящего командования и выполняющие свой офицерский долг». Не было у этих господ какой-то «особой верности присяге», и «офицерской чести» не было никакой особой — почитайте директивки армейских (не эсэсовских) генералов о борьбе с партизанами, и в отношении пленных. А «поняли» генералы, что Гитлер затащил их всех в большую … проблему, именно после Сталинграда и Курска, когда Война уже была фактически проиграна Германией – ещё больше стали «оппозиционерами», и мину английскую стали своему Фюреру под стол запихивать. Не было у Гитлера и какой-то особой «искры полководческого таланта». Бред всё это. Просто он действительно всегда знал, как поступать в той или иной политической ситуации. Но «знал» не по астрологическим прогнозам, а в силу своих отношений с Западом. Но его впихнули в Войну с Россией и пошло кинули западные приятели-спонсоры. И шансов у него никаких не было, ни выиграть Войну с Россией, ни остаться в живых. Тот же Сталин и его ближайшее окружение вполне спокойно воспринимали неизбежность этой Войны, к которой они стали готовиться ещё до привода Гитлера к Власти в Германии, и были полностью уверены в Победе СССР над Гитлером, и всей Европой — ведь промышленное развитие СССР тогда превосходило мощь всей Европы, и уступало только США.

Говорят Гитлер считал, что РККА ослаблена тем, что в ней расстреляли «самых лучших» в 1937 году. Наоборот, в 1938 году он стал больше опасаться РККА, избавленной от «поклонников Германии», от друзей и сторонников Тухачевского. К 1940 году у Гитлера было несколько «планов» на завоевание «мирового господства». И самым красивым, самым сильным, был удар через Балканы-Турцию на Иран-Индию. Этим одним, достаточно «легким» для Германии ударом Гитлер ставил на колени Англию, захватив у неё колонии, без которых Англии долго не просуществует, и «изолировал», окружал со всех сторон и Россию. После этого он мог входить в Россию через Азербайджан и Среднюю Азию, и Сталин ничего не смог бы противопоставить этому. Но к декабрю 1940 года его «убедили», что в Красной Армии опять оживились «наследнички» Тухачевского и уже исходя из этого, Гитлер выбрал и утвердил «вариант Барбаросса», а не план наступления на Иран-Индию, через Балканы-Турцию, что было бы более выгодным и разумным, с точки зрения стратегии и рисков — возможность одним, достаточно лёгким ударом покончить и с Англией, ударив по её колониям, и с Россией, ударив через Баку, с его нефтью, или через Среднюю Азию. «Вариант Барбаросса» мог быть успешным только при наличии откровенной подставы Советских войск под разгром. И Гитлер рассчитывал только на это, когда определял срок сопротивления Красной Армии в пару месяцев.

Но главное в фильме и «истории о Большой Игре и о Войне» от М. Леонтьева, это то, что очередная «версия» о том, что Гитлер собирался и мог пойти через Турцию-Иран в Индию, просто уводит в очередной раз от более существенного и важного – Гитлер был всего лишь примитивным и пошлым исполнителем воли Запада и именно Запад остаётся главным организатором развязывания Второй Мировой Войны. Как говорится, кто оплачивает девушку – тот её танцует. А вложены в Гитлера были огромные деньги ещё в конце 1920-х, начале 1930-х, когда он вел «предвыборную борьбу» за места в Рейхстаге — и попробовал бы он их не отработать. Так что никакой особой «самостоятельности» в его действиях не было (как сегодня у прочих ставленников США) и быть не могло. Чего-то там себе придумывать он конечно мог, но делать должен был только то, за что проплачено ещё с конца 1920-х годов, когда его стали резко «спонсировать» для выборов в Германский парламент, помогая «легитимно» прийти к Власти в Германии. А вся возня нынешних «историков» А. Бевинов из США и наших телепатриотов М. Леонтьевых у нас, строящих свои версии на основе американских же «подсказок», имеет в итоге только одну важную Цель. Доказать, что Сталин такой же организатор Второй Мировой, как и «исчадие Ада» и «самостоятельный политик» Гитлер. И Сталин несет ответственность с Гитлером на равных за развязывание этой Войны (но не как не Англия, с торчащими за её спиной США). А так как по итогам Второй Мировой, СССР-Россия получила территориальные приобретения и границы сталинского СССР прежде всего как Жертва Агрессии, то доказав злодейский умысел Сталина, который на этот раз «просто обязан был напасть» на Германию (и Европу-Запад!) в случае, если «самостоятельный диктатор» Гитлер пойдет на Индию через Турцию, можно поднимать вопрос о пересмотре Итогов Войны и лишить Россию «трофеев». Вот и всё.

Суть возможных планов Гитлера, одним ударом на Ближний Восток покончить и с Англией (как Империей), а потом и с Россией, конечно же замечательна и убедительна. И наверняка он так и мечтал поступить. Кейтель и Йодль разрабатывают прекрасную и блестящую операцию — поход Германии через Болгарию-Турцию на Иран-Индию весной 1941 года. Пара месяцев тратится на операцию на «Востоке» (и для этого Гитлеру не пришлось бы даже отправлять в Иран все войска из Европы), а потом, к осени 1941 года, будет покончено и с Россией, совместным ударом Германии, Турции и Японии — с запада, юга и востока. Германия после этого правит в Евразии, Англии оставляют (возможно) её колонии, а США закупориваются в своем полушарии Планеты. Этот вариант для России-СССР был не просто опасен, он был смертелен.

Вот только Леонтьев всё-таки напрасно упустил одну небольшую мелочь — такую как несамостоятельность Гитлера в своих поступках, и в мировой Истории. А ещё упустил, что и США мечтали выйти на мировые рынки, куда их не пускала Англия, и США больше всех были заинтересованы в новой Мировой Войне. Ведь из Первой Мировой США уже вышли с крупным барышом, на одних только военных заказах для всех воюющих сторон — вооружали всех, кто платит, а уж какого они цвета – не важно. Также, США к этому времени уже определились, что им гораздо выгоднее встать на сторону Сталина, а не на сторону Гитлера, т.к. Гитлер, захватив Евразию и прибрав к рукам английские Рынки, американцев на эти Рынки допустит только на его условиях. А именно о допуске США на Мировые рынки, контролируемые Англией, и шел торг между последними, когда начиналась Вторая Мировая — США требовали «свободу торговли в Мире», что вызвало скрежет зубов у Черчилля. Так что, Большая Война нужна была всем на Западе, и каждый мечтал выйти из неё с выгодой для себя. А Гитлеру пришлось отказываться от красивого плана удара через Турцию-Иран на Индию, что могло поставить Англию на край гибели, и переть на Россию-СССР в лоб. И сам себя он убедил, что в Индию он может также выйти через Россию, а через Балканы ему будет ловчее идти на Турцию-Суэц, перекрыть Англии транспортную артерию из Индии в Англию. А там и пробковые шлемы с шортами, заранее заготовленные для офицеров Вермахта пригодятся.

Вот эта «смена планов» действительно уничтожила Гитлера, Войну он уже проиграл. А тут ещё и сербы вечно портили кровь со своими партизанами НОАЮ (Народно-освободительной Армии Югославии), оттягивая на себя дивизии Вермахта. И «Революции» в России после нападения не случились, и предательство в РККА не сработало как надо, и «национальных бунтов» не произошло, и экономическая мощь России оказалась побольше, чем уверял Канарис. Впрочем, у Гитлера и не было каких-то особых «шансов» ни победить, ни даже выжить. Ведь Большую Войну, как и «Большую Игру», не Гитлер планировал. А у холуев – век не долог. Упустив же эти важные аспекты «хозяев-спонсоров» Гитлера в своих рассуждениях, Леонтьев и пришел в итоге, к важной для Запада идеи — Сталин фактически такой же организатор Мировой Войны, как и Гитлер. При этом Запад становится «белым и пушистым», за спиной у Гитлера не стоял и никакой ответственности не несет за развязывание той Войны. И хоть Сталин «собирался напасть всего лишь под давлением обстоятельств» на Германию (Европу-Запад!) для защиты СССР, он всё равно будет Агрессором. А раз Агрессор (наравне с Гитлером), то пора пересматривать Итоги Войны. Уж чему-чему, а пропаганде на Западе могут многие поучиться.

