Тусовочка

Объявление

Нашему форуму в августе исполнилось 13 лет..Так ПобедимЪ!
Добро пожаловать в Тусовочку !

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тусовочка » Мысли вслух » Военные Хроники.


Военные Хроники.

Сообщений 31 страница 60 из 111

31

https://pp.vk.me/c619726/v619726229/cfe2/PQgdyB6oneg.jpg

САУРКА
Хочется рассказать про истинно героическую собаку.

Дело в том, что с того момента, когда Саур Могила была нашей крепостью, к нам прибилась собака. Такая черная как смола с рыжими пятнами, ну наши ребята так ее и прозвали Саурка.

Саурка никогда не спускалась вниз с высоты, вместе с нами выдерживала все тяготы жизни в окопах. Её преданность была необъятная.

Наши ротации были в среднем 4 через 4 суток. Постоянно находилось на высоте 20-25 человек. А это собака без ротаций держала оборону все эти тяжкие месяцы. Саур Могила выдержала все испытания орудий укропов: постоянные авиаудары, РСЗО, мины, танки, гаубицы, фосфор.

Это все не пугало Саурку (собаку). Мы много похоронили там хороших ребят, а Саурка грустила вместе с нами. Ее чуйка спасала ни раз нам жизнь.

Приведу пример:
Когда мы слышим свист мин, а Саурка смирно сидит значит все обойдется, мина летит не к нам. А если собака судорожно перебегает в окопах, то и нам пора разбежаться. И вы знаете, она никогда не ошибалась.

А когда лупили наши минометы, Саурка, даже выглядывала из окопа, как будто сопровождала снаряд. Запомнился момент, когда наши ребята штурмовики погибли , я говорю про сотых (груз 100), она принесла кисть и скулила над ней. Это собака никогда себе не позволяла, питаться человеческой плотью (как это происходит постоянно на прифронтовых зонах). Мы ее очень любили. Недавно по телевизору мы с ребятами увидели на Саур Могиле Саурку, это был приятный сюрприз.

Она все так и держит оборону там. Она жива!!! Очень сожалею, что мы не забрали ее. Но мне кажется, она бы не оставила бы свой пост.
На фото та самая Саурка возле кафешки на Саур Могиле

Подпись автора

Ты должна сделать добро из зла, потому что его больше не из чего делать. Р. П. Уоррен

Чему бы грабли не учили , а сердце верит в чудеса !

Если Вам кажется, что у меня опустились руки — вы ошибаетесь. Я наклонилась за монтировкой!

32

http://tvzvezda.ru/news/forces/content/ … 1-kp9p.htm

Последний бой Шамана: под Донецком погиб герой «Красной звезды»
http://tvzvezda.ru/news/forces/content/201411192001-kp9p.htm/2.jpg

С добровольцем, командиром диверсионного отряда Владимиром Гутаревым (позывной «Шаман») мне довелось познакомиться у стен луганской  администрации 22 августа. После обеда в кафе «Сепаратист» мы, журналисты, коротали время на улице, ждали подхода к Луганску первой колонны с гуманитарной помощью. Шаман с группой ополченцев нас охранял. Я заметил впившийся в дерево острый осколок.

Вытащил это чудовище из коры, положил на ладонь. - Брось его, - услышал за спиной голос Шамана. - Почему? - Железо притягивает железо, - уверенно сказал он.
- Верь его словам, - с улыбкой бросил мне один из его бойцов. - Шаман будущее видит... Вдруг над нами что-то зашкворчало, словно кто-то бросил карасика на сковороду.
- Ложись, - крикнул Шаман, увлекая нас на асфальт. Мина упала во двор соседнего дома. Осколки изрешетили все окна в колодце двора, ранили женщину и ее маленькую дочку. Об этом мы узнали через несколько минут. А в тот момент в сквере у администрации разорвалась вторая мина. Она ранила пенсионера, что пришел к зданию администрации, чтобы получить гуманитарную помощь. В тот момент мы уже были в сравнительной безопасности - в инкассаторском броневике Шамана.

В Краснодоне прощались коротко, договорились встретиться. Нашелся и повод. Грустный. 23 августа в бою погиб один из лучших бойцов отряда. Ценой собственной жизни 22-летний ополченец прикрыл отход водителей разбитой колонны ополченцев.

Шаман приезжал к нам в редакцию, рассказывал о подвиге своего бойца. В 6-м номере «Красной Звезды» вышел пронзительный материал о гибели его товарища. Кто знал тогда, что придется писать и о самом Шамане. Впрочем, может, он сам знал? – Правда, в будущее можете заглянуть? - спросил я его.

- Я просто научился прислушиваться к себе, - туманно объяснился Шаман.
- Мирная профессия есть? - Я творческий человек, пишу книги. Начал с фэнтези, а потом перешел на повести. Пишу о воине с позывным «Кабан», который прошел две чеченские войны, потерял всех боевых товарищей, из плена бежал. Я, кстати, хочу снять фильм «Спецгруппа «Вихрь», сценарий к нему уже написал.

В ночь на 14 ноября ополченца Владимира Гутарева «Шамана» не стало.  Он повторил подвиг своего бойца, о котором рассказывал в редакции.

- Возвращались с боевого задания и на тропе в открытом поле под Енакиевом попали в засаду, - рассказал еженедельнику «КЗ» ополченец с позывным «Кот». – Били по нам из минометов.

Через 15 минут боя Шаман понял, что кольцо сужается (по рации звучали команды на польском языке). Он приказал прорываться и отходить. Когда вырвались, Шаман принял огонь на себя и получил ранение в голову. Его убил снайпер. Мы не смогли вынести его тело сразу... Следующей ночью разведчики, рискуя жизнью, вернулись за телом командира. Куда отправят груз 200, пока неизвестно.

Владимир о себе не любил рассказывать. Известно, что его ждали жена и дочка. Друзья Шамана после войны собираются увековечить память командира в Новороссии, а пока собирают деньги, чтобы оказать помощь его семье.

Автор: Александр Бойко

Подпись автора

Ты должна сделать добро из зла, потому что его больше не из чего делать. Р. П. Уоррен

Чему бы грабли не учили , а сердце верит в чудеса !

Если Вам кажется, что у меня опустились руки — вы ошибаетесь. Я наклонилась за монтировкой!

33

Изучая врага.

http://www.e-news.su/uploads/posts/2014-11/1416575985_berrdaxiyaai7r8.jpg

Если я в чём ошибся — поправьте и идите дальше меня.
Мой город называется Киев. Не надо его переименовывать: поступая так, вы невольно идёте на поводу у врага. Это их любимый трюк — переименовывать. Один из элементов технологии дегуманизации. Способ протолкнуть исподтишка неприемлемое. Например, Киев отдать врагу трудно, а вот Куев или Кукуев не в пример легче. А если назвать Одессу бандеровской — то вроде бы ВСЕ жители её становятся бандеровцами, и бороться за неё уже не стоит, погибель одесситов в огне превращается в рубеж, за которым вообще все несдавшиеся одесситы как бы перестают существовать. Точно так же, как перестали существовать после путча несдавшиеся киевляне. Это путь к поражению — видеть вместо подлинной реальности ту, что услужливо подсовывает враг. Сегодня я буду говорить о реальности. О той, которую видят свидомиты. О той, которую вижу я — немолодой и способный ошибаться киевлянин, которому не было и нет нужды «прозревать» и чья хата ни минуты не была с краю. Православный — любой национализм мне чужд; верующий — а потому знаю, что суть нашего времени именно ты, читающий этот текст. Как и каждый человек. А господин Кургинян и ему подобные — мертвецы, что вместо похорон своих мертвецов пытаются хоронить живых.

Но вернёмся в Киев, только не в тот, что описывают журналисты, показывающие вам пару центральных улиц. Эти писаки похожи на сусликов, высовывающихся из норы и тут же прячущихся обратно. Вот что они успели, высунувшись, увидеть, то и вы в идите. Нет, я не требую репортажей из Гостомеля, хотя ходят слухи, что именно там находится мини-концлагерь — на полигоне возле аэродрома. Вероятнее всего, именно с этого аэродрома вожди хунты будут пытаться удрать — место уж больно удобное. Но мне не нравится однообразность всех репортажей из Киева. Похоже, кому-то выгодно создать впечатление, что в городе все зомбированы, все скачут и метят краской всё подряд.

Чтож, центр для этого пригоден — нормальные киевляне там фактически не бывают, и в прицел объективов стараются не попадать. По поверхности Козьего Болота и Перевесища шастают оккупанты, их колонисты и пособники из местных — как и должно быть в преданном и оккупированном городе. Демонстраций безоружных подпольщиков не ждите. Ждите бунтов, вызванных крушением ложной реальности у тех, кто сейчас красит и скачет. Вы не видите всего, но слышите голоса тех, кого по разным причинам ещё не «зачистили» — пока хватит и этого. Реальность Киева такова, что круг общения людей сужен до предела, ведь за сказанное не там и не тому слово могут убить. Не ждите беспечной откровенности — ещё не время.

А теперь — немного об украинцах. Судя по всему, многие россияне по примеру бандеровцев записали в украинцы всех жителей Украины, причём слово «украинец» стало равнозначно слову «враг». И это так: — слова «Украина» и «украинец» узурпированы врагом. Зато теперь представителям культурного и диалектического ответвления русского народа можно вернуть себе наименование «малороссы». Хозяева свидомитов и сами свидомиты-бандеровцы сделали одновременно гениальный ход и смертельную ошибку, когда сыграли на насильственном отождествлении нацистско-фашистской идеологической принадлежности с принадлежностью национально-культурной. Получилось так: именование, язык и культура присвоены представителями чуждой, западной культуры, говорящими на малопонятной истинным украинцам смеси языков. Поверхностное сходство есть, но теперь, чтобы считаться украинцем, украинец должен отказаться о украинской же культуры и перенять чуждый диалект. Никакой тавтологии: это и есть попытка оккупации и поглощения одной культуры другой. Создан искусственный кризис самоидентификации у миллионов людей — в результате они, по замыслу, должны принять как свою культуру агрессора и стать управляемым стадом. Ошибка в том, что атакована неотъемлемая часть русской культуры, которая не просто культура, но цивилизация. Стукнули дубиной по кочке, а кочка оказалась башней танка... Теперь вопрос в том, позволит ли русская цивилизация отрезать от себя кусок на прокорм врагу.

Как видите, я всё время говорю о созданной как оружие против русской цивилизации двойственности реальности. Где бы они ни жили, представители нашей цивилизации по замыслу врага должны видеть не то, что есть — не там, где оно есть. При этом друзья должны выглядеть предателями, а враги — друзьями и просветителями. Но если убрать слои лжи, то в первом ряду врагов окажутся США, Британское Содружество и государство .Ватикан. Просьба не путать Ватикан с католической церковью — в Ватикане от неё осталась только вассальная США бюрократическая структура, использу.ющая католиков и униатов для расширения доходных территорий и власти. То, что происходит сейчас на .Украине — своеобразный крестовый поход с нацистам в роли крестоносцев. Отсюда и объединение подотчёных Ватикану униатов с псевдоправославными «церквями». Это как ложные опята: с виду съедобный гриб, красивый даже, но есть не стоит — внутри смерть. Та же история с униатами и предателями православия. От религии и веры у них только внешняя форма и красивые слова — а полное содержимое форм и смысл слов сейчас убивает людей на Украине. Оно равно враждебно всем верующим и неверующим людям, всем религиям потому что его суть — бесчеловечность и вседозволенность. Так что снаряды падают на Донбассе в мечети и костёлы реже, чем в мечети и монастыри просто потому, что их там меньше. И ещё хунта боится бунта союзников из числа лжемусульман. Я уверен, что пришло время всем верующим вместе отстаивать Коран, Библию и Тору. Ну, пока после моих слов антисемиты и прочие амеросектанты исходят дерьмом, я продолжу говорить о видах и количестве реальностей. Многих удивляет, как могут свидомиты верить в то, что одесситы сожгли себя сами, а ополченцы своими руками каждый день убивают своих детей и разрушают свои дома, заводы и храмы. Ничего удивительного: это так и есть в высшей для свидомитов реальности и согласуется с их высшей правдой. Дело в том, что они ведают, что творят. И знают, что живут не по заповедям, а по списку смертных грехов. Но реальность, в которой они — фашисты, сатанисты и нацисты в одном флаконе, слишком страшна для них самих. Страшна неизбежностью ответственности на этом и том свете, страшна позором разоблачения. Поэтому их хозяева выдумывают для них высшую реальность, а потом они сами начинают заражать ею других людей. Эта высшая реальность — всего лишь раскрашенная оболочка, всего лишь свёрнутый из красочного рекламного листа кулёк для куска ядовитой и заразной тухлятины. Но только в такой реальности свидомиты могут существовать, считаю себя и людьми, и живыми. Собственно, любой свидомит — это человек, добровольно или обманом пошедший на расщепление личности и подавление вплоть до уничтожения той её части, которую верующие и атеисты дружно называют душой. То, что приняло командование телом, имеет разум, послушный приказам извне и животным инстинктам — при сохранении памяти и навыков. И вот это наличие по необходимости памяти и остатков человечности и заставляет создавать высшую реальность. В ней свидомиты — Работники и Воины Света, живущие по заповедям, несущие освобождение от Зла и карающие всякое зло честно и по справедливости. В своей реальности только они — люди. Люди, уничтожающие чудовищ и укрощающие человекоподобных животных.