Посмотрите, каких дипломатических усилий стоило России сегодня доказать, что в событиях в Южной Осетии Агрессором является именно Саакашвили. Смог бы в те годы Сталин доказать перед Западом, что он не Агрессор, если бы напал первым? Но сегодня России было бы «выгодно», чтобы Грузия снова напала на Южную Осетию (как бы цинично это не звучало). Связанная «Договором о взаимной помощи», Россия на абсолютно законных основаниях доходит до Тбилиси. Саакашвили — в клетку, назначается «временный комендант», проводятся через пару месяцев «демократические выборы» и абсолютно легитимно и законно «приводится» к власти в Грузии нормальный и нужный России руководитель. Конечно, если Саакашвили снова нападает на Цхинвал – возможны жертвы среди мирного населения. Но во время «первого» этапа, в августе 2008 г. успели вывезти максимальное количество женщин и детей за пару дней до нападения? Значит и здесь найдут возможность минимизировать потери. Можно конечно оставить как есть. Но тогда будет намного хуже. И людей может пострадать и погибнуть гораздо больше.

Россия, в августе 2008 г., зная наверняка, что Саакашвили собирается напасть на Цхинвали, вывезла из «прифронтовой полосы» максимальное количество мирных жителей (прежде всего детей), «дождалась» нанесения удара Грузии Саакашвили по Южной Осетии, и только потом, спустя некоторое время ввела свои войска для защиты своих миротворцев и своих граждан. И чтобы сегодня не вопили об «Агрессии» России, «напавшей на беззащитную и маленькую Грузию» в самой Грузии и в Европарламентах, формально Агрессором является именно Саакашвили. Но наши собственные, внутренние «русофобы», уже стенают, мол, куда «смотрела разведка», да надо было нанести «превентивный удар» по грузинским позициям, да «слишком медленно ехали» через перевал. Но если наших правителей сегодня не задавит «олигархическая элита», по сути являющаяся «пятой колонной» в России в пользу Запада, то можно будет рассматривать такой сценарий — Саакашвили снова начинает войнушку (за неё же заплачено), опять гибнут солдаты и мирные жители, но «связанная» Договором, Россия снова вводит армию в Грузию, опять даёт по мордам агрессору и уже на вполне законных основаниях идёт на Тбилиси — для устранения Саакашвили и прекращения угрозы. И в этом случае опять Запад ничего не сможет сделать. Ведь всё будет сделано Россией на вполне законных основаниях. Впрочем, и Запад тоже это прекрасно понимает. Поэтому может поспешить «заменить» Саакашвили чем-то не таким буйным. Впрочем, сегодня Россия не обязана дожидаться нападения Саакашвили. Сегодня она имеет полное моральное право наносить «превентивные удары» по Мишико, что надумал устроить «Музей Русской Оккупации», в г. Гори, в доме-музее Сталина. А помогать ему с организацией этого «музея» будут его прибалтийские друзья. И самое забавное, что Саакашвили ведь сделает это, и сами грузины, увы, этому противиться не будут.

http://stalinism.ru/content/view/1344/7/

Подпись автора

"Меня здесь нет".

" VITA est VIA "

23

slon@bereg.net написал(а):

Посмотрите, каких дипломатических усилий стоило России сегодня доказать, что в событиях в Южной Осетии Агрессором является именно Саакашвили.

Да КАК ЖЕ ЭТО МОЖНО ДОКАЗАТЬ??? читайте
ессия
Агрессия   Война и мир
международно-правовое понятие, характеризующее незаконное применение вооруженной силы одного государства (группы государств) против другого государства (группы государств) для его захвата, порабощени
а в нашем случае мы имеем наведение конституционного порядка правительством на своей территории..БОРЬБУ С СЕПАРАТИЗМОМ..ТАКУ. ЖЕ КАК В ЧЕЧНЕ И ТАКИМИ ЖЕ КАВКАЗСКИМИ МЕТОДАМИ..

24

Этот немецкий директивный документ как-то обходится вниманием историков. Раньше о нем еще встречались упоминания, но как-то все без его цитирования. Современные же российские демократические историки очень старательно его замалчивают. А между тем он полностью расставляет точки над i, относительно поведения немецких военнослужащих в отношении гражданского населения на оккупированной территории Советского Союза.

В двух словах - Во-первых, этот документ передавал всю судебную власть в отношении всего местного населения в руки любого немецкого офицера, который единолично решал помиловать человека, заподозренного (только заподозренного!) во враждебности или расстрелять. Более того, командир батальона и выше мог применять массовые репрессии в отношении всего населения целого населенного пункта.
Во-вторых, немецкий военнослужащий любого звания, да в вообще любой немец, входящий в состав войск не нес никакой дисциплинарной или уголовной отвественности за преступления против местного населения.

Не верите? Читайте сами. Вот полный текст этого документа. Его оригинал на немецком языке вы сможете найти в ЦГАОР РФ. Фонд 7445, опись 2, ед. хранения 166. И обратите внимание на дату этого документа. Война еще не началась, а беспощадность к советским гражданам уже предписана.

Ставка Верховного Главнокомандующего
Совершенно секретно

13 мая 1941г.

Подсудность военным судам служит в первую очередь сохранению воинской дисциплины.

Расширение района военных действий на Востоке, формы, которые вследствие этого примут боевые действия, а также особенности противника делают необходимым, чтобы военные суды ставили перед собой только те задачи, которые при их незначительном штате для них посильны во время хода боевых действий и до замирения покоренных областей, то есть ограничили бы свою подсудность рамками, необходимыми для выполнения своей основной задачи.

Это, однако, будет возможно лишь в том случае, если войска сами беспощадно будут себя ограждать от всякого рода угроз со стороны гражданского населения. Соответственно этому для района "Барбаросса" (район военных действий, тыл армии и район политического управления) устанавливаются следующие правила:

I

1. Преступления враждебных гражданских лиц впредь до дальнейших распоряжений изымаются из подсудности военных и военно-полевых судов.

2. Партизаны должны беспощадно уничтожаться войсками в бою и при преследовании.

3. Всякие иные нападения враждебных гражданских лиц на вооруженные силы, входящих в их состав лиц и обслуживающий войска персонал также должны подавляться войсками на месте с применением самых крайних мер для уничтожения нападающего.

4. Там, где будет пропущено время для подобных мероприятий или они сразу были невозможны, заподозренные элементы должны быть немедленно доставлены к офицеру. Последний решает, должны ли они быть расстреляны.
В отношении населенных пунктов, в которых вооруженные силы подверглись коварному или предательскому нападению, должны быть немедленно применены распоряжением офицера, занимающего должность не ниже командира батальона, массовые насильственные меры, если обстоятельства не позволяют быстро установить конкретных виновников.

5. Категорически воспрещается сохранять заподозренных для предания их суду после введения этих судов для местного населения.

6. В местностях, достаточно усмиренных, командующие группами армий вправе по согласованию с соответствующими командующими военно-морскими и военно-воздушными силами устанавливать подсудность гражданских лиц военным судам. Для районов политического управления распоряжение об этом отдается начальником штаба верховного главнокомандования вооруженных сил.

II

Отношение к преступлениям, совершенным военнослужащими и обслуживающим персоналом по отношению к местному населению

1. Возбуждение преследования за действия, совершенные военнослужащими и обслуживающим персоналом по отношению к враждебным гражданским лицам, не является обязательным даже в тех случаях, когда эти действия одновременно составляют воинское преступление или проступок.

2. При обсуждении подобных действий необходимо в каждой стадии процесса учитывать, что поражение Германии в 1918 г., последовавший за ним период страданий германского народа, а также борьба против национал-социализма, потребовавшая бесчисленных кровавых жертв, являлись результатом большевистского влияния, чего ни один немец не забыл.

3. Поэтому судебный начальник должен тщательно разобраться, необходимо ли в подобных случаях возбуждение дисциплинарного или судебного преследования. Судебный начальник предписывает судебное рассмотрение дела лишь в том случае, если это требуется по соображениям поддержания воинской дисциплины и обеспечения безопасности войск. Это относится к тяжелым проступкам, связанным с половой распущенностью, с проявлением преступных наклонностей, или к проступкам, могущим привести к разложению войск. Не подлежат, как правило, смягчению приговоры за бессмысленное уничтожение помещений и запасов или друугих трофеев во вред собственным войскам.
Предложение о привлечении к уголовной ответственности в каждом случае должно исходить за подписью судебного начальника.

4.При осуждении предлагается чрезвычайно критически относиться к показаниям враждебных гражданских лиц.

III

Ответственность войсковых начальников

Войсковые начальники в пределах своей компетенции ответственны за то:

1.чтобы все офицеры подчиненных им частей своевременно и тщательно были проинструктированы об основах настоящего распоряжения;

2. чтобы их советники по правовым вопросам своевременно были бы оставлены в известность как о настоящем распоряжении, так и об устных указаниях, с помощью которых войсковым начальникам были разъяснены политические намерения руководства;

3. чтобы утверждать только такие приговоры, которые соответствуют политическим намерениям руководства.

СТЕПЕНЬ СЕКРЕТНОСТИ

С окончанием периода маскировки настоящее распоряжение сохраняет гриф "совершенно секретно".По поручению Начальник штаба Верховного Командования
Вооруженных Сил

Кейтель

Ниже можно не читать. Это размышления автора на тему этогот документа и я не хочу навязывать свое мнение читателю. Вы сами вправе делать свои выводы. Документ я вам дал.

Последние лет десять-пятнадцать российской прессой очень навязчиво а телевидением особенно навязчиво в головы читателей и зрителей вдалбливается тезис о том, что не столь уж и особенно виноват Гитлер в нападении на нашу страну, больше Сталин виноват своей политикой, что все же основной идеей нацистов было освободить народы СССР, в том числе и русских, от преступного сталинского коммунистического режима, от ужасов коллективизации и массовых большевистских репресссий, и в целом дать возможность России двигаться по пути к демократии, приобщиться к западному миру. И что у Германии вроде как и не было стремления уничтожить Россию как государство, а русских как нацию. А коли так, то и генерал Власов уже не предатель, а борец против сталинского режима, и его хлопцы из РОА все как один стояли за освобождение России от коммунистических угнетателей. Значит они не пособники фашизма, а борцы за демократию и свободу руского народа. Вроде как бы герои и страдальцы. Как и все прочие различные полицаи, каратели.

Ну а коли немцы где-то кого-то немного и постреляли, да что-то сожгли, так это лишь эксцессы, перегибы, так сказать, на местах, проявления злости отдельных невыдержанных немецких солдат. Да и то, вызванные преступными действиями коммунистических партизан и иных большевистских фанатиков. А к мирному населению немецкие власти относились как строгая мать к неразумным чадам. Если где и выпорят кого-то, так это для их же пользы и так сказать вразумления.

То есть, немецкие войска воевали не против российского народа, как такового, а за него, за его освобождение от большевиков, не за уничтожение российского государства, а за то, чтобы оно перестало быть "империей зла".

Однако, все это ложь самого гнусного и низкого пошиба. Из самой книги Гитлера "Майн кампф" следует, что целью войны Германии против СССР был именно захват нашей страны, уничтожение российской государственности, истребление российского народа как этноса, и превращение его остатков в рабов.

У современных российских пересматривателей истории уже заготовлено довольно простое возражение, что мол это лишь личные политические взгляды и мнения Гитлера, а отнюдь не руководство к действию, что никто в Германии эту книгу толком и не читал ( как и в СССР никто не читал "Капитал" К.Маркса) и никто ею не руководствовался.

Ну что ж, возможно это и так. Действительно, мало кто внимательно читает скучные книги на политические темы. Однако, аккуратные и педантичные немцы, у которых каждый шаг регламентируется какой либо бумагой, оставили нам достаточно директивных государственных и военных документов, имевших для немцев юридическую силу и подлежавших обязательному исполнению, которые неопровержимо и юридически однозначно доказывают, что вне зависимости от политического и государственного строя России цели войны были однозначны - уничтожить российское государство, присоединить ее земли к Германии, сделать хозяевами земель и господами над русскими людьми исключительно немцев.

Одним из таких документов является ранее довольно известная, и фигурировшая на Нюрнбергском процессе в качестве улики, а ныне старательно задвигаемая в тень директива А.Гитлера "О военной подсудности в районе "Барбаросса".

Напомню, что к району "Барбаросса" немцы относили все территории. на которых осуществляется выполнение плана войны против СССР под кодовым названием "Барбаросса", т.е. всю территорию СССР.

Уже первый пункт первого раздела директивы изымает из юрисдикции немецких военных и военно-полевых судов все преступления. совершаемые гражданами нашей страны, которых эта директива с ходу обозначает как " враждебные гражданские лица". Заметим, что здесь не идет речи ни о "коммунистических элементах", ни о "сотрудниках НКВД" или ком то подобном. Все, абсолютно все граждане СССР отнесены к враждебным гражданским лицам.

Так что же, может быть немецкие власти не считают возможным судить граждан чужой страны за преступления и отдают их судить советским судам по советским законам? Что ж, такое в мировой практике бывало.

Однако третий пункт директивы предписывает войскам всех, кто совершает нападения на них, уничтожать немедленно с применением крайних мер. Возразить на это особенно нечего. Война есть война и всякого, кто стреляет в тебя, ты вправе уничтожить.

Но вот четвертый пункт отчетливо и однозначно определяет кому предоставляется полное право вершить суд и расправу над гражданами СССР вплоть до применения расстрела. Это любой немецкий офицер. Причем для этого не требуется разбирательство, расследование и даже достаточно четкое определение - совершал ли этот человек преступление или нет. Достаточно того, что имярек заподозрен в том, что он совершал деяние. Причем выбор мер наказания невелик - растрелять или не расстрелять. Никаких прокуроров, адвокатов, презумпции невиновности, права на обжалование. Немецкий офицер здесь высшая судебная инстанция. Его приговор окончательный. Любое его решение автоматически считается правомерным и законным.
Любопытно, что пункт пятый директивы запрещает сохранять жизнь подозреваемому до момента пока в данной местности будет установлена судебная власть. Т.е. если офицер сомневается виновен ли человек или нет, то он все равно имеет законное право его расстрелять.

Перефразируя правило известного в Одессе в двадцатые годы бандита Сашки Червня можно этот пункт обозначить так "Никогда не сомневайся стоит ли растреливать, сомнение уже повод для расстрела". Директива Гитлера уже этим пунктом превращает немецкого офицера в бандита, не опасающегося наказания.