А тот, кто против них — тот сам себя убивает. И достоин участи раба. И не есть человек.

Так что — да, «самки колорадов», сожженные одесситы, замученные и заморенные голодом старики и дети — они сами себя убили. Нельзя противиться светоносным героям и остаться в живых.

Да, народ, это та самая высшая реальность высшей расы, против которой воевали наши отцы и матери, дедушки и бабушки. Старое зло собралось с силами и напало. А потому забудьте эту хрень насчёт «лишь бы не было войны» и «надо договариваться о мире». Война уже вошла во все наши дома, и о мире можно будет говорить только после победы. Нам говорить. А если не победим — то это с нами поговорят об условиях рабства и о площади наших резерваций.

И ещё: больше всего свидомиты, как и бандеровцы времён ВОВ боятся правды и позора. Они исповедуют культ смерти, а потому боятся не столько просто смерти, сколько смерти позорной, смерти по приговору суда, смерти с разоблачением и погребением без почестей. Покажите им их истинное лицо прилюдно, разоблачите их ложь — и вы их убьёте. Вот почему при малейшем намёке на приближение к правде свидомиты либо переключаются без всякой логики на другие темы, либо впадают в агрессивное вплоть до готовности убить оппонента состояние — они просто защищают свою псевдожизнь и псевдореальность. Многих ещё можно вылечить, но это потребует работы по устранению вредоносного влияния и восстановлению личности. Думаю, потребуются совместные усилия учёных-медиков и священников.

А живущие в оккупации нормальные люди сейчас больше всего нуждаются в моральной поддержке и общении со стороны людей с .Большой Земли. Не надо писать стихи и обращение к бандеровцам и свидомитам — они воспринимают это как при знак слабости. Говорите с теми, кто ещё не сдался — их намного, ОЧЕНЬ намного больше, чем это кажется исходя из сообщений СМИ.

Да, они порой будут говорить что-то не то — а вы сами всегда всё знаете и чушь никогда не порете?

Надо поддержать людей, у которых опускаются руки и пропадает воля к борьбе после года неясности во всём, давления вражеского окружения и пропаганды. Если говорить прагматично, это позволит увеличить количество бойцов и восстановителей разрушенного. На мелочных взаимных обвинениях во всякой порожденной непониманием и незнанием ерунде далеко не уедем и не победим. На спесивом самоутверждении — тоже. Надо объединяться. Пора. Личности, вокруг которых можно объединиться, уже есть. И уже есть идея — идея восстановления, воссоединение и возрождения.

Не знаю, как кого, а меня держит на плаву мысль, что России и нужна всё-таки вся Украина — без фашистской фауны. А фауну вполне можно выдавить туда, куда она сама стремится — к хозяевам, к братьям по разуму, в Европу и Америку.

источник: http://www.odnoklassniki.ru/antimaydan1 … 5029584037

Подпись автора

"Меня здесь нет".

" VITA est VIA "

34

Ярослав Воскоенко: приговорен и расстрелян.
Интервью с 16-летним ополченцем Ярославом.

Ярослав Александрович Воскоенко, родился в городе Лисичанск, в 1998 году. Объявлен в розыск по статье 258 часть УК Украины «Создание террористической группы или террористической организации» (лишение свободы на срок от 10 до 15 лет или пожизненным лишением свободы). По данным украинских СМИ, был расстрелян 14 августа в Лисичанске.

http://www.e-news.su/uploads/posts/2014-11/1417344647_-jkcneicig0.jpg

«…Вспоминаю выход из Лисичанска и перед глазами тьма вокруг взрывы, кровь, по нам ведется прицельная стрельба.
Валерия Ляхова позывной Красотка, 16 лет, проживала в Лисичанске, в районе Пролетарска, ее отец погиб на передовой, она погибла под танком с тремя гранатами Ф-1.
Красотка с тремя гранатами бросилась на танк, пожертвовала собой чтобы прикрыть фланг. В 16 лет у неё забрала жизнь война, посмертно ГЕРОЙ она.
Детство закончилось быстро слишком, взяла в руки СВД, 17 летняя, Лена Малышка, Сражалась за Родину, за родной Донбасс»

http://www.e-news.su/uploads/posts/2014-11/1417344773_content_zc0uheh-ilo.jpg

- Похоронили меня 14 августа. Украинские СМИ писали о том, что в Лисичанске был расстрелян малолетний террорист Воскоенко Ярослав. Но это был «вброс». Я жив, со мной всё хорошо. Объявлен в розыск я по 258 статье (часть 3) Украинского уголовного кодекса, обвиняют в терроризме.
Но мне всего 16 лет, я родился и вырос здесь, в Лисичанске. Какой же я террорист? В розыск я был объявлен после того, как в интернете появился первый материал о батальоне «Юная самооборона», этот материал содержал мою фотографию, а также было указано моё имя, как имя создателя и командира батальона.

http://www.e-news.su/uploads/posts/2014-11/1417344923_content__rozdquzw_s.jpg

«Юная Самооборона»: начало

- Расскажи, пожалуйста, о событиях в Лисичанске. Как сформировалась твоя гвардия, как она называлась, сколько человек в ней состояло? С самого начала.

- Вначале нас было немного, всего 11 человек. 22 мая украинские войска впервые напали на наш город. Нам было по 16 лет. Мы мечтали вступить в ряды Ополчения, нам хотелось защищать свой родной город. В Ополчение нас, конечно, не взяли, никто не мог принять на себя такую ответственность, потому что мы несовершеннолетние. И мы решили сформировать своё Ополчение, наш батальон назывался «Юная самооборона». Постепенно наши ряды увеличились, в батальон вступали новые люди, нас стало больше. Вооружения почти не было. Три пистолета ТТ, два двуствольных ружья.

- Где вы взяли оружие?

- Это оружие было у нас в городе ещё до войны. И с этим оружием мы, тогда ещё в составе 11 человек, впервые приняли участие в бою в районе города Северск. Этот город был захвачен украинскими войсками, перед ним находился украинский блокпост, который контролировал трассу на Лисичанск. Мы провели разведку и затем отработали этот блокпост у украинских военных, их было не очень много, 4 человека.

- Что значит отработали?

- Обезоружили. Забрали трофеи. Нам досталось 3 автомата АК, «муха» и РПГ. С этим оружием мы вернулись в Лисичанск. Вот так, таким образом всё и началось. Наш батальон разрастался, в городе о нас пошли слухи, подтянулись новые люди, такие же парни как и мы, 16-17 лет. Даже девчонки, которым тоже было по 16-17 лет. Мы не умели обращаться с оружием и учились всему сами, читали специальную литературу, смотрели обучающие видео.

- Ну а как же учения? Вы тренировались самостоятельно или всё-таки вами кто-то руководил?

- Нам помогал дедушка, который прошёл Вторую Мировую Войну. Он учил нас теории, практику мы получали сами.

http://www.e-news.su/uploads/posts/2014-11/1417344951_content_ni6x6t9qqeq.jpg
- Расскажи подробнее о ваших контактах с войсками Мозгового. Вы пытались присоединиться к ним? Как это было?

- Мы пытались присоединиться к ополчению Мозгового, ещё 22 мая, когда украинцы впервые напали на Лисичанск. Но тогда нас, как батальона «Юная самооборона», ещё не существовало. Нам отказали, ссылаясь на наш возраст. Говорили, что мы ещё слишком молоды. После этого мы больше не предпринимали попыток присоединиться к бригаде «Призрак», действовали самостоятельно.

- Получается, ополчение вам не помогало?

- Бригада «Призрак» даже не знала о нашем существовании. Мы не придавали нашу деятельность широкой огласке, не стремились к тому, чтобы о нас узнали. Скрывали лица. Так что ополченцы не знали, что есть такие вот ребята в Лисичанске.

- 22 мая украинские войска атаковали Лисичанск. И в это время «Призрак» удерживал район города. Вы тоже воевали в этот день?

- Нет, мы не смогли вступить в ряды ополчения и в тот день не принимали участие в боевых действиях. Нас было всего 11 человек.

- Давай остановимся подробнее на том, каким образом новички присоединялись к вашему батальону. О вас узнавали через интернет? Или, может быть, по слухам?

- По слухам, через знакомых. Мы старались не распространять информацию о нашей деятельности в интернете. В батальон мы брали только людей проверенных, которые не подведут.

- Уточню ещё раз, каким образом к вам поступало оружие и поступало ли вообще? Или вы использовали тот минимальный арсенал, о котором ты рассказал вначале?

- Минимальный арсенал. Никто не поставлял нам оружия.

http://www.e-news.su/uploads/posts/2014-11/1417344969_content_rn2vsk9-1w8-_1_.jpg

Неравный бой

- А что было потом? Расскажи про ваш второй бой.

- Наш второй, и последний бой произошёл в день атаки украинских войск на Лисичанск. Мы не поняли ситуацию, не знали, что «Призрак» ушёл из города. И мы остались в городе. Потом пытались отступить и столкнулись с украинской армией. На нас шли украинские танки и мы вступили в бой. Погибло много парней. Погибла девушка с позывным «Красотка», ей было 16 лет. Она бросилась под танк с тремя гранатами.

http://www.e-news.su/uploads/posts/2014-11/1417345045_content_tq2f2k3bwmw.jpg
Позывной Красотка, погибла уничтожив танк ВСУ

- Что же толкнуло её на такой поступок, как думаешь?

- Не могу сказать точно, я не знаю. Могу только сказать, что единственный родственник, который у неё был – это отец. И её отец участвовал в ополчении и погиб на передовой. После этого она вступила в наш батальон. Я не был знаком с ней лично, знаю только, что она пришла к нам за две недели до того самого боя. Позывной ей дали «Красотка». Она была очень симпатичной девушкой.

- Как погибли остальные девушки? Почему не убежали?

- Они не пытались убежать. Мы отступали и параллельно отстреливались. Но с автоматами против танков и БТР… Нас накрывали градами и миномётами. Кому-то повезло, кому-то не повезло.

- Можешь рассказать подробнее про ход боя, как развивались события?

- Он был неравным. И погибли почти все. Мне.. трудно говорить об этом сейчас. Я вспоминаю… И не могу. На моих глазах… погибали товарищи.

- А как тебе удалось выжить?

- Я не знаю. Я получил осколочное ранение. Я не помню, как добрался до Алчевска, ехал на мотоцикле, потом он заглох. Дальше мы шли пешком. В Алчевске никто не знал о том, что произошло. Это не чужой для меня город, я здесь работал, учился. Я пришёл в общежитие, в котором жил до этого.
Нас накрывали «Грады». Много... Много ребят полегло. Очень много. Нас было 58 человек, из них 9 девушек, выжили и добрались до Алчевска единицы. Оружия хватало не всем. Пистолеты ТТ, автоматы АК, две мухи, РПГ и снайперская СВД и гранаты Ф1, противопехотные гранаты… Бой происходил на блокпосту ГАИ, на выезде из Лисичанска, район Белой горы. Там идёт дорога в сторону Стаханова. У нас был мотоцикл с коляской и одна машина - «копейка». Против нас шло 10 танков, сзади БМП... Сколько их было, я не считал, но очень много...
Грады стояли немного дальше, машины - сорок стволов. Они видели, кто отступает… Что это подростки. Но они шли убивать. Они увидели нас и сразу стали безжалостно уничтожать, сдаться не предлагали. Насколько я знаю, это был батальон «Донбасс». Умирая, ребята кричали от боли. Мы не держали позицию, мы пытались просто отступить, уйти за Мозговым. Но мы сильно опоздали.

http://www.e-news.su/uploads/posts/2014-11/1417345121_content_el65opqi7dy.jpg

После этих событий наш батальон был расформирован. Кто-то уехал в Луганск, в Донецк, кто-то в Россию. Нужно было учиться. Я остался в «Призраке». Мне 16 лет, я несовершеннолетний, бригада «Призрак» не может взять за меня ответственность. Поэтому я не принимаю участие в боевых действиях на передовой и занимаюсь гуманитарной помощью. Те, кто уехал в Донецк, продолжают участвовать в боевых действиях. Правда, контакты я со всеми потерял.