Более того, пункт третий позволяет немецкому офицеру в должности командира батальона и выше осуществлять массовые репрессии в отношении целых населенных пунктов.

И только когда командующий группой армий решит, что та или иная местность достаточно усмирена, то с согласия командующих военно-воздушными и военно-морскими силами, действующими на данной территории, он может ввести систему военных судов для местного населения, а может и не вводить.

Итак, вся юстиция для местного населения на оккупированных териториях, весь закон, все право по гитлеровской директиве зиждятся на настроении немецкого офицера.

Еще более примечателен раздел второй, где указывается, как относиться к преступлениям немецких военнослужащих в отношении местного населения. Этот раздел обнажает всю суть отношения немецкого государства к преступлениям своих военнослужащих на оккупированной территории. Сказано однозначно, четко и ясно - судить солдата за преступления можно только в том случае, если он своими действиями принес вред своим войскам. Т.е. если он убил русского ребенка, сжег русский дом, ограбил местного жителя, изнасиловал его жену - он не подлежит ни суду, ни даже наказанию. Его можно судить, например, если он сжег дом, в который нужен для размещения немецких солдат, или разграбил склад, из которого снабжаются немецкие подразделения. При этом особо подчеркивается, что следует крайне критически относиться к показаниям местного населения. Фактически это означает, что виновный солдат может переложить вину за сожженую хату на ее хозяина, пропавшее имущество из склада на местных жителей. Директива предписывает верить немецкому солдату, а не "враждебным гражданским лицам".

Этот раздел директивы полностью отдает население во власть немецких солдат. Они могут творить с людьми все, что им заблагорассудится. В отношении местного населения для немцев нет никаких сдерживающих произвол правил.

Что тут доказывать и спорить? Бандитизм под защитой закона. Вещи без всякого стеснения или иносказания названы своими именами, и предписано за преступления не наказывать. Одна эта фраза директивы дает нам полное основание называть всех солдат Вермахта бандитами и разбойниками, а все уверения выживших немецких генералов в том, что Вермахт воевал благородно, и что называется в белых перчатках, называть обычной ложью.

Что стоят в свете этой директивы их воспоминания, когда немецкий же руководящий документ освобождает солдат от какой либо даже номинальной ответственности за уголовные преступления, и чего стоит подпись Германии под гаагскими конвенциями о правилах сухопутной войны? Если в правилах обращения с военнопленными, с политкомиссарами гитлеровское руководство еще ссылается на то, что СССР якобы не признает Женевскую Конвенцию о пленных, то здесь оно не делает даже этого, а просто отдает людей во власть солдат.

Вот так то.

Примечание не по теме. Есть очень любопытный момент в этом документе. Это пункт 2. который требует беспощадно уничтожать партизан. Известный советский специалист в области минной войны полковник И.Г.Старинов, которого наша историческая пресса называет "супер диверсантом Сталина", "заместителем Бога по диверсиям", самым-самым партизаном, в нескольких своих мемуарных книгах постоянно обвиняет Сталина в том, что в предвоенный период не уделялось совершенно никакого внимания подготовке партизанского движения, что партизанство было полностью уничтожено и разгромлено еще в начале-середине тридцатых годов, а все специалисты в этой области были либо расстреляны, либо посажены в лагеря.

А вот немецкая директива, которая вышла больше, чем за месяц до начала войны, фактически утверждает, что советские партизаны будут, и что с ними необходимо беспощадно бороться. Такие пункты в приказах просто так не пишутся. Значит у немцев были все основания полагать, что на территории СССР обязательно будут действовать партизаны, т.е. Советы такую подготовку ведут, и ведут давно.

И известный немецкий военный историк генерал-майор Б. Мюллер-Гиллебрандт в своей книге "Сухопутная армия Германии 1933-1945" утверждает, что перед походом на Восток было создано девять охранных дивизий именно для борьбы с партизанами.

И генерал-лейтенант П. Судоплатов в своей книге "Разные дни тайной войны и дипломатии. 1941 год" подтверждает, что хотя Особая группа НКВД, начальником которой он был назначен, и в обязанности которой входило именно руководство партизанским движением, была создана лишь 5 июля 1941 года, все необходимое для быстрого развертывания партизанских сил к моменту начала войны уже имелось.

Так что, уважаемый полковник Старинов просто лжет? Или он просто был не в курсе всей этой подготовки, поскольку этим занималось НКВД, а Старинов служил в системе НКО (наркомат обороны)? В этом я сомневаюсь. Похоже, что Илья Григорьевич на старости лет просто держал нос по ветру и писал не то, что было в действительности, а то, что от него хотели услышать наши современные демократы, которых хлебом не корми, а дай лягнуть лишний раз Сталина. На такие нехорошие мысли наталкивают и собственные строки Старинова, которые он написал за полвека до того, как он стал подлаживаться под демократов. Товарищ полковник, когда вы были искренни - в 1949 ли в 1997?
Источники и литература

1. А.Я.Сухарев и др. Нюрнбергский процесс. Сборник материалов в 8-ми томах. Том 4 и том 5. Юридическая литература. Москва. 1989г.
2. ЦГАОР СССР. Фонд 7445, опись 2. ед. хранения 166.
3. Нюрнбергский процесс. Стенографический отчет в 30 томах. Госюриздат. Москва. 1958г.
4.Адольф Гитлер. Моя борьба. Т-ОКО. 1992г.
5. Мюллер-Гиллебрандт. Сухопутная армия Германии 1933-1945гг. Изографус. ЭКСМО.Москва. 2002г.
6.И.Старинов. Записки диверсанта. Альманах "Вымпел". Москва. 1997г.
7.И.Г.Старинов.Мины замедленного действия. Альманах "Вымпел". Москва. 1999г.
8.И.Старинов.Супер диверсант Сталина. Мины ждут своего часа. ЭКСМО. ЯУЗА. Москва. 2004г.
9.И.Г.Старинов. Партизанское движение в Вел. Отеч. войне. Курс лекций. Военная академия им. М.В.Фрунзе. Москва. 1949г.
10.П.Судоплатов. Разные дни тайной войны и дипломатии. 1941 год. ОЛМА-ПРЕСС. Москва. 2005г.

http://army.armor.kiev.ua/hist/barbarossa.shtml

Подпись автора

"Меня здесь нет".

" VITA est VIA "

25

вот кстати эта самая -Барбароса.)))

увеличить

Подпись автора

"Меня здесь нет".

" VITA est VIA "

26

slon@bereg.net написал(а):

Этот немецкий директивный документ как-то обходится вниманием историков. Раньше о нем еще встречались упоминания, но как-то все без его цитирования. Современные же российские демократические историки очень старательно его замалчивают. А между тем он полностью расставляет точки над i, относительно поведения немецких военнослужащих в отношении гражданского населения на оккупированной территории Советского Союза.

Вот так и начинается процесс переписывания историии...
Потом удивляемся, откуда политика двойных стандартов.

27

Egor2008 написал(а):

Вот так и начинается процесс переписывания историии...

истории...мы к сожалению..достоверной не имеем в полном обьеме...в том числе и касаемо второй мировой войны..времена были жестокие....и на алтарь победы...приходилось класть все...в том числе я думаю и правду....пропаганда..контрпропаганда..дезинформация..искажение фактов..запугивание..и произвол..наверняка использовалось с обееих сторон..Я досих пор не могу понять почему не откраваются полностью архивы..касаемо второй мировой войны...революции...коллективизации...репрессий...голодомора того же...я думаю большой популярностью..пользовались бы издания..которые чисто печатали бы факты из архивов ..без купюр..ограничений..и обработки в угоду власть придержащим.....мое мнение..не открывают не потому что боятся раскрыть имена агентов и прочих...и не потому что боятся раскрыть  методику ведения той же разведовательной деятельности..а просто ...боятся....ибо произведет это(если давать не дозированно как сейчас).эффект разорвавшейся бомбы....и полного недоверия к будь какой власти...ибо я уверен  что там столько вранья...и искажений..такой херней нас пичкали.....что такого блядства нет точно ни в какой истории..ни одной страны в мирое...во все времена..

28

БрУнет написал(а):

истории...мы к сожалению..достоверной не имеем в полном обьеме...в том числе и касаемо второй мировой войны.

Согласен, что в полном объёме не всё нам известно. А хуже всего то, что и известное переиначивают..
О причинах неоткрытия многого архивного могу токо догадываться, как и ты..
Если на обложке стоит гриф и срок его действия (полагаю, что как-то так...), то ктож рискнёт сделать достоянием гласности? Какие-нить комиссии всё рассматривают и решают наверное.

29

"скелеты в шкафу" есть у любого Государства.
Согласен с тем выводом что -обнародование Архивов может вызвать Коллапс и Ступор..и не только по отношению к Властям

Подпись автора

"Меня здесь нет".

" VITA est VIA "

30

ФИНСКАЯ ВОЙНА

http://www.nb-info.ru/revolt/finwar.jpg

Не луна Оссиана светила на них,
И щюцкора значок на мундире
Говорил, что стоим мы у сосен живых
В мертвом финском полуночном мире…
Н.Тихонов, "Саволакский егерь" (…)