- Сколько конкретно человек осталось в живых?

- 18, включая меня. Из них четыре девушки.

- Можешь вспомнить имена и позывные погибших товарищей, их подвиги?

- Вадим Власенко. Могу сказать, герой посмертно. Ударил с РПГ прямой наводкой по танку. Был расстрелян украинской пехотой, получил пулю из автомата. Ещё ребята... Был у нас такой хороший парень, звали его Костя… Подожди… секунду. (тяжело дышит). Очень смелым был парнем. Пошёл против танков и БТРов с автоматом и гранатой. Получил пулю в голову. У нас не было бронежилетов… Ничего такого.

- Есть ли у вас последователи?

- Да, я слышал, семнадцатилетние парни из батальона «Восток», в отряде Мотороллы сражается семнадцатилетняя девушка, в Донецке служит пятнадцатилетний командир учебной роты, Андрей.

- Слышал, что ребят твоего батальона взяли в плен. Как это было?

- С момента боя под Лисичанском прошло две недели. И три моих товарища отправились на разведку. Это была диверсионно-разведывательная группа, их задачей было уничтожить склад с оружием. Они вышли на этот склад, дали наводку, но не смогли его уничтожить. Их взяли в плен. Через три часа я узнал, что их расстреляли.

- Откуда ты это узнал?

- Мне позвонила мирная жительница, пожилая женщина. Она сообщила, что в посёлке Малорязанцево, под Лисичанском, расстреляли троих шестнадцатилетних парней.

Ночные кошмары

- Тебя трясёт. Тебе холодно или нервы?

- Просто вы задаёте вопросы, которые заставляют меня вспоминать бой под Лисичанском. Как погибали мои товарищи, шестнадцатилетние девчонки и мальчишки. Так что это от нервов.

- Тебе по ночам снятся кошмары?

- Снились. Сейчас перестали.

- Бывают нервные срывы? Депрессия? Не жалуешься? Психологически тяжело перенести такие события.

- Нет. С психикой всё хорошо. А депрессия да, была. После того боя. Двое суток я не мог спать, есть, постоянно думал о том, что случилось. Постепенно это прошло.

- Если тебе тяжело, мы можем закончить интервью в другой день.

- Нет. Раз начали, давайте закончим.

http://www.e-news.su/uploads/posts/2014-11/1417345145_content_fmfnzrmqj9k.jpg

«Я не могу назвать их мужчинами…»

- А почему ты не уехал в Россию, остался, вступил в ряды ополчения Мозгового?

- Я не оставлю свой город, свою землю. И буду бороться до конца. Я не стану убегать в Россию. Я здесь родился, и останусь на этой земле до конца. Это мой дом. И мне очень стыдно и больно смотреть на тех мужчин, которые уехали в Россию как беженцы. Я не могу назвать их мужчинами.

- Как относишься к политике Украины, к современной идеологии? К тому, о чём пишут украинские СМИ?

- Я смотрел новости ТСН, телеканал 1+1, и сам чуть было не поверил, что я жестокий убийца. Они много лгут. К примеру, они пишут, говорят, что на Референдуме нас заставляли голосовать под дулами автоматов. Но нет, это ложь. Все, кто наблюдал за референдумом, видел это движение… Очереди… Люди шли голосовать за независимость. Украинские СМИ хотят показать себя с лучшей стороны, но они ничего не выигрывают от того… Они транслируют враньё.

http://www.e-news.su/uploads/posts/2014-11/1417345201_content_zqkye2jbh6m.jpg

Вне войны

- Расскажи, чем ты вообще занимаешься. Чем ты знаменит, кроме того, что являешься членом ополчения?

- До войны я занимался музыкой, такой как rnb и реп, я писал песни и исполнял их, выступал, давал концерты, я занимал места в музыкальных конкурсах и фестивалях, которые проходили в Луганске. Например, «Золотая номинация». Сейчас я почти не занимаюсь музыкой. Я больше занимаюсь военной тематикой.

- А кроме музыки, какие увлечения, хобби у тебя есть?

- Спорт, лёгкая атлетика. Стрельба.

- А сейчас ты чем занимаешься?

- Я состою в бригаде «Призрак», в гуманитарном отделе. Занимаюсь гуманитарной работой. А ещё я учусь. Успеваю учиться. Специальность «сварщик».

- Сколько лет тебе осталось учиться?

- Два года вместе с этим. Потом я могу отучиться ещё два года и получить специальность «младший специалист».

- И как ты себе представляешь свою карьеру, будущую трудовую деятельность?

- Пока никак. Обстановка не позволяет. Непонятно, что будет дальше.

- И если бы не было войны, в каком городе ты бы хотел жить и работать? На каком предприятии?

- В своём родном городе Лисичанске, на нефтеперерабатывающем заводе, который, кстати, был обстрелян со стороны украинских войск и сейчас не работает.

- Музыкой сейчас не занимаешься, может быть, пишешь стихи? О чём было твоё творчество и о чём ты хочешь писать сейчас?

- Да, я собираю материал про военные действия, но здесь у меня нет студии, чтобы записывать треки. Я писал лирические песни, это была лирика, песни о жизни, сейчас я пишу стихи о Лисичанске, о военных действиях. Клипы я не снимал, есть один полуклип. Песня называется Луганская Республика. Клип смонтирован из видеоматериалов о событиях, которые сейчас здесь у нас происходят. Музыкального образования у меня нет, но я с детства думал о жизни, писал стихи. Первую песню записал в 14 лет, она называлась «Друзья».

- О чём будешь писать дальше?

- Точно также, о жизни, о любви.

- В интернете можно познакомиться с твоим творчеством?

- Можно, даже в яндексе или гугле. Мой творческий псевдоним "Brash Rapper".

- Не думал о том, чтобы уехать в Россию и заняться творчеством? Там была бы возможность работать в хорошей студии.

- Я не хочу. Здесь мой дом, моя Родина. Студия звукозаписи… - это всё не может стоить моей чести и чести моей Родины.

- Когда станешь совершеннолетним, если война не закончится, отправишься на передовую?

- Конечно.

- А что ты умеешь, что будешь делать на передовой?

- Много чего умею. Но готов даже просто рыть окопы. Могу стрелять, умею бросать гранаты.

- В школе как учился?

- С 1 по 5 класс был отличником, до 8 класса хорошистом, 9 класс закончил троечником. Так вот получилось. Наверное, подростковый возраст был… Хотелось всё и сразу.

- Водительское удостоверение есть?

- Нет.

- Но водить умеешь?

- Умею.

- Почему именно к Мозговому ты пришёл?

- Я ему доверяю. Я знаю, что он из этих мест. Он местный. Родился здесь. Это личная симпатия.

«Не такие люди как у нас»

- Было желание съездить куда-нибудь, уехать в отпуск?

- Да, я ездил в Москву на неделю. Посмотреть город, отдохнуть.

- И как тебе город?

- Ну как люди… Люди разные. Я увидел парня с девушкой, и эта девушка была похожа на парня… И это был парень.
Вообще как я понял москвичи не помогают друг другу, помогают только если у тебя есть деньги. У нас на Донбассе такого нет. Я был в Ростове, в Воронеже, Воронежское водохранилище очень красивое… Ростов - город-побратим Луганска. В Ростове и Воронеже люди попроще, чем в Москве. Сложно объяснить, в чём это проявляется. Могу сказать так: не такие люди как у нас. Непростые.

http://www.e-news.su/v-novorossii/36242 … elyan.html

Подпись автора

"Меня здесь нет".

" VITA est VIA "

35

Ростов - город-побратим Луганска.

  о как! Буду знать

Подпись автора

Ты должна сделать добро из зла, потому что его больше не из чего делать. Р. П. Уоррен

Чему бы грабли не учили , а сердце верит в чудеса !

Если Вам кажется, что у меня опустились руки — вы ошибаетесь. Я наклонилась за монтировкой!

36

Донецкий гость: разговор в киевском отеле
http://www.e-news.su/uploads/posts/2014-12/1418245250_306154.jpeg
Поездка спецкора Pravda.Ru в Незалежную убедила, что Украина стала иной страной. Инфраструктура вся еще советская, строятся в основном торгцентры и элитное жилье. Но мозги у основной массы наших соседей уже далеко не советские. Довелось пообщаться и с донецким бизнесменом — из тех, кто снабжает население и ополченцев. Разговор получился длинным.

Долгий разговор в киевской гостинице с Николаем (назовем его так), предпринимателем средней руки из Донецка, затянулся чуть ли не до утра. В советское время закончил он знаменитый Нархоз, и без работы никогда не сидел. Но 23 года назад, когда "все случилось", ударился в коммерцию и, в общем-то, немало преуспел. В начале года имел в Донецке три магазина, сейчас (пока) осталось два — в один попал "Град", но, к счастью, никто не погиб…

Говорит на суржике — собственно, как и немалая часть населения ДНР. И не русский, и не украинский — а что-то среднее. Наверное, лучше представить слово ему самому — до сих пор не могу сообразить, как можно его слова прокомментировать. Итак, о Донецке и ДНР от первого лица.

"Самое безопасное место в Донецке — возле блок-постов ополчения, туда снаряды почти не попадают. Этому можно удивляться, но факт есть факт. То ли просто целиться не умеют те, кто стреляет, то ли все это специально. Люди с каким-то горьким юмором относятся к такой жизни, как бы привыкли…

Закупаю продовольствие исключительно на оптовых складах на Украине. В России дороже (во всяком случае, еще совсем недавно было так). Хотя после падения рубля некоторые коллеги-предприниматели стали ездить в Ростовскую, Белгородскую, Липецкую и Воронежскую области для закупок. Но таких пока мало.

Особых проблем проехать с деньгами через пять КПП из Донецка, ДНР в Киев и обратно с товаром нет. Если, конечно, дороги и "тайные тропы" знать, да вести себя послушно и не "возникать" на блок-постах. Но везде надо что-то "давать". В Киев — деньгами, обратно — водкой на каждом КПП. Правда, в ДНР сейчас ополченцы водкой и вообще чем-либо берут меньше, у них там дисциплина появилась, порядок какой-никакой. Только документы проверяют и подсказывают, в какое время и как ехать, чтобы под обстрел не попасть.

С украинской стороны "просто так" пропускают редко — как летом, в разгар боев, так и сейчас. Если понимают, что ты за товаром едешь — трясут по полной. Один раз все деньги отобрали, и обратно прогнали. Из пяти КПП на том маршруте, по которому ехал в этот раз — три ополченцев, одно ВСУ (солдаты-срочники и офицеры) и одно Нацгвардии (бывшие внутренние войска, даже форму многие не сменили).

Редко на том "заветном" маршруте, которым езжу, можно встретить "батальонцев", то есть добровольцев типа из "армии Коломойского" -- все таки на блок-постах более или менее опасно, да и дежурство круглосуточное должно быть. А там, где опасно, и много работы, да служба не мед — "батальонцами" обычно и не пахнет. Во всяком случае, сейчас. Наигрались в войнушку…

Люди в Донецке, ДНР очень плохо относятся к любым украинским военным и к Киеву так таковому, и нейтрально — к России. Еще летом все ждали, что российские войска придут и хоть обстрелы прекратятся. Но сейчас ждать перестали, только на себя все надеются. Но то, что на выборы 2 ноября ходили дружно, как никогда — чистая правда. В Россию не очень-то многие и стремятся, считают, что лучше самим по себе жить. И дружить с Россией. Ну и с Киевом замириться. Все-таки "на той стороне" — куча родных, знакомых, друзей.

Российских регулярных войск в Донецке лично не видел, а вот добровольцев, особенно казаков, много — примерно каждый четвертый ополченец. Хотя в разных подразделениях и на разных блок-постах по-разному. Многие из "пришлых" открыто ходят в казачьей униформе Войска Донского. Чеченцев (их как бы все боятся, особенно украинская армия и Нацгвардия) лично не видел, но говорят, что были, особенно ранним летом, когда бои были активнее. Собственно, в Донецке немало "коренных" армян, чеченцев, грузин и других кавказцев, которые тут родились и жили всю жизнь…

В Донецке сейчас люди умудряются ловить и российские, и украинские телеканалы, но больше правды на российских. А свой разбомбленный магазин видел по всем каналам, причем картинка была одинаковая, как будто вообще один оператор снимал — но украинское ТВ за кадром говорило, что стреляли российские войска вместе с террористами, на российском ТВ — что Нацгвардия. А на самом деле стреляли украинские солдаты, армия.

Линии фронта как таковой нет. Люди привыкли. Перемен никто не ждет, особенно предприниматели. К весне многие разорятся, это все прогнозируют. Работают только шахты (причем далеко не все), которые принадлежат Ахметову, там и зарплату платят, но только небольшую часть от оклада. Государственные шахты бомбят, и они не работают. Электричество в Донецке есть (в большинстве районов), нет только горячей воды, холодная по графику или привозная в цистернах.

В августе даже меня задерживали на "нашем" блок-посту в районе 29 завода в Донецке, спасло лишь то, что подвернулся знакомый ополченец, дал позвонить по телефону знакомому ополченскому начальнику, а то бы пришлось окопы рыть. В Донецке, ДНР это самое модное наказание — строительство оборонительных сооружений. Был свидетелем, как на блок-посту задержали юного пацана при проверке автобуса в Донецк, у него в рюкзаке нашли символику Правого сектора, тут же круто побили и отправили в комендатуру куда-то. Вряд ли выпустят… И что за идиот — ну куда ты в Донецк с визитками "правосеков", дурень какой-то. В Донецке за эту символику не только от ополченцев можно получить по мозгам, но и просто — от обычных прохожих, даже от женщин и бабулек. Не церемонятся особо.

В Донецке начинает практиковаться в некоторых магазинах (в частности, у меня) продажа продовольствия по записи, поскольку наличных денег у населения уже почти нет. Гуманитарная помощь из России действительно раздавалась, но только по донецкой прописке, и получали ее не все, потому что очень много приезжих из окрестных сел.

Сами люди из Донецка охотнее уезжают к родственникам в другие области Украины, чем в Россию — если, конечно, там близких родственников нет. Так, у меня дочь с мужем и внучкой уехали в Черкассы. Много уезжают в Одессу и Харьков. В Донецке говорят, что в Харькове вообще почти советская власть, Киева там как бы не слушаются. Пока не был, надо съездить…

Нацгвардию (бывшие внутренние войска) люди не любят, а вот "Правый сектор" ругают последними словами. Бывает, что по Донецку проезжают колонны военной техники. Однако сомневаюсь, что она российская — слишком старая, хоть и свежевыкрашенная. Летом украинские военные бросили очень много танков — целые колонны, и их ополченцы используют. Специалисты многих автомастерских подрабатывают на ремонте украинской бронетехники для ополченцев, за это даже что-то платят. Так что информация, которая звучит о Донецке по российским телеканалам, очень близка к истине.

К войне привыкли, на обстрелы почти не обращают внимания, все устали. В городе осталось много народу, и то, что Донецк опустел — только миф. Про Россию никто особо не вспоминает в Донецке, порой и поругивают, но вяло. Украину ругают куда больше. На Россию реально никто не надеется: "все равно самим выкарабкиваться придется". Многие уже склоняются к тому, чтобы убежать именно на Украину, причем куда угодно: "Мы и тут, и там России и даром не нужны!".

Наличных денег нет почти ни у кого. Чтобы снять деньги с карточки, ездят в соседние области Украины через пять КПП. Ни ополченцы, ни ВСУ, ни Нацгвардия этому не препятствуют. "Правого сектора" сам не видел в Донецке, хотя там говорят, что он периодически появляется на машинах и потом вдруг куда-то исчезает с линии противостояния. В общем, живем, как можем… Хоть бы скорей это все закончилось!".

Ну, какие тут могут быть комментарии? Да никаких…

Андрей Михайлов

http://www.e-news.su/info/37757-donecki … otele.html

Подпись автора

"Меня здесь нет".

" VITA est VIA "

37

Кровная месть: история отца из Новороссии (фото, видео)
13.12.2014
http://rusvesna.su/sites/default/files/styles/node_pic/public/opolchenec_pominki_mogila_krest_0.jpg?itok=iVVxU4Ny
Сына военного коменданта Старобешево - Олега схватили в родном селе Старобешево 26 июня, три часа пытали, а потом привязали к БТР-у и «закатали» до смерти.

Парню было 23 года, он не состоял в ополчении, не брал в руки оружия и не прятался, т. к. вины перед сторонниками единой Украины не чувствовал. Наверняка поддерживал отца, но если бы знал, что мальчикам из Азова доказательства вины не нужны, то уехал бы, а не сидел дома.

Отца Олега избивали, сломали ребра, пробили легкое, отбили почку, били по голове. Деду за 70, он жив, видимо, кто-то пощадил старика, выбросив из машины на полном ходу. В Старобешево были казнены все, кого заподозрили в сочувствии ДНР, а на похоронах сына Олега, стояли автоматчики и видеооператор.

Это называется карать: мучить, убивать гражданское население, без следствия, суда и других европейских ценностей.

Людьми мальчиков из Азова называть не в коем случае нельзя и каждый из них должен ответить за свои преступления перед быстрым и справедливым судом. Если, конечно, до них раньше не доберется Олег, не специалист в юридических науках. Не зря на его автомате написано: Новороссия. За сына.
 
До войны у Олега была успешная строительная фирма, которой сейчас управляют его родственники. На таких, как он, земля держится — настоящий кулак. Крепкий, правильный, семейный, отец, муж и сын — полная противоположная Олегу Ляшко, фронтмену батальона Азов.

В Новороссии появилась настоящая кровная месть. Не совсем такая, как на Кавказе, намного беспредельнее и злее. В горах большинство конфликтов решается мирно и месть всегда адресная, т. е. направлена на конкретного человека или его семью. На Донбассе все иначе, адресом стал целый народ — свидомиты.

Шла женщина в магазин, попала под обстрел, погибла, а ее сын клянется убить десять свидомых мальчиков, за маму, и уходит в ополчение. Таких историй много и мстить будут даже после окончания войны. Поэтому, «бывшим» карателям и их семьям, спокойной жизни не будет. Слишком много зла они совершили.

Олег — военный комендант Старобешево, как и водится на Руси, гражданские лидеры, в смутное время становятся военными вождями. Именно поэтому его искали и хотели убить, но не получилось и казнили его сына, от бессилия и страха.

Резвый мстит и будет мстить, но, в отличие от многих других — адресно.

Некоторое время назад, был у них пленный, который захотел остаться в Старобешево и вывезти с оккупированных территорий кого-то из близких. Его даже показали по нашему телевидению, с таким смыслом, что вот посмотрите, парень все понял.

Киев сразу же вышел на связь и прислал знаменитого генерала Рубана, специалиста по переговорам и обмену пленными. Натренированный специальными специалистами генерал уговорил парня съездить в Днепропетровск, забрать своих. И пообещал свободную дорогу обратно. Давал слово украинского офицера и убедительно смотрел в глаза. Через какое-то время специальный генерал сообщил, что пацан в госпитале, отдыхает.

А сам пропал. Как маленький мальчик перестал отвечать на звонки и уехал в командировку на Мадагаскар. Слово украинского офицера оказалось пустым звуком, а пленного, скорее всего, запугали и закололи успокоительными. Поэтому не верьте генералу Рубану, у него язык такой же, как и у Ляшка. Рабочий, но не по-мужски.

Удивительно, но Резвый переживает за того парня и чем-то его слова о пленном похожи на рассказ о убитом сыне. Человек, полный ненависти и желания мстить, понимает разницу, между призывником и карателем.

Дай Бог сил Резвому, они ему нужны, чтобы победить, отомстить и жить дальше.
http://rusvesna.su/sites/default/files/styles/by_text/public/ak_pominki_smert_ubit_0.jpg?itok=JwuXZM1a

видео:
http://rusvesna.su/news/1418419106

Подпись автора

"Меня здесь нет".

" VITA est VIA "

38

Позывной «Романыч»: «Пошел сражаться с врагами, когда они убили моего сына»
14.12.2014
http://rusvesna.su/sites/default/files/styles/orign_wm/public/romanich.jpg?itok=TNb_3tts
Он до войны жил в Шахтерске, занимался хозяйством, растил сына и ничем не отличался от своих земляков.

Но война забрала у него сына, изменила до неузнаваемости все, чем он дорожил и что он любил. Теперь он, армянин по национальности, храбрый боец Новороссии, разведчик и… благотворитель.

— Романыч, как все-таки получилось, что вы пошли на фронт? Наверное, у вас была военная подготовка или опыт?

— Ничего такого не было. Я — бывший шахтер. Здесь, в Донбассе, живу уже сорок лет. Был тяжело травмирован в шахте. Черепно-мозговая травма, даже позвоночник был задет. Но обошлось. Сейчас я инвалид третей группы. Занимался огородом, птицу выращивал и ни о каких боях не помышлял.

Когда проводился референдум, открыто поддержал Новороссию, был председателем избирательной комиссии. Я тогда сказал: «Ребята, нам всем выпал шанс начать свою жизнь с чистого листа». Но потом решили, что у нас все не по закону. Почему? Ведь в Косово, как признали на международном уровне, все законно. А у нас почему нет? Против нас начали войну.

Я пошел сражаться на свою землю, когда убили моего сына. Они убили. Но я, как великодушный христианин их простил. Пусть теперь они сами попробуют себя простить.

Очень люблю фильм «Белое солнце пустыни». Помните слова Верещагина: «Мне за державу обидно». Вот и я стою за державу, за правду.

— Говорят, вам доводилось в разведку ходить?

— Да, ходил. Я ведь тут каждый куст знаю. Выследил 120 единиц бронетехники и доложил командованию. Потом эту технику наши ребята «вели». Точно установили ее место расположения и ударили.

Хотел посмотреть, но бойцы отсоветовали: «Ты туда, Романыч, не ходи. Там один металлолом и месиво». Когда после говорили, что это работа российских войск, наемников, я смеялся. Получается, это я наемник.

Знаете, мне доводилось допрашивать одного пленного. Ему 24 года. Я его спросил: «Скажи, за что ты воюешь?». Он отвечает: «За территорию». Я согласился, но попросил ответить на такой вопрос: «А принадлежали ли тебе с 1991 года эта территория?»

Он молчал. И я сказал: «Она принадлежит Ахметову, Тимошенко, Порошенко…но только не тебе. Ты воюешь за то, чтобы быть рабом, а я воюю за то, чтобы быть вольным человеком». Когда его уже увозили, он позвал меня и сказал: «Прости, отец, я понял, что был обманут».

— Романыч, в городе рассказывают, как вы помогали вывозить людей из-под обстрела, как помогаете детским интернатам.

— Вывозил. Только недалеко, за линию фронта, а дальше, где уже не стреляли, люди ехали сами. Главное было их спасти. Если говорить о гуманитарной помощи, конечно, не остаюсь в стороне.

Когда первое денежное довольствие получил, большую часть раздал людям. Узнал, что у главного архитектора района теща умерла, а похоронить не за что. Дал тысячу гривен. Вожу продукты от наших фермеров.

Вчера дали два мешка муки, да я десять своих кур добавил. Отвезу детям. На днях мы получили помощь от дружественной Абхазии — мандарины. Они уже доставлены в интернат, где живут дети-инвалиды. Я этот запах мандарин с детства помню.

Пусть детям будет праздник. Спасибо Абхазии. Знаете, когда-то еще в 18 веке говорили: «Если есть ад, то он находится в Абхазии». Но теперь я скажу так: «Если есть на земле рай, то он сейчас в Абхазии».

Я был в Пицунде, в других городах. Люди здесь счастливы. Кто-то не признает Донецкую Народную Республику, Абхазию. Но это их забота. Я точно знаю, что мы отстоим мир и новую жизнь. Донбасс расцветет. Но для этого нам нужна одна победа.

Военкор «Русской весны» Белла Чао

http://rusvesna.su/news/1418545803

Подпись автора

"Меня здесь нет".

" VITA est VIA "

39

А. Шарий  Человек с ТОГО САМОГО БУКа

Подпись автора

Ты должна сделать добро из зла, потому что его больше не из чего делать. Р. П. Уоррен

Чему бы грабли не учили , а сердце верит в чудеса !

Если Вам кажется, что у меня опустились руки — вы ошибаетесь. Я наклонилась за монтировкой!