107 лет Финляндия принадлежала Российской Империи. "Русские" императоры Романовы - от Александра I до Николая II - лебезили перед финнами: отсутствие крепостного права, финский сейм (парламент), освобождение от налогов в имперскую казну и свобода от воинской повинности, другие поблажки… Вполне естественно, что финны русских за это презирали. Вот шведов - тех, да! - они уважали. Шведы владели финнами 500 лет, с 13 века, и с европейской аккуратностью регулярно макали своих подданных чухонскими мордами в дерьмо. Как же не уважать! Знаменитый Карл XII вёл свои войны преимущественно финским пушечным мясом и за недолгие годы своего правления сократил поголовье взрослого мужского населения в Финляндии в несколько раз. За век под русским "владычеством" Финляндия откормилась и разбогатела, и в годы первой мировой войны почти не скрывала своих прогерманских симпатий. Революцию 1917 г. в Финляндии поддержали в основном русские солдаты и матросы (линкоры Балтийского флота базировались в Гельсингфорсе, нынешних Хельсинки - столице "самостийной" Финляндии). В 1918 г. их разгромили финские буржуи при поддержке немецких частей. 16 тысяч "красных" в том же году расстреляли, почти 100 тысяч загнали в концентрационные лагеря (неслабые цифры для страны с населением в 2,5 миллиона). В следующем 1919 г. финские егеря активно участвовали в интервенции и походе Юденича на Петроград. Их разбили… В 1921-22 гг. на территории нашей Карелии шла первая "зимняя война", когда лыжные отряды чекистов и партизан громили финские банды. Все последующие годы "мирного сосуществования" до 1939 г., финские политические партии, вольготно рассевшиеся в парламенте-сейме, одновременно жались от страха перед Великим Восточным Соседом и провозглашали "территориальные претензии" на Карелию, а особо откаченные, типа т.н. "лапаусской группы" (что-то вроде аграрной кулацкой партии) претендовали также на… Ленинградскую область, Кольский полуостров и часть нашего севера, вплоть до Урала! Впрочем, всё это было только в бредовых снах и горячечных речах финских националов в местном парламенте. Открыто заявить свои "претензии" финны не решались и ограничивались помощью западным разведкам и антисоветским организациям в их деятельности против Советского Союза. Что такое Финляндия в СССР хорошо знали. И тем "историкам", которые утверждают о неспособности и неготовности советской армии и руководства, об их тупости и незнании противника в финской войне 1939-40 гг., советую посмотреть справочник "Иностранные Армии и Флоты" для начсостава РККА, 1928 года издания. (Справочник интересен и сам по себе; из него можно узнать, что солдат японской императорской армии кормили рисом с черносливом, а две трети солдат монгольской армии болели сифилисом… ) Невероятно, но на первом месте в справочнике помещена именно Финляндия, точнее финская армия. И за 11 лет до войны советские военные аналитики поразительно точно предсказали ход войны, сильные стороны финских вооруженных сил и стратегию финской обороны. Единственным и естественным "потенциальным противником" финны считали Союз ССР, наследника Российской Империи. В случае войны финны были готовы вести активную оборону в надежде на скорую помощь и вмешательство Запада, благо врагов у России на западе всегда с избытком. Активной обороне - диверсионным полупартизанским действиям с опорой на сильно укрепленные железобетонные узлы сопротивления - способствовала вся природа Финляндии: свыше 100.000 озер, соединенных протоками, болота и густые леса. Использовать относительно крупные силы и тяжелую технику можно было только на Карельском перешейке - 100-километровой горловине между Финским заливом и Ладожским озером. Этот перешеек и был перерезан укреплениями знаменитой "Линии Маннергейма", чьи передовые позиции находились в 30 километрах от Ленинграда. К своей войне финская армия была готова. Военспецы РККА отмечали отличную индивидуальную подготовку финских солдат и младших офицеров, особо выделяя снайперов и стрелков-лыжников. Был еще и "Щюцкор" - добровольное полувоенное формирование, готовившее финнов к военной службе и партизанской войне. Хорошо представлял ситуацию в Финляндии и сам Сталин. 7 апреля 1938 г. в Кремль прибыл вызванный из Хельсинки руководитель советской резидентуры в Финляндии - агентурный псевдоним "Кин". Сталин расспрашивал "Кина" о ситуации в "его" стране. "Сосед невелик, но границы его с нами уже протянулись более чем на тысячу километров", - заметил вождь. Когда "Кин" сказал, что финский флот имеет всего два крейсера - "Ильмаринен" и "Вяйнемойнен", Сталин, повернувшись к присутствовавшим Молотову и Ворошилову, пояснил товарищам: "О, это из древнего финского эпоса "Калевала". (Интересно, смогут ли "товарищи" Ельцин и, допустим, Черномырдин даже выговорить это слово - Калевала, па-анимаешь?…) После отделения прибалтийских "государств" и Финляндии от нашей страны, на протяжении 20-х и 30-х годов Петроград-Ленинград (вторая столица) был приграничным городом, открытым и незащищенным от нападения с Запада. По сути, весь северо-запад страны, как и в наши дни, находился под постоянной угрозой. Карликовые армии "соседей" были лишь авангардом для тех сил, которые могли в любой момент появиться из Европы. Достаточно вспомнить, как хозяйничал на Балтике английский флот в 1919 г. К концу 30-х крайне невыгодное стратегическое расположение наших северо-западных границ грозило еще большей опасностью. Западные страны оправились от ужасов первой мировой войны. Британия - огромная колониальная империя, вполне серьезно, как ныне США, претендовала на мировое господство (самый мощный военный флот в мире!). Не отставала и Франция (сильнейшая сухопутная армия в Европе - так тогда считали!). Из пепла версальского мира уже поднимался гитлеровский третий рейх… Прибалтика и Финляндия представляли собой огромный и удобный плацдарм для возможной агрессии против СССР. Особенно, со стороны Финляндии… С территории этой страны можно было легко обстреливать Ленинград из тяжелых орудий. Сеть её военных аэродромов близ границ СССР была способна принять в 10 раз больше самолетов, чем насчитывалось в ВВС Финляндии. Принадлежащие финнам острова в одноименном Финском заливе, в случае необходимости, легко и надежно блокировали Кронштадт и советский балтийский флот. С территории Финляндии было не сложно перерезать железную дорогу, соединявшую Ленинград и Мурманск (и тогда - конец нашему Северу!) Систему финских аэродромов создавали немецкие специалисты, береговую оборону Финляндии планировала комиссия английских военных экспертов, укрепления на линии Маннергейма строили французы и бельгийцы, крупнейшие знатоки фортификации в Европе… Сталин и руководство Красной Армии действовали вполне традиционно. В результате сталинской политики, к 1941 г. мы получили в Балтийском регионе, почти точную копию оборонительных позиций русской армии и флота в 1914 г. Стремясь к активной роли в Европе и мире, Сталин старался надежно прикрыть Ленинград, ключ ко всему русскому Северо-Западу. Но прежде, чем отодвинуть на 200 километров наши западные балтийские границы, от Кронштадта до Ханко и Моонзунда, прошло два года напряженной внешней политики, на грани мирового конфликта, и три месяца кровавой зимней войны… Еще в 1938 г., Советский Союз предложил Финляндии оборонительный договор. Финны отказались. В 1939-м им предложили обмен территориями - нам участки Карельского перешейка, несколько островов в Финском заливе и Баренцевом море, финнам - вдвое большая территория в советской Карелии. Финны не пошли и на это - в случае чего, Англия с Францией обещали им помощь. Одновременно финский генералитет все плотнее общался с германским генштабом. (Маленькая, но гордая страна, да?! Вашу мать…) Сентябрь 1939 г., начиналась вторая мировая. Медлить было нельзя. Кто знает, как будут развиваться события? "Видимо, нам с Финляндией придется воевать", - заметил Сталин на совещании в Кремле. Еще шли переговоры (официальные и секретные, параллельно), но обе стороны уже готовились к близкой войне. 13 октября в Финляндии началась мобилизация и развертывание войск вдоль советской границы. С нашей стороны тайная мобилизация шла в Ленинградском военном округе… Большинство финских военных и политиков смотрели на приближающуюся войну со странным оптимизмом, доходящим до идиотизма. Было запланировано… наступление на территорию советской Карелии. Основания для такой самонадеянности были. СССР вынужден держать крупные силы на Дальнем Востоке, где совсем недавно закончились боевые действия против японцев у Халхин-Гола. Еще более крупная группировка находилась на бывших польских землях в Западной Белоруссии и Украине, а также на территории Прибалтики, как противовес германской военной машине, только что сокрушившей не самую слабую польскую армию. Без этих сил недавно подписанный "пакт Молотова-Риббентропа" остался бы ненужной бумагой. Таким образом, СССР мог использовать против Финляндии лишь меньшую часть своих войск. Сосредоточению крупных сил препятствовала и местность вдоль советско-финской границы (почти полное отсутствие дорог и населенных пунктов). Невысоко финны оценивали и боеспособность Красной Армии. Всеобщую воинскую повинность в СССР ввели только 1 сентября 1939 г., - большая часть войск было обучена ещё очень слабо. Не на высоте, по мнению финнов, как и всех прочих западных аналитиков, был и командный состав РККА, ослабленный "репрессиями"… Советское наступление финны ждали не ранее весны 1940 г. Наступать зимой в северных широтах, по их мнению, мог только сумасшедший. К весне финны планировали хорошо подготовиться, заручиться военной и технической поддержкой Запада и… разгромив сосредоточенные против них части РККА перейти в наступление. Захвату Карелии, по замыслу финнов, должно было способствовать недовольство части советского населения коллективизацией и суровыми условиями жизни в СССР. Интересно, что такой оптимизм политиков и военных Финляндии не разделял только главнокомандующий финской армией, потомок шведских дворян и бывший генерал-лейтенант русской царской армии Карл Густав Эмиль Маннергейм… Поводом к финской войне послужил инцидент у деревушки Майнила на Карельском перешейке, где 26 ноября 1939 г. подвергся артиллерийскому обстрелу отряд 70-й стрелковой дивизии Красной Армии. Начиная с конца 80-ых гг. "демократические" авторы слишком рьяно расписывают это событие, как провокацию наших спецслужб, чтобы им можно было верить… Подобные обстрелы не раз случались на протяжении 20-х и 30-х гг. Да и ряд финских историков признают, что роковые выстрелы в ноябре 1939-го прозвучали с их стороны. 