40

Мужчинами не рождаются, мужчинами становятся... кто-то рано, кто-то никогда.
http://www.e-news.su/uploads/posts/2014-12/1418840214_b4sod1xcaaamomg.jpg
Поводом для написания последующего ниже текста стала статья, растиражированная в интернете кучей предательских ресурсов, с интервью, взятым у двух «героев», которые бросили умирать раненого восемнадцатилетнего юношу и, поддавшись панике, подло, позорно бежали с поля боя… Но, обо всем по порядку. Прежде всего, читателям, которые решат дойти до самого конца предлагаемого мною текста, я настоятельно рекомендую ознакомиться с самой статьей, о которой пойдет речь ниже. Еще раз повторюсь, текст растиражирован, когда мне впервые прислали ссылку на него в твиттере с вопросом, «а правда ли это?», ссылка была на, если не ошибаюсь, Телеграф, если честно тот именно адрес искать лень, да и возможности особой нет, но вот тут ссылки на перепечатки данного журналистского изыска:
http://novorossiia.ru/dnr-lnr/16198-u-r … nbass.html
или еще вот:
http://yeghiazaryan.info/u-rebenka-ne-b … a-donbass/

И так, начнем.
Прежде всего, об авторе статьи…

Когда я был в Москве, мне даже попалось на глаза видео с интервью, которое берет у двух «героев» девушка, томно-трагическим голосом дающая подводку со словами приблизительно похожими на заголовок текста «У ребенка не было никакого опыта, и он попал на Донбасс». Камера снимает окна какого-то дома, девушка рассказывает о трагедии, а потом объектив упирается непосредственно в интервьюируемых негодяев (если честно, прошло уже пару месяцев, но и сейчас, пробегая глазами по тексту этого «интервью» я не могу сдержать справедливого гнева и дыхание просто захлестывают эмоции). Но, не будем отвлекаться… Я не знаю, эта же девушка придавала данному видео-звуковому ряду форму печатного текста, либо кто-то другой, но текст выполнен на пятерку, даже на пятерку с плюсом, при условии, что автор впоследствии очень мечтает получить, как и одна из популярных в определенных кругах журналисток, награду из рук кого-то вроде Кандолизы Райз.

Я вот не журналист, я сценарист, и в памяти сразу всплывает целый ряд фильмов про хороших журналистов и во всех из них журналист пытается докопаться до правды. В этой связи у меня возникает вопрос к конструктору данного текста, я даже опускаю все эти подводки, елозящие смычком по стрункам жутко переживающих за своих детей, мам. Если вы журналист, и вы берете интервью у двух бойцов(!), которые вам рассказывают, что они бойцы не опытные и что солнце заходит в их сторону, и что «опытные» украинцы, наверняка наблюдают за ними, чтоб окончательно удостовериться, что они не опытные и, наконец, напасть именно на них, брошенных командиром Байкером в самое пекло, на съедение диким хохлам, не возникает ли у вас изначально вопроса, что вы разговариваете с какими-то кретинами?
Ведь это так очевидно, ладно вы озаглавили статью «У ребенка не было боевого опыта…», но перед вами двое взрослых мужиков, которые гордо успели уже поведать о том, с какого числа они воюют, о том, что выходили из строя в качестве добровольцев, и тут они предстают в качестве двух Рождественских щеночков с бантами и колокольчиками на шее, это у вас не вызвало никаких сомнений в том, что они говорят?
Или вам гораздо важнее написать в нужном для заказчика формате, получив гонорар или теплое одобрение, или как там еще вас за такое поощряют, и плевать на ярко выраженную ахинею, которую сбивчиво несут два горе-ополченца, выдумывая не только слова, но и события по ходу повествования?
А дальше, когда эти, так называемые ополченцы говорят о том, что Женя крикнул: «Контакт, нас пытаются обойти, отходим… и мы приняли решение отойти…», то есть Женя в тот момент уже был командиром данной группы, он восемнадцатилетний ребенок командовал взрослыми мужиками?
Это никаких вопросов не вызвало? А то, что именно Женя всегда по ходу их повествования оставался позади, то прикрывал, то не успевал «отойти», тоже не ввело вас в ступор? То что, по сути, мальчишка единственный вел себя в этой ситуации, так, как положено вести мужчине, что видно даже по «рассказу» двух этих псевдо воинов, лоснящемуся лживой слизью трусости.
Черт, да вы хоть представление имеете, сколько нужно боеприпасов, чтоб отстреливаться целых 30 – 40 минут при такой сумасшедшей плотности боя? Вы хоть книжки почитайте, прежде чем писать про войну! Ваши герои успели отойти со своей позиции и после этого отстреливались более получаса! Вы знаете, сколько они должны были унести с собой? Видимо эти вещи столь же не очевидны для вас, как и тот факт, что есть достаточно большое количество фильмов про хороших журналистов, которые стараются докопаться до истины, а не подстраивать выдуманную(выданную на гора) кем-то «информацию» под форматы собственных политических мировоззрений…

Трус умирает тысячу раз, а герой лишь однажды…

Это одно из моих любимых выражений, четко характеризующих суть настоящего мужского подвига, и суть трусости…
Я несколько дней не был в Никишино, ездил в Донецк, после почти трех месяцев скитаний, мне, наконец, пришла посылка из Москвы с зеркальным фотоаппаратом. Я возвращался. Я был на седьмом небе от счастья! Я очень хотел поскорее оказаться в Никишино, еще бы, после фотографирования на телефон, потом на мыльницу, теперь старенькая зеркалка с каким-никаким, но телевиком, выглядела в моих руках невообразимым сокровищем! Я был счастлив, я спешил. Наша газель остановилась недалеко от Никишино, в Веселом, потому что в Никишино шел бой. Говорят, куда-то там выкатился БТР, была попытка прорыва. Несколько бойцов то и дело тормошили Эру, который был на тот момент старшим в группе возвращающейся на позиции: «Да плевать! Давай проедем без фар! Сразу в бой…». У Эры хватало ума говорить: «Нет. Байкер сказал ждать, значит, будем ждать!»…

Спустя пару часов я уже был в штабе, менялись какие-то люди, появлялись новые лица, Геббельс, Немец… Я присматривался, прислушивался, не мешал, понимал, сейчас и Байкеру не до меня. И тут, от двух незнакомых людей я услышал такую занимательную историю.

«Украинские военные пошли сегодня в атаку. Атаковали по очень странной схеме – они шли цепью в форме подковы, пытаясь окружить, находящихся в тот момент в укрытии теперешних рассказчиков. Шли прямо по улице и по задним дворам, вели беглый прицельный огонь. Передвигались настолько быстро, что успевали не только атаковать с улицы, но и неожиданно, заняв позиции на чердаках уже зачищенных дворов открывали прицельный огонь уже и оттуда. Пули свистели со всех сторон. Не было практически никакой возможности удержаться! Украинские военные перемещались настолько быстро с чердаков в угольные сараи, оттуда на улицу и задние дворы, а оттуда вновь на чердаки, что даже стрелять прицельно по ним не было никакой возможности. Это был какой-то нереально крутой украинский спецназ. Это был ад...»

Я не помню, в какой именно момент я подумал: «Что это за два клоуна? И почему Байкер их так спокойно слушает?», - но это было явно недалеко от самого начала их повествования. А они все продолжали…

«Мы приняли решение отходить! Мы шли первыми, проламывая заборы собой, для того, чтоб вынести раненого… Дело в том, что и по улице и по задним дворам нас уже отрезали, оставался только один путь, пробивать заборы! Мы должны были делать это, чтоб вынести раненого, мы пробивали путь, тем, кто с ним остался…»

Смысл последних слов все повторялся и повторялся, пока Байкер не остановил их и не попросил выйти. Этими рассказчиками были те, двое, что позже давали интервью в Питере. Тогда у Байкера была лишь одна проблема – где-то там, в темноте, был трехсотый, и его надо было вытаскивать…

Сделаю небольшое отступление. В Никишино воюет не только рота Байкера, есть там и другие ребята. Так вот, единственной правдой в этом интервью было то, что действительно, на подмогу к роте Байкера, в командировку на несколько дней, прибыло с десяток бойцов, прислал их тоже, порядком уже, набивший оскомину укровермахту Че Гевара. И ребята там, я вам скажу, далеко не робкого десятка, у меня на канале в ютубе есть видео с ними и не одно. Ребята воюют задорно и с огоньком, но, как говорится, попадаются и паршивые овцы, какими и оказались эти двое – Тихий и Мангуст…

В Штабе появились Геббельс и Танцор, оба из группы Че Гевары, ребята, которых я очень уважаю, а также наши Эра и Феникс, последний мелькает в моем видео о приезде Саши Коца и Димы Стешина в Никишино и в их репортаже из Никишино, тоже. Геббельс, эмоционально объяснил то, что пока этих героев окружали, он спокойно шел по той самой улице, по которой бежали украинские ниндзя, причем, как выяснилось атакующим навстречу, и почему-то никого не видел! На что Байкер сразу ответил: «Я сразу понял, что они пи@дят, какие к черту взлетающие на дома спецназовцы, ясно, что они обосрались и убежали, бросив раненого пацана…»
Добавлю от себя, на тот момент я был уже свидетелем того, как эти двое, Мангуст и Тихий, умерли дважды, первый раз – когда струсили и убежали, а второй раз, когда на моих глазах, словно две половые тряпки оправдывали свою трусость… Помните, трус умирает тысячу раз… я об этом.

Тем не менее, проблема оставалась, и парня нужно было вытаскивать, а за окном была кромешная тьма. И что вы думаете, как ответили эти двое на просьбу пойти и показать, где лежит раненый восемнадцатилетний парень? Они сказали, что смысла идти сейчас нет, потому что, во-первых он там не один, его несли, а во-вторых темно и ничего не видно. И двое этих героев предложили пойти на поиски с рассветом!
Это они потом расскажут в Питере нашей объективной либеральной журналистке, что 30 – 40 минут отстреливались, защищая жизнь своего боевого товарища. А надежда спасти парня еще была.
Проблему со светом быстро решил Феникс, он просто передёрнул затвор своего РПК и сказал, что если они не пойдут, он их застрелит. Да, на войне, приходится применять подобные методы стимуляции, особенно для героев подобного рода, особенно в подобных ситуациях, а зная Феникса лично, могу утверждать, что его рука не дрогнула бы, слишком живо горит в его груди чувство мужской солидарности и взаимопомощи, чувство справедливости, взращённое в горячем Владикавказе… А наши герои тем временем умерли еще дважды, сперва отказавшись идти на поиски раненого пацана, а потом, второй раз, поняв, что Феникс ни черта не шутит, и в его спокойном голосе стальным звоном забрезжил их собственный конец… И они пошли, хоть и не до конца, хоть и просто указав направление в итоге…

Женю нашли мертвым, там же рядом лежал ПКМ с практически полным боекомплектом и РПГ–7 со вставленным выстрелом, то есть о том, чтоб отстреливаться, не шло и речи. Эти торжественные «герои» интервью просто бросили умирать раненого Героя.
Да, были там и еще люди с Женей, тоже поддавшиеся панике, и тоже сбежавшие, но признавшие в итоге это. С утра всех их отправили назад, к Че Геваре, а на смену им приехали другие. А дальше уже на базе, Тихий своим боевым товарищам говорил, практически дословно: «Пацаны, я чмо! Я струсил! Простите меня, пожалуйста!» И в тот момент в нем забрезжило что-то от человека, от мужчины, появилась надежда, что он перестанет раз за разом сдыхать как собака, идя на поводу у своей трусости и подлости, но нет…

Герои были предсказуемо выдворены из подразделения, и не знаю, в качестве наказания ли, либо по какой-то иной причине они попали в Питер. Но самая главная смерть их ждала там.
Больно и мерзко представлять то, что эти, даже язык не поворачивается назвать их людьми, смотрели в глаза матери погибшего Героя, и сердце обливается кровью даже от одной мысли о том, что пытаясь утешить мать настоящего русского патриота, не мальчика, но мужчины, который и правда оставался, чтоб прикрыть отход своих, эти «отважные герои интервью» рассказывали убитой горем женщине о том, как они храбро выносили парня из-под шквального огня противника. Когда я пытаюсь думать об этом я вижу лишь их смерти, очередные, страшные смерти, наполненные жуткими процессами разложения, сопровождающегося непереносимым зловонием, так выглядит их очередная смерть, так выглядит их интервью…
А сколько еще раз предстоит им умереть можно только догадываться, потому что даже самой конченной мерзости сложно было бы дать такое интервью, после того, что было сделано, но эти двое смогли… Зная, что меня читают Камчадалы, скажу, Тихий – Тихонов Александр, Петропавловск Камчатский, Северовосток, информацию о нем предоставил другой Камчадал, Юджин, очень он был зол на Тихого, когда я вслух прочел ребятам Че Гевары это интервью. Передавайте привет этому человеку от парней Че Гевары. По Мангусту, инфу выясню и обязательно тут же выложу…

О Герое и детстве…

Я не знал лично Женю. Но название статьи меня убило. «У ребенка не было никакого опыта, и он попал на Донбасс». А что, для того, чтоб стать патриотом нужен опыт? На мой взгляд в столь юном возрасте, патриотом можно стать только в том случае, если в твоей семье абсолютно правильная система ценностей, если родители научили тебя, что такое хорошо, а что такое плохо, если хорошие книжки ты в детстве читал. Из этой же статьи я узнал, что Женя посещал военно-патриотические секции, мечтал стать военным, и вы будете говорить, что он был ребенком?
Для матери, да, ребенком он останется навсегда, но мужчиной, как оказалось, он стал гораздо раньше, чем два этих, так сказать индивида мужского пола, которые стали героями интервью. Ребенок, говорите вы? А давайте вспомним всех таких детей? Пионеров героев вспомним, давайте вспомним Колю Сиротинина, юнца, в одиночку остановившего колонну фашистских танков!
Отрадно видеть, что, невзирая на всю нечисть, работающую на разрушение и падение всего русского, невзирая на все эти ублюдочные колонны, пятую, шестую, двадцатую, русская земля родит еще таких мальчишек, которые становятся мужчинами, будучи самыми настоящими детьми по возрасту. И низкий поклон родителям, которые могут вложить в сердца и души своих детей что-то русское, патриотическое, настоящее.
Я не говорю сейчас о том, что нужно подталкивать своих детей на войну, нет, что вы… я о другом. Война сама уже на пороге, они опять идут с войной к нам, не видят этого сейчас, только слепые, а не хотят видеть исключительно предатели. И то, что таких парней до сих пор родит земля Русская, говорит лишь об одном, что еще одну предстоящую битву, когда опять против нас будут все, возможно, самую тяжелую и кровавую, которая, кстати сказать, уже начата, и опять не нами, у нас есть надежда выиграть!

17.12.14. «Борисыч».

Источник
http://razdolbaev-oleg.livejournal.com/4200.html

Подпись автора

"Меня здесь нет".

" VITA est VIA "

41

Мнение танкиста ВСУ: нам не взять Донбасс

http://static.newsland.com/news_images/1474/big_1474539.jpg
Мой собеседник - организм более чем примечательный. Вы поймете, почему я так говорю, если возьмете на себя труд прочитать весь материал. Все, что было записано, я изложил абсолютно беспристрастно, только удалив вольные выражения, коих было много с обеих сторон. А стиль и прочее сохранил как в оригинале.

Отдельная признательность Александру Романову, который, собственно, и организовал эту беседу.

Итак, моего собеседника зовут Павел, он танкист ВСУ. Его часть находится где-то на границе с ДНР. Он успел побывать и в ВСУ, и в ополчении. Мы договорились, что сперва он расскажет все, что сочтет возможным, а после будут вопросы. Вот его рассказ.

- Твое мнение довольно интересно, в особенности как человека, побывавшего на обеих сторонах конфликта

- Ну да, я перебегаю... и там, и там.

- Начни тогда с самого начала: куда ты попал сперва и что было потом.

- Короче, попал сперва в армию, понял? В украинскую армию, по контракту. Ну, добровольно-принудительно, да. Вообще, с самого начала я закончил танковское училище. Я механик-водитель. Все замечательно. Куда идти? А некуда. Не нужны военные были. Пошел в институт, закончил с горем пополам. Работал уже. Короче, сидим, пьем пиво, отдыхаем после работы, заходят в кафе, как бы их правильно назвать... короче, правоохранительные органы Украины. Менты. И вяжут всех, кто подходит по возрасту, от 18 до 30. В наручники всех и повезли в военкомат. Не спрашивали ничего, хочешь, не хочешь, а разбирались уже в военкомате. Ну, если не знаешь, если попал в мусорку, то можешь подписать что угодно, если хорошо попросят. Подписываешь контракт, говорят, что кинут на границу Харьковской области. Только не уточняли, на какую. Так я попал в зону АТО под Славянск. На четвертый день кто-то углядел, что у нас в батальоне есть четыре танкиста. И нас посадили на БТРы. БТР и танк - это, конечно, разная тема, но ехать можно.

Славянск мы взяли реально часов за 6, когда пришел приказ свыше. Сказали взять любой ценой, ну мы и взяли. С минимальными потерями.

Потом был переход на Донбасс, начали мы под Донецком воевать. Ну не воевать, пытаться, потому что вооружение никакое было. Довоенное. В оконцовке потери были огромные. По телику такое не услышишь, что за один день потеряли две с половиной тысячи человек. Первый артобстрел попал в колонну, которая только что подъехала к месту базирования. Сразу всю колонну накрыло. После этого нас разбили на три батальона. Первый шел на Иловайск, второй на Донецк, а третий - на Шахтерск. Те, которые пошли на Иловайск, там и упали. Мало кто вернулся.

На Донецке тоже не кайф был. Мало того, что жрать нечего, так еще и с оружием полный был... На БМП много не навоюешь. А когда вместо патронов к автоматам пистолетные присылают... Вот тогда и начались подвижки идти или на Киев, или за ДНР воевать. Это уже потом наш президент где-то денег добыл и нам прислали нормальные автоматы - АКМ и АКС. Нормальные - это из которых стрелять можно без боязни.

- А до этого что было?

- Мой дед с таким в войну воевал... Потом еще техника пришла. БТР, БМП, танки. Пришел приказ идти брать Донецк. Ну, мы пошли. И в тот же день пришел другой приказ: Донецк не брать, но закрепиться на аэродроме. Танки отвели, а пехота и по сей день там сидит. А через три дня опять приказ брать Донецк. Но за эти три дня у ополчения появились танки. До этого не было, точно знаю. А тут появились, и нормальные. И мы опять огребли.

Сели в позиции. Перестреливались. Ополчение как? Выехали в город, отстрелялись, и в укрытие. А мы пока вычислим, пока дадим в ответ... Короче, так по мирным и стреляли в основном. Но так как наш президент сказал, что мирные жители все уехали...

- То лупите?

- Ну да. Из всего, что есть.

- А как пленных?

- Ну, как бы по возможности. То есть стараемся не брать. Если пленный что-то знает, то еще ладно, а если так... Короче, стараемся не брать.

На днях опять пришел приказ: брать Донбасс. А мы стоим, потому как снарядов и патронов нет.

- Так вроде же перемирие сейчас?

- Где? На бумаге? А у нас на такой же бумаге приказ... И или ты его выполняешь, или ты террорист и можешь или сесть, или расстреляют на месте.

Пока это перемирие, все стараются сил побольше собрать. Если до Нового года не получится взять Донбасс, то после НГ говорят, что будут тяжелой артиллерией выбивать.

Половина наших солдат того... навоевалась. Домой хотят.

- Как думаешь, получится Донбасс взять?

- Нет. Это надо как Шахтерск, с землей сровнять, чтобы найти, где там они все. А так бесполезно.

Я часто хожу на территорию ДНР, у меня там подруга. Ну и куча парней, военных, с кем учились вместе. Общаемся, можно в принципе спрогнозировать, куда можно соваться, а куда нет.

- То есть вы плодотворно обмениваетесь информацией?

- Ну да. Я хожу к ним. Они параллельно ходят ко мне. Потому что им тоже надо найти что-то жрать, а нам потеряться, чтобы не обстреливали.

- А у вас как со снабжением?

- С оружием нормально.

- А остальное? Еда?

- Насчет еды я можно промолчу? Потому что если что-то не сопрешь, или магазин не обчистишь, то вся рота голодная будет. Нет, отряды Яценюка, там норм. Им даже вон плазму двухметровую привезли. Нормально отдыхают. Я удивляюсь, что бара с блэк-джеком и телками нет.

- Что за отряды?

- Ну личные его.

- А ты в обычных войсках Украины?

- Ну типа да.

- Понятно, что «Айдар» и «Азов» себя покомфортнее чувствуют...

- «Айдар», кого еще не добили, мы сами пытаемся тоже... Потому как они подличают, а мы виноватые. Не раз были ситуации, когда они после нас зачистки устраивают. Не, понятно, что война и все такое, но там уже четко садизм идет.

- А как ты в ополчении оказался?

- Да легко! Мы заехали на аэродром, пищу привезли. Сразу начался артобстрел. Ну, в мой танк сразу попали. Мы успели свалить. Ну, и нас ДНРовцы взяли. Неделю поконтузили, но когда поняли, что взять с меня нечего, отпустили. Ну, я пошатался еще, знакомых много, прижился, в общем.

Ну вот сейчас туда бегаю, сюда бегаю. Где кормят, туда и бегу.

- А если нигде кормить не станут?

- Ну, бегать уже не буду. В отступление пойдем!

Ну, а так, со всеми этими перемириями, я тебе одно скажу. У нас только под Чугуевым десять тысяч стоит контрактников из Львова и Днепропетровска. И наемники. И в Дебальцеве толпа та еще. И все с оружием пойдут на Киев, если их распускать начнут. Ну, и мы пойдем. И в Киеве это тоже понимают.

- Я вопрос подкину. Ты телемосты видел, Мозгового и ваших военных?

- Ну, видел...

- Так, может, один раз на Киев сходить всей копной и навести порядок?

- Да не пойдут за порядком. Те, кого под Иловайском слили, тоже хотели. Пример такой для всех. Если в части начнет кто говорить на эту тему, его сразу «переводят» в другую часть...

- Так что лучше под Донецком топтаться?

- Выходит, так...

- А правда, что у вас там оружием торгуют в черную голову?

- У нас им везде торгуют. Оно с Донбасса вывозится, и только вперед. Вопрос только цены. Я могу тебе за *** банок тушенки подогнать РПГ. Начинается то, что солдату нехрен жрать, и начинается торговля. Тебе могут за нормальную хавку отдать танк. Накормишь роту солдат с офицерами - и тебе танк отдадут. А в бумажке напишут - подбили. И все.

- Но ведь роту накормить не так уж много надо...

- Ну, немного, но и всем кругом польза будет.

- Получается, вы продаете ополчению, а ополченцы - вам?

- Обмен чистой крови. Чисто по-братски. Меняем вооружение чаще, чем используем. Используется в основном автоматы и артиллерия. Остальное - в обмен. А танк спихнуть - 40 минут делов... Выехал за посты, кто тебя на танке остановит, типа «ключи отдал» и все. Перебьют ему сине-желтый флаг на крестик красно-синий и все. Был украинский, стал ДНРовский.

- Ты это находишь нормальным?

- Это ненормально, понятно, нас же с нашего вооружения и хреначат, но выбор если и есть, то небольшой.

- Ну да, от голода умираешь дольше и мучительнее, чем от снаряда, так?

- Да, снарядом проще. Снаряд попал к человеку, и все проблемы за двигателем. А тут тащишь раненого на себе два километра, а потом подходит типа врач тупорылый и спрашивает: «А чего с ним»? Чего, говорю, не видишь, человека пулей два раза пробили? «Ну и чего мне с ним делать?»

- Что-то я сомневаюсь, что вы возьмете Донбасс...

- Да Донбасс не возьмут, даже если все там, в Верховной Раде, сильно захотят.

- Ну правильно, они же не пойдут его брать? Его пойдешь брать ты!

- Ну, это понятно. С чем только идти? С АКС? И опять, земля не наша. Мы ее толком не знаем. Идти войной можно, только надо с чем-то и знать, за что. А за то, что памятник поставят... Не-е... У нас офицера убили, разведчика, так его жена не может с государства выбить его зарплату за шесть месяцев. Никто не рвется на Донецк. Хотя понятно, что Донбасс надо брать, иначе будем без света и тепла сидеть, но вот как брать... Снабжения нет, снаряды пришли такие, что в башнях клинит через два, с поворота башни стреляешь - первый рвет в стволе, он либо старый, либо так, какой-то косяк. И стрелять стремно. Артиллеристам хоть со шнуркой отойти можно, а у нас что? Башня в поле, экипаж в небо.

- Вот стреляете, а не думаешь, что можешь в дом своей девахи зарядить? Приходишь в очередной раз, а там воронка...

- И такое может быть. У нас в артиллерии парень служит, дончанин, он свой дом расфигачил... Четыре снаряда засадил.

- У вас есть местные?

- Да, спецбатальон «Донбасс».

- Скажи, а импортных инструкторов у вас не было?

Инструктора были, немецкие, американцы были, отрабатывали захват города. Видел и наемников американских, которые по-русски - ни фига. И у нас есть, и у ДНРовских.

- А как они с вами взаимодействуют?

- Да они сами по себе базируются и ходят в основном по ночам.

- А на вас их дела не спишут?

- А мы не имеем права им перечить. Если кто не будет им помогать - под трибунал. Вот у них что снаряга, что винтовочки - класс. А тут БТР, который еще пять лет назад сгнил. Автоматом простреливается. Башня клинит, а пулемет со стволом поведенным... Я вчера получил типа новый Т-64, но видно, что уже варили его. Может, где и есть в частях что-то новое, но не у нас. У нас все ждут, когда «Абрамсы» в бой пойдут...

- А откуда «Абрамсы»?

- Да они с учений на Западной Украине остались.

- Практика показывает, что от РПГ-7 они тоже горят...

- Да, от РПГ-7 все горит. Нормальная советская хренотень придумана была. Он у каждой стороны есть.

- А как тебе как танкисту город атаковать?

- Да стремно, кошмар! Там с каждого окна может седьмым в бок или корму прилететь. И если в корме еще движок что-то на себя, может, и возьмет, то в боку что характерно, боеуклад. И башня слетает.

- Не ходи в Донбасс...

- А тут еще ДНРовцы приезжали, на Т-90 понтовались. Месяца два назад. Их тут можно очень часто видеть. Ребята рассказывали, что у одного тоже сдетонировал боеуклад, тоже башню сорвало.

- Может, не Т-90?

- Т-90. Их маловато, что утешает. Потому что это не танк, а сплошное огорчение. Нам, кроме «Оплота», им нечего противопоставить.

- А «Оплот» можно против Т-90 ставить?

- Ну, у нас их как бы всего три на всю армию и есть. И они не могут все тащить. Вообще, они быстрее сгорят, чем чем-то помогут. Говорят, легенды, что на складах этих «Оплотов» завались, но это легенды. А мы на антиквариате гоняем.

- Вроде бы у вас Т-72 есть...

- Т-72 нынче не в моде. На него бабки надо, а Т-64 дешевле в эксплуатации.

- И как вы против Т-90 будете?

- А никак. У него и пушка дальше бьет, и приколов современных много, и он быстрее и маневреннее. Что в городе, что в поле - сплошная печаль.

- 30 лет разницы все-таки...

- Вот и я про что. Против нечего.

- Паш, может, ну её, это войну?

- Да у нас тоже так говорят многие. Особенно в зиму. А я что? Выпить есть, куфаек я у ДНРовцев добыл обменом, курить есть, еда есть... Нормально, жизнь удалась.

- А как закончится?

- Ну, пойдем новой жизни искать... Автор Скоморохов Роман (Banshee)
Скоморохов Роман (Banshee)
Источник: topwar.ru

Подпись автора

"Меня здесь нет".

" VITA est VIA "

42

У меня долговременные планы - дожить до весны

Средства массовой информации ежедневно сбрасывают на головы людей гигабайты информации о перемирии в Донбассе, интерпретируя происходящее, как угодно. Разумеется, в зависимости от того, кто владеет конкретным информационным ресурсом. Ниже выдержки из писем человека, бесконечно далекого от любых СМИ. Просто живущего неподалеку от аэропорта Донецка и на себе испытывающего все прелести "мирной" жизни. Орфография оригинала сохранена.

Месяц назад: "Да тут такое началось! Бои стрелковые и танковые идут в нескольких километрах от меня. Предыдущие два дня была просто жесть. Было всё - от КПВТ до "Ураганов". Сегодня нацики весь день ждали штурма ДНР. Была какая-то возня на окраине, бахали минут тридцать так, что уши закладывало и стёкла тряслись. Потом затихло и до вечера какие-то нудные перестрелки и уханье миномётов по одному раз в 10-20 минут. Кто и куда – понять невозможно... Сейчас к вечеру вроде тихо. Возня в Песках, добрался оттуда приятель. Впрочем, ухает так, что всё слышно и здесь. А днём дымило что-то очень сильно и взрывалось.
Извини за сумбур - сам понимаешь под стрессом и в таких условиях не до тонкостей стилистики и жанра, да и опять же - всё на эмоциях.
http://www.media.nakanune.ru/images/pictures/image_big_67925.jpg
Да, по поводу того, кто в кого стреляет. У всех есть родственники, друзья, знакомые, коллеги по работе из пригородов. У каждого есть мобильный телефон. А у многих подключен интернет. Мы связываемся с разных сторон фронта, так что точно знаем, кто, когда, откуда и чем стрелял с точностью до секунды и миллиметра? Это в кУеве не видно, они верят, что сЭпары стреляют по своим домам, школам, магазинам, шахтам. "ОнижЭ рузькие хвашисты, они фсё могут". А на месте всё определяется очень просто. Одним телефонным звонком.

Уже так заведено, что после каждого обстрела обзваниваю всех, кто на связи и сводим, кто, куда и откуда стрелял. Если нет родственников на сопредельной территории, есть соседи и приятели, те так же сообщают про то, кто стрелял и куда попало. Тут это вопрос выживания, потому не врут".

Чуть менее месяца назад: " У нас тут реальный замес. Стрельба целый день. В нескольких километрах, на границе видимости, шёл танковый бой. Потом,обстрелы, выстрелы, взрывы, то дальше, то ближе - с трёх сторон. Но атаки со стороны ДНР так и не последовало. Кароче, мне жо...

http://www.media.nakanune.ru/images/pictures/image_big_67926.jpg

Что будет завтра, не знаю. Но бежать уже никуда не буду. Остаюсь испить всю чашу до дна. Да и деньги заканчиваются.

Если в течение месяца не выйду на связь (надеюсь выйду ;) ) ты знаешь, что делать. Будем жить... ".

Четыре недели назад: "Майкл, прикинь, я всё ещё живой!!!!!!! Что было, ох - всё было. Кароч, неважно. Я в своём, когда-то чужом, а теперь уже своём подвале, нашёл 4 литра вина 1993 года. Неприкосновенный запас был у кого-то. Слегка попустило – пишу. Если бахать не начнут, доберусь до интернета и вышлю записанное по горячим следам.

Гатили по нам всем, что только можно и не можно. Выжил. Такое впечатление, что укропы собираются из-под Донецка сваливать - вывозят все подряд. Родня работала на заводе огнеупоров - оттуда вывозят прессы и даже древние токарные станки, типа ДиП-500.

Не успел с инетом. Жо… продолжается - миномёты и гаубицы лупят так, что в моем подвале пришлось банки тряпками замотать.

Вылез из подвала, электричество есть, всего остального — нет".

Две недели назад: " Знаешь, что я вижу из эпицентра событий? Нет никакого отвода войск. Наоборот, укропы прут и прут технику под Донецк. Много и всякой. Сегодня уже обстреляли окраины из чего-то мощного (МСТА или Гиацинт?) - данной шняги тут ещё не было. И лупили не одним стволом, а минимум четырьмя. Места не знаю, но слышно было ужас, как и снаряды над головой летели.
http://www.media.nakanune.ru/images/pictures/image_big_71107.jpg
Похоже, начнется что-то нехорошее, а если ответят из Донецка, то мне здесь шансов выжить никаких – я как-то оказался с трех сторон обставлен всем, что стреляет. Так что в сказки про "отвод" тяжелого вооружения я не верю, потому как вижу и слышу обратное".

На следующий день: "Уже спокойнее чувствую себя, взял в руки. Первую половину дня было относительно тихо. Пара танковых атак, танки прошли по голове и ушли чуть левее аэропорта (разведка боем?) не в счёт.

А после 15-00 пошла веселуха. Опять крупняк гатил так, что в подвале штукатурка (что осталась) сыпалась. Это же где их поставили, если у меня от выстрелов уши закладывает (вылезать боюсь). Неужели "Пионы"? Жесть реальная, летит, воет так, что уши закладывает. Страшно подумать, что там, куда снаряды падают, творится, если здесь такое!?

Так что укропы тяжелую артиллерию не отводят. Пока пишу, Д-30 с окраины "добрый вечер Донецк" завели. Мои скинули смс – как раз по ним (они на окраине Донецка с той стороны аэропорта)".

Днем позже: "Сегодня не так весело, как вчера, но тоже далеко не тихо. Да и прочая бронетехника с наступлением темноты зашевелилась. Не верю я в скорый мир, Майк. Фигня всё это перемирие. Нациков стало больше. И где был один блокпост, теперь два в пределах видимости. Количество крупняка увеличилось. Кстати, я угадал в первый раз, у меня на голове стоит батарея Гиацинтов. Если ДНР решит ее мочить…".
http://www.media.nakanune.ru/images/pictures/image_big_65409.jpg
Полторы недели назад: "Раньше к бабе Мане ходили только алкаши... Она гнала самогон еще с советских времён. А теперь - это её единственный способ заработать. У неё два сына. Один уехал в Уренгой (где это?), второй ушел в ополчение ДНР. Укровояки её не трогают. Потому как баба Маня за 35 гривен (подорожало) продаёт им бутылку 0.5 самогона. Мало того, укровояки с автоматами следят, чтобы Маню не трогали. И не трогают с июля месяца, табу. ГЫ – объект особой важности стал с наступлением холодов. Только сегодня видел, как у неё стояла очередь из полусотни укропов. Чуть ли не дрались за очередь.

Короче, так и живём. А на Мариуполь идет броня ДНР. Уже в Павлополе, сваха дозвонилась".

Днем позже: "Знаю, что не поверишь, но во время затишья поползал по окрестностям, поговорил с такими же, как я, ненормальными. Вокруг нас до 4000 вояк уже нагнали. Но их моральное состояние, мягко скажем, йок... Да и техники и артиллерии не слабо. И все это в пределах прямой видимости Донецка. Мир, что ли?

Да, врать не буду, сейчас тихо. Автоматно-пулеметные очереди не в счёт. Арта не стреляет - факт. Но вся она тут, даже Ураганы. Личный состав ВСУ бухает по-черному, говорят, что до 17-го числа можно. Что там насчёт 17-го?".

Неделю назад: "Дополз я до интернета, доплатил. Кароч, жо… полная - это было тогда, а сейчас... Нацики передрались – лупят те, что на северной окраине, по тем, что на южной. Там какой-то батальон нацгвардии. Вроде правосеки начали. Полночи трассеры над головой, минометы полковые, КПВТ. Дожил на старости лет – все уже по звукам выстрелов определяю. Да и все здесь так разбираться научились – иначе не выжить.

В общем, стоящие у меня на голове и рядом ВСУ вылезли (там при союзе такие подземные убежища отгрохали, сидят, как у бога за пазухой) и как врезали по тем и другим "Градами". Остаток ночи спал спокойно.

То, что местный укрокомендант крышует самогоноверение и следит за дачами бандюков - это всё цветочки. Два дня назад приехали правосеки, типа "добровольческий корпус" (это их ночью распи…ли. Теперь дело ещё "веселее" пошло. Старые порядки при януке уже кажутся раем. Техники стало ещё больше, порядку меньше, грабежи постоянные, то там, то сям выносят всё, даже не очень ценное. Порядка, даже относительного, больше нет. Мыру-мыр не катит. Стрельба из стрелкового целый день. Хороших новостей - нет!!!!
http://www.media.nakanune.ru/images/pictures/image_big_72091.jpg
Есть хоть на что надеяться?"

Пять дней назад: "Да, жо… у нас тут конкретная, во всех смыслах. 90% времени занимает поиск чё пожрать и где найти воды.

По обстановке вокруг моего милого подвальчика. В зоне видимости выжившие после ночного вправления мозгов (откуда там моск?) ВСУшниками правосеки с вояками три дня повоевали, как штрафники с заградотрядом. Не знаю, сколько их там завалили, но сейчас тишина. Вчера вечером очередная заварушка была на окраине. Не той, где ДНР – противоположной. Хорошо так сцепились - автоматы, пулемёты, АГС, что это было - полный молчок. Ваще что-то часто стали между собой драться.

Добрался до знакомых с интернетом, почитал укроновости. Пишут, что мы - "горячая точка". Дебилы. Тут уже дня 3-4 горячо, потому что правосеки, нацбат и ВСУ между собой разбираются. Представляю, как ополченцы с той стороны ржут…".
Три дня назад: "Вот блин. Починили свет, со вчерашнего дня не было. Тут у нас очередная заварушка была, ничего серьёзней миномётов не слышно было, но провода перебили.

Нынешние нацики особо к местным не пристают – заняты вывозом барахла из брошенных домов и пьянками. А те, что были осенью, зачищали нас вовсю. Хорошо, тех бандер невменяемых, что не перебили в аэропорту, добили ВСУшники. Эти вроде из центральной – все на русском говорят, а те на каком-то хрен поймешь и акцент какой-то дикий, вроде и не украинский, и слова часто непонятные.

Ладно, будем жить. Теперь у меня долговременные планы - дожить до весны!"
http://www.media.nakanune.ru/images/pictures/image_big_67923.jpg

В тот же день, ближе к полуночи: "Да, ладно. Фигня, прорвёмся. Официальная версия сегодняшних ба-ба-хов – вроде автомобиль обстреляли. А то, что я принял за миномёты - это АГС был. Что было на самом деле, никто не знает. Выезды все перекрыли. Кароч, такое перемирие – ДНР не стреляет по нам, а укропы своих бьют. Может, барахло не поделили?

Я всё переживал из-за слухов, а тут их полно, да и вояки по пьяни всё бахвалятся, скоро "хана сепарам". Вот и переживаем, как бы Новый год в подвале не встречать. Надоело уже - сил нет.

Давят уже не сами обстрелы и войнушка, а ожидание невесть чего. Если будет хотя бы такой "мир", то прорвусь. Денег не надо, то была минутная слабость, самому стыдно, и худшее переживал. До этого выкручивался и дальше буду продолжать в том же духе. Лишь бы "цветочками" опять не сыпали... ".

Вчера: "Привет. Похоже, недорогую водку, дешевое пиво и окорочка пора сносить в подвал и готовиться к встрече Нового года под землей. Как и два десятка свечек и два фонаря. На Новый год грянет или до 15 января ждать, пока укры протрезвеют, уж и не знаю. Хотя раньше они бухали типа до 17-го, а продолжают до сих пор. Из чего Манька гонит самогон, уж и не догадываюсь. Судя по синим рожам укропов – из табуретов. Не, правда, у неё же не вагоны зерна в подвалах? Хотя… сколько себя помню, всегда гнала, лет 30 минимум. Может и запаслась.

Без шуток.

Что происходит наверху - мне из погреба непонятно. Только вояки с каждым днём звереют, но больше между собой грызутся. Пальба и поножовщина каждый день, сегодня даже одного офицера грохнули, ВСУшники с танком по окраине ездили, правосеков из подвалов выковыривали.

Что вообще происходит, блин!?"

Сегодня, раннее утро: "В аэропорту снова бухают то ли танки, то ли самоходы. Кароч, тягомотина продолжается, миру мир в разгаре. Не расслабляюсь и готовлюсь морально к худшему. А то пожили недельку без тяжелых бабахов, это по-видимому очень долго.

О, вроде затихло – танк "бэху" на тросе раскуроченную протащил. Так вам и надо, выродки. Чтоб вас прям в новогоднюю ночь подняло и гэпнуло, уроды.

На НГ договорился с соседями (у них в подвале баня, тепло и места много). Бум встречать 2015-й толпой – и продуктов меньше надо и АКБ у них есть, и тарелка целая – будем смотреть телек с Красной площади и встречать Новый год по Москве.

Будем жить!"
Михаил Он срециально для nakanune.ru

http://mikle1.livejournal.com/4832936.html

Подпись автора

"Меня здесь нет".

" VITA est VIA "

43

Заметки с линии фронта (местный житель описывает жизнь на линии фронта)
yurasumy
Мой друг и блогерр Майкл1 имет хорошего знакомого, который по несчастливой случайности живет уже несколько месяцев на линии фронта. Миша уже один раз выкладывал его записи в свет. Это сборная солянка многих сообщений следовавших одно за другим. За прошедшую неделю пришло еще несколько сообщений (даю в оригинальной стилистике):

http://cont.ws/uploads/posts/71454.jpg

Попытка сорвать перемирие – взгляд из подвала

Новый год начался с попыток сорвать перемирие, в котором участвовали "непримиримые" батальоны, не выполняющие официальные приказы из Киева. Пока СМИ сообщали, что "перемирие в целом соблюдается", на фронте до него было далеко. Находящиеся в зоне Донецкого аэропорта люди регулярно сообщали о происходящем. Ниже – их впечатления от наступления Нового года до Рождества. Единственные изменения внесены с целью скрыть точное местонахождение и личности людей:

Утро 2 января: "Хоть и с опозданием, поздравляю с Новым годом – я его таки встретила. И даже не в подвале. Хорошо посидели с соседями, стол ломился от сохраненной консервации. Была даже бутылка шампанского. Не знаю, от обильной еды или первого стакана шампанского за долгие месяцы, но планы вторично проводить старый год по местному времени провалились. Минут через 30-40 после поздравления Путина я как-то незаметно уснула, на автопилоте добравшись до матраса. Что там нем поросенок, никто так и не узнал. Ну и… с ним.

Утром тише пока не особо стало. Всё равно палят в белый свет. Читаю на Корре: " На Донбассе за ночь не прозвучало ни одного выстрела - штаб АТО ". Спасибо, успокоили.

Надо же, кто бы подумал? (дикий сарказм) %)))

2 января вечер: Спасибо за попытки успокоить, но я так поняла, всё равно расслабляться рано. Значит, главное это спастись от холода и чтобы Кураховская ТЭС не легла. Кстати, у неё только 1 труба дымит, значит работают только 2 блока из 4 миллионников (так в письме).

Ага, если из Пороха Кремль выращивает миротворца под гарантии личной неприкосновенности и уголь с Донецка, идущий типа из России, то тут своему командующему нацбаты с правосеками откровенно гадят.

Днем позже: Чем дальше, тем меньше я понимаю что происходит, если честно. Да, где-то за Песками и в районе хутора Молочного бахали и вчера, и сегодня почти весь день. Но что-то в тех бабахах не то. Поверь, я с конца лета под обстрелами. Всякое было. А что сегодня и вчера вечером – фиг поймешь. Под Марьинкой возня со 120-мм миномётами.

Такое впечатление, что договорняк какой-то. Стреляют не по Донецку, по крайней мере не с той стороны, что от меня видно и слышно. Лупят чёрти куда. В поля или в яры, фиг понятно. Одиночными, как-то нехотя, не подберу слова, как зря короче. То в минуту 2 раза, то по одному с интервалом в 5 минут. Не было такого раньше, не бой и не методичный обстрел. Манёвры? Так какие маневры на линии фронта? Кто их в такой близости и на виду проводит, обозначая позиции? Хотя техника мотается туда-сюда, весь вечер вообще гудит со всех сторон, только сейчас умолкло всё.

Вечер того же дня: Такие же мутняки и пулемётная стрельба. Куда можно стрелять, если целый день сильный снег и на 100 метров не видно ни хрена. А сейчас мокрый снег и мряка. Опять же, видимось хреновая. И очереди вялые. Не бой, а имитация.

Правда, были сегодня и междусобойчики у укров, тут можно без труда определить чё-как и по месту, и т.д. Что они в очередной раз между собой не поделили, без понятия. Зато потом расскажут, что их опять ополченцы с русскими диверсантами убивают. Что-то тут не так. Кого-то опять сливают?

4 января, утро: Чёт сегодня очень тихо, или потому что ветер до 20 м/с и метель. Хотя нет, техника сегодня опять моталась взад и в перёд. И вроде нагнетают обстановку, в соседнем городке (Красногоровка) железяк в завод напихали под завязку в каждый цех. Отогревал знакомого мужика оттуда. Рассказывает, что часть оборудования вывезли, оборудовали бомбоубежища и сидят там намертво – по верхам только орудия да «Грады» с минометами. А вот желающих воевать я не вижу, как и просто трезвых вояк не встречал уже с осени.

Другой адресат, 4 января: И да, разгадал секрет, чем расплачиваются вояки, берущие водку в долг - тащат тушенку из "гуманитарного конвоя для мирных жителей" (ел такую, средней паршивости). Один полмешка банок приволок, теперь барыга по дешёвке их толкает.

И совсем из другой оперы.

Жительнице нужно было какое-то редкое лекарство для мужа. Подошла с плачем до укро-офицера из армейцев, попросила хотя бы 2-3 ампулы. Тот ушел и вынес аж 2 упаковки. Настоящий вояка, из старых, ни скромных денег, ни самогон не взял. Знакомая чуть в обморок не упала от счастья, потому как купить лекарство физически негде да и денег не хватило бы.

Так что как говорит "дочь офицера": "Всё так не однозначно..." (Женщину знаю лично, рассказу вполне верю). Еще раз перечитал свои художества.

Блин, точно криво писал на планшете, да еще и на ботинке убитого собутыльника. Сейчас мне самому смешно от того, что я ВСЁ ЭТО так написал. А тогда реально по несколько раз в день с жизнью прощался. А сейчас почему-то РЖУ...

Праздники прошли довольна скучно во всех смыслах. Правда, никто лучшего и не ждал. Не в подвале встретили, а за столом - уже радость. А сегодня с 5 утра не кислый замес. Опять все виды оружия и по всему нашему участку фронта. Похоже, что опять пытаются срывать переговоры на перемирие.

5 января: Сегодня с полпятого гатили. Даже Гиацинты слышал - эту фигню ни с чем не спутаешь. Опять наш городок с двух сторон "веселили". А под Марьинкой реальная жесть была. Подробности не знаю, по сбежавшие оттуда приятели видели там танковый бой. Со всеми вытекающими. Жертв вроде куча. А ну, с пяти и до пяти вечера почти без передыху палили уже не понятно кто и откуда, и с чего начали - тоже, один сплошной вой и грохот. Братцы сначала пытались пересидеть. А потом нервы не выдержали и так рванули, что аж до меня добежали. Теперь без задних ног – я им по "белогвардейцу" налил из того, что после нового года оставалось.

Сейчас вроде тихо. Но до этого грохотала тяжелая арта от Трудовских до высоковольтной аж за Александровкой.

Если пастор реально отдал приказ на срыв и полномасштабную войнушку, так вроде маловато сил бросил. А для разведки боем многовато и как-то и долговато.

И если честно, в мир совсем не верится :((((

Другой источник, вечер 5 января: Сегодня и правда, тише было. Крупняка точно не слышал. А в аэропорту постоянно что-то "шуршит", но на это уже никто не обращает внимание. Армейцы сидят и не светятся после праздников. Да и нацики реже стали выходить. Деньги кончились? Да и техника как озверелая не мотается.

Кстати, драки и междусобойчики, что были у нациков в декабре, просто от зависти вояк и наглости тербатовцев происходили. Уж больно ВСУшники не любят всех этих "добровольцев" с их закидонами типа все вокруг "агенты Путина", безудержными грабежами и невыполнением приказов. Помог одному из офицеров ВСУ с забарахлившей рацией за банку тушенки (теперь и я работаю на "врага"), так он крыл тербатовцев таким матом, что никаких ополченцев не надо. Похоже, армейцы нам не враги – их просто втянули в гражданскую войну под видом долга. И я их понимаю.

Вояки выглядят, как бомжи с автоматами. Ходят в обносках и спиз…ых свитерах, куртках и разноцветных шапочках "мечта снайпера". А тербатовцы разодеты по последнему слову европейского и американского армейского секонхэнда (даже немецкие и канадские флаги не повспарывали со снаряги). Да и жрачки у тербатовцев больше и разнообразнее, а армейские горе-воины макаронами и тушенкой перебиваются. Ясно, что армейцы звереют – ведь терры тоже вроде как в минобороне числятся. Только у них все другое и на приказы они плевать хотели.

Вот и доказывали, кто круче. Кроме того, теры приходят и уходят, но хамят и гадят повсюду и всем. В том числе и воякам. А воякам тут ещё стоять и стоять, и им не хочется, чтобы из-за приезжих козлов и их прихотей, тут партизаны завелись.

Хотя, народец малость партизанит, на намалёванных на всех стенах украинских флагах (у укров фетиш такой был летом, всё флагами размалёвывать) стали кресты рисовать или полностью стирать, а рядом надписи - "ДНР" или "Новороссия". Почти все уже переделали.

Не помню писал или нет, вояки с самогонщиками и барыгами консервами, сахаром и прочей хренью из "гуманитарки" расплачивались. Так что "баба Маня" не из табуреток самогон делает, уж это я знаю :))))

6 января: Я разобрался, чего там из минометов так странно стреляют – с перерывами, неравномерно (помнишь, писал несколькими днями ранее). Так это кочующие маинометы. Сегодня тоже с ночи что-то то там то где-то в стороне постреливало. А с утра зачастили. Дадут несколько залпов и перерыв. Потом снова. Вроде как дальше. Потом еще – ближе. И так чуть не до темноты, часов до 15-16-ти. А в сумерках гляжу, катят – в самосвалах минометы установлены. Нехилый такой приемчик. Только я так понимаю. Прицельно стрелять с этого самодела невозможно, а пристрелки они явно не делали, судя по звукам – дали 3-4 мины со ствола и дёру. Так только по площадям есть смысл лупить. Эти, судя по всему, обрабатывали аэропорт.

В общем, все как всегда. И да