28 ноября 1939 г. нарком иностранных дел Молотов сообщил о денонсации советско-финского договора о ненападении, 29 ноября - прекращены дипломатические отношения с Финляндией, 30 ноября наши войска перешли финскую границу. Наступление Красной Армии началось в самое неподходящее время - накануне зимы, и в самом неподходящем направлении - в лоб развернутой финской армии, опиравшейся на мощные укрепления и труднопроходимую местность. Не удивляйтесь… но это лишь подтверждает государственную мудрость товарища Сталина! Накануне наступления нарком НКВД Лаврентий Берия и нарком ВМФ адмирал Николай Кузнецов предложили план молниеносного захвата Финляндии. Мощный и стремительный морской десант на открытое финское побережье Ботнического залива (между Швецией и Финляндией) вывел бы советские войска прямиком к крупнейшим финским городам, почти не прикрытым сухопутными войсками финнов, засевшими далеко на советско-финской границе. (Аналогичную операцию провел Гитлер в апреле 1940-го при захвате Норвегии). Сталин отверг этот совершенно верный с чисто военной точки зрения план. Такой молниеносный и бескровный захват Финляндии немедленно привел бы к длительной и кровопролитной мировой войне, с самым сомнительным исходом… Активные действия русского флота на Балтике, непосредственно у берегов Швеции, взорвали бы хрупкий нейтралитет скандинавских стран (когда-то галеры Петра I уже спалили пригороды Стокгольма…). Сами по себе, Швеция с Норвегией не были опасными противниками, но были в состоянии пропустить через свои территориальные воды в Балтику сверхмощный в то время британский флот, а за ним и англо-французские экспедиционные корпуса. Так уже было в 1919 г., и Сталин это хорошо помнил. Так было и раньше, в прошлом XIX веке, во время Крымской войны… Как в таких условиях поведет себя гитлеровская Германия, имевшая очень тесные экономические и политические связи со Швецией (как, впрочем, и с Финляндией) было неизвестно. Тогда, осенью 1939-го, было лишь хорошо видно, что Англия с Францией и их противник Германия, находясь формально в состоянии войны, воевать совсем не спешат. И англо-французские политики сделают все возможное, чтобы развернуть "вермахт" на Восток… Итак, Красная Армия пошла в лоб на финские укрепления, через заснеженные леса и болота Карелии, подальше от европейских столиц. Сталин сознательно избрал самый тяжелый и кровопролитный путь. Единственно верный в тех условиях! От Баренцева моря до Финского залива четыре армии Ленинградского военного округа, под командованием командарма 2-го ранга Мерецкова, перешли в наступление. В начале декабря 1939 г. морская пехота захватила принадлежавшие финнам многочисленные острова в Финском заливе. Одновременно, на Севере наши части заняли порт Петсамо (древнюю русскую Печенгу) и вышли к границам Норвегии, закрыв Финляндии выход в Баренцево море. Труднее шли операции на континенте, где сама природа противостояла нашим армиям. В течение месяца семь дивизий 9-й и 8-й армий, не встречая открытого сопротивления, продвигались в глубь финской территории. Дорог фактически не было, глубина снежного покрова достигала двух метров, в отдельные дни, к утру, температура воздуха опускалась до -45. Войска теряли бойцов от обморожения, танки и техника намертво застывали в снегу… Финское командование, подтянуло резервы и с началом нового 1940 г. перешло в контрнаступление. Мобильные отряды отлично подготовленных лыжников, в белых маскхалатах, щедро снабженные автоматическим оружием, перерезали коммуникации русских войск. 5 января в лесах к северу от Ладожского озера была окружена 18-я Ярославская стрелковая дивизия. 55 дней в снегу на страшном морозе длилась агония окруженных. Только 29 февраля остатки дивизии - около 1000 истощенных обмороженных бойцов, прорвав кольцо финских частей, вышли из окружения. Но знамя дивизии спасти не удалось, оно стало финским трофеем… По законам войны, героически дравшаяся дивизия была расформирована. Оставшиеся в живых немногочисленные офицеры, собравшись вместе сразу после выхода из окружения, предпочли застрелиться. (Командарма Мерецкова, провалившего с большими потерями наступление, в это время уже пи*дили ногами в подвалах НКВД; вскоре он осознал ошибки, Сталин его реабилитировал и будущий маршал хорошо воевал в Великую Отечественную). При выходе из окружения свыше сотни тяжелораненых бойцов Ярославской дивизии были оставлены в наспех сооруженных землянках. Землянки с ранеными финны сожгли. Тех, кто сумел выбраться, после жестоких пыток убили. (Мы им этого не забудем и не простим!) Осознав невозможность дальнейшего наступления сквозь леса и бездорожье центральной Финляндии, советское командование перенесло основную тяжесть удара на Карельский перешеек, против брони и бетона линии Маннергейма… К середине декабря, прорвав полосу обеспечения, через лесные завалы, противотанковые рвы и минные поля, под обстрелом снайперов-"кукушек", отражая ночные налеты финских егерей, к главной оборонительной полосе линии Маннергейма вышли части Красной Армии. Начался первый штурм. Линия Маннергейма представляла собой систему из 356 железобетонных фортов и 2425 деревоземляных дотов, надежно прикрытую проволочными заграждениями, надолбами, минами, а также многочисленными озерами, незамерзающими зимой болотами и реками. Бетонные укрепления строились финнами в два этапа. Все укрепления были тщательно замаскированы. Над дотами целые леса. Маскировке способствовал и обильный снег. Глубокие амбразуры гасили вспышки пламени стреляющих орудий и пулеметов, искажали звуки выстрелов, так что многие укрепления невозможно было обнаружить даже с близкого расстояния. Ясная и морозная погода, стоявшая почти всю ту роковую зиму на Карельском перешейке, наоборот, позволяла финским стрелкам отлично разглядеть наступавшие русские войска. Спрятанные за надежным бетоном, отогревшиеся в теплых подземных казармах, финны почти безнаказанно расстреливали наступавшую по глубокому снегу русскую пехоту, ночью они совершали столь же безнаказанные налеты на застывшие в снегу обессиленные русские полки. Ножами снимали охранение, жгли "молотовскими коктейлями" русские танки, расстреливали наших вооруженных трехлинейками солдат беглым огнем пистолетов-пулеметов "суоми"… Бесплодные атаки почти невидимых финских укреплений продолжались до конца декабря 1939-го. Доты атаковала пехота и многочисленные легкие танки. Пехота отсекалась пулеметным огнем финских дотов. Наши танки, без поддержки пехотинцев, справиться с дотами не могли. Их смелые, порой безумные рейды вглубь финской обороны не приносили результатов. Даже выстрелы в упор танковых орудий не могли пробить бронезаслонки в амбразурах финских укреплений. Чтобы спасти наступающую пехоту танкисты порой затыкали амбразуры корпусами своих машин, подставляя себя под губительный огонь соседних дотов… Прорвавшиеся в финский тыл русские танки уничтожались бутылками с горючей смесью. Именно тогда это эффективное оружие финны впервые и прозвали "молотовским коктейлем" (в "честь" нашего наркома иностранных дел Молотова, столь ненавистного "самостийным" финнам). Сама местность на Карельском перешейке была "противотанковой". Любой лес, сквозь который должны были прорываться наши танки, необходимо было предварительно обстрелять шрапнелью, чтобы… сбить снег с веток. Иначе он просто залепил бы смотровые щели, и ослепшие машины стали бы легкой добычей финнов. Танки рвали траки на гранитных валунах, невидимых под снегом, проваливались в болота и озера, замаскированные снежной пеленой. Бои на Карельском перешейке шли в каких-то фантастически нечеловеческих условиях. Бойцы-пехотинцы, спящие прямо в снегу, отчаянно завидующие танкистам, которые отогревались под брезентом над работающим танковым двигателем. Двигатели не выключали - раз заглушишь и больше не заведешь… Мороз. А ведь были танковые экипажи, которые выбирались из провалившихся под лед машин, и после ледяной воды, по пояс в снегу, при 40-градусном морозе, под финским огнем пробирались к своим… 23 декабря 1939 г. финны, обрадованные русскими неудачами, на 30-километровом участке бросили в контрнаступление шесть дивизий. В тот же день их наступление с треском провалилось. К новому 1940-му году прекратили атаки и наши войска. Русская армия стала планомерно готовиться к прорыву. Командующим был назначен участник гражданской войны (комдив одной из дивизий 1-й Конной) Семен Тимошенко, человек с бритым черепом и железной хваткой. Поражает, с какой скоростью, всего за месяц, армия буквально преобразилась. С корнем и кровью, в ходе изнурительных позиционных полубоев и диких морозов из армии выдрали привычки и стереотипы мирного времени. Поменяли тактику. Пехота теперь наступала фантастическим образом - бойцы боком ползли двумя цепочками по глубоким колеям, которые прокладывал в снегу шедший впереди танк. Танкистам запретили давать задний ход… Поменялось обмундирование. Вместо кирзовых сапог - валенки. Вместо шинелей - овчинные полушубки. Суконный шлем-буденновку, не спасавший от 40-градусного мороза, заменили шапкой-ушанкой. А ведь этой "одежды" в штатном обмундировании Красной Армии до начала 1940-го просто не было. Все это пригодилось зимой 1941-го… Поменяли даже рацион бойцов. В Ленинграде тут же организовали производство полуфабрикатов быстрого приготовления, специально для зимних условий. Тогда для бойцов ввели и знаменитые 100 "наркомовских" (наркома Ворошилова) грамм водки. В тылу спешно прокладывались дополнительные железные и шоссейные дороги, строили точные копии финских укрепрайонов, где проводили учения войск. Из студентов-добровольцев формировали лыжные батальоны. Студенты, которые сейчас поголовно косят от армии, тогда - 60 лет назад - добровольно шли в ударный спецназ, где им давали лыжи, белые маскхалаты, самозарядные винтовки Токарева или пистолеты-пулеметы Дегтярева. В те дни на подступах к финским укреплениям наши бойцы пели немудреные слова на мотив знаменитого "кочегара": Раскинулись ели широко, В снегу, как в халатах стоят. Засел на опушке глубоко В земле белофинский отряд… С началом февраля 1940 г. наши авиация и артиллерия стали усиленно громить финские укрепления. 4 февраля бойцы 100-й стрелковой дивизии, той самой, которая в Великую Отечественную станет 1-й гвардейской, уничтожили первый железобетонный финский дот. Доты уничтожались так: ночью к доту на прямую наводку вытаскивали 203-мм гаубицу, для маскировки выкрашенную в белый цвет. Это нарушало все каноны классической тактики - такие орудия должны были располагаться за 8-10 км от линии фронта. Бойцы за особую мощь прозвали гаубицы "лесорубами". Гаубицу маскировали где-нибудь в лесу между деревьями. На рассвете тяжелый танк проламывал просеку от орудия к доту и сваливал в сторону. Тут же расчет гаубицы открывал беглый огонь… Нужно было успеть уничтожить дот, пока огонь снайперов и соседних укреплений не выбил орудийный расчет. Для уничтожения сверхмощных финских дотов требовалось выпустить до сотни снарядов! Наловчившиеся мастера к концу февраля 1940 г. делали это двумя десятками выстрелов. После обстрела тяжелыми снарядами в упор финский гарнизон, спрятавшийся в подземном убежище, воевать уже не мог - выжившие слепли, глохли и порой сходили с ума… 17 февраля 1940 г. финны начали отход. Линия Маннергейма была прорвана. Русская армия свершила уникальную в истории войн операцию. Ни одна армия мира не была способна на подобное чудо. Весной 1940-го немцы обошли знаменитую французскую линию Мажино. Летом 1941-го войска Гитлера застревали там, где встречали наши долговременные укрепления, некоторые из русских дотов они сумели взять только с применением химического оружия(!). А ведь, повторяю, это происходило летом, наши доты не составляли сплошной системы укреплений (их можно было без труда окружить) и не были прикрыты полевыми войсками. Русская Красная Армия, фактически, за две недели штурмом взяла сплошную систему мощнейших в Европе долговременных укреплений, которую невозможно было обойти, прикрытую хорошо подготовленными полевыми войсками, и все это зимой - в условиях 30-40-градусных морозов! Успехи армий Сталина вызвали немалый переполох на Западе. Советский Союз был исключен из Лиги Наций (идиотской предшественницы похабной ООН) под предлогом бомбардировок мирных финских городов. В Хельсинки за все четыре месяца "бомбардировок" погибло 97 человек (девяносто семь, повторяю, финнов). Американцы убили в Югославии тысячи сербов, но что-то из ООН никто их не гонит… Финнам потекло западное оружие. Появились и добровольцы из Европы и США. На стороне финнов с нами сражались 12.000 шведов. Франция, которой как самостоятельному государству оставалось существовать лишь несколько месяцев (до гитлеровского наступления), вполне серьезно к марту 1940-го готовила 150-тысячный экспедиционный корпус в Финляндию, для войны с Россией. Придурки! Более хитрые англичане перебрасывали тяжелые бомбардировщики на свои аэродромы в северном Ираке, чтобы бомбить русские нефтепромыслы в Баку (тогда - единственный источник нефти в СССР). Сталин не доставил англо-французам такого удовольствия и закончил "зимнюю войну" финальным аккордом - русские войска взяли Выборг, город присоединенный к Империи еще Петром I. Выборг представлял собой тыловой рубеж укреплений линии Маннергейма. Финны взорвали дамбы многочисленных окрестных озер, и нашим солдатам пришлось наступать по колено, а то и по пояс в ледяной, еще не успевшей замерзнуть воде. Советские командиры провели решительный и крайне дерзкий маневр, обойдя Выборгский укрепрайон по льду Финского и Выборгского заливов. Это был уже третий "ледовый поход" русской армии в Финляндии. Впервые этим путем прошли гренадёры Петра I в 1710 г., потом, во время последней русско-шведской войны 1809 г. - солдаты Багратиона. Теперь обход осуществляла 70-я ордена Ленина стрелковая дивизия под командованием комдива Михаила Кирпоноса (погибнет в бою с немцами при выходе из окружения в сентябре 1941-го…) По льду прошла не только пехота, но и танки, и тяжелые гаубицы, которые протащили на волокушах, связанных из срубленных солдатами деревьев. Танки не могли выбраться на скалистое побережье. Они по льду подходили вплотную к финским укреплениям и открывали беглый огонь, спрятавшаяся за танками пехота бросалась в атаку на скалы и в рукопашном бою захватывала позиции финнов… Финляндия уже не могла сопротивляться, но и Сталин не хотел втягивать СССР раньше времени в мировую войну, которую с удовольствием развязали бы против нас англичане с французами, а за ними и немцы. 12 марта 1940 г. уже отплыли в Скандинавию первые транспорты англо-французского экспедиционного корпуса. Но в тот же день в Москве финская делегация подписала мирный договор на советских условиях. С 12 часов дня 13 марта 1940 г. советские и финские войска прекращали огонь. С утра 13 марта пока не наступило время перемирия наши войска провели последние атаки в центре Выборга, загнав остатки вражеских войск в городские подвалы… После наступления перемирия противники обменялись парламентёрами и даже подарками. Финские офицеры с восторгом принимали бутылки русской водки (из тех самых "наркомовских грамм"). "Зимняя война" закончилась. Приближалась война, которую в Финляндии называют "летней". В июле 1941-го финны, пользуясь успехами "вермахта", начали своё наступление на территорию Советской Карелии. Отход наших частей из Петрозаводска прикрывал сводный полк НКВД, полностью погибший в бою на улицах города (это к вопросу о заградотрядах…). Вот тут и проявились итоги "зимней войны". Без сомнения, в случае сохранения прежних границ образца 1939-го мы не смогли бы удержать Ленинград, да и весь наш Северо-Запад, включая Кольский полуостров, что в итоге ставило под вопрос всю судьбу Отечественной войны. Считающаяся неудачной "зимняя война" обеспечила нашу победу в 1945-ом. Штурм Берлина начался со штурма финских дотов… Надо помнить - именно финны обеспечивали с севера блокаду Ленинграда, значит половина из 900 тысяч погибших ленинградцев - на совести "цивилизованных" чухонцев. В 1942 г. психически нездоровый лидер финнов маршал Маннергейм, бывший генерал Российской империи шведского происхождения и старый любитель русской кухни, отмечая свое 75-летие, закатил на торжественном обеде истерику по поводу не того соуса, поданного к рыбным пирожкам. Эта "комедия" происходила на территории оккупированной Карелии в нескольких десятках километров от голодающего Ленинграда… Всё (!) русское население Карелии было объявлено "гражданскими пленными" и загнано в концентрационные лагеря. До этого не дошли даже немцы! Для правильного отношения к Финляндии полезно почитать изданный в 1944 г. сборник документов "О злодеяниях и зверствах финско-фашистких захватчиков". Сухой канцелярский язык описывает садистскую фантазию финнов, которой могли бы позавидовать самые отпетые "полевые командиры" чеченцев. Всё, что делали последние годы чеченские бандиты, делала во время войны финская регулярная армия, только в гораздо больших масштабах. Фактически, Финляндия вела открытый и планомерный геноцид русских, что является преступлением без сроков давности. В 1944 г. Сталин, чтобы сократить фронт великой войны на тысячу верст, позволил Финляндии заключить с нами сепаратный мир. Предварительно, для воспитания, наша авиация основательно (не то, что в "зимнюю войну") разбомбила Хельсинки. Кстати, на Карельском фронте воевали батальоны трофейной техники и порой финнов били "тигры" с белыми серпами и молотами на башенной броне. Финнам, волей случая, удалось избежать послевоенного наказания. Никто не вспоминает, что Финляндия, проводившая истребление русских, с точки зрения международного права до сих пор является преступным государством. Но мы вспомним. Финны нам задолжали миллионы жизней…

Вий, Лимонка №178 - 179

http://www.nb-info.ru/revolt/finwar.htm

Подпись автора

"Меня здесь нет".

" VITA est VIA "

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»


Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!


Вы здесь » Тусовочка » Мысли вслух » Вторая Мировая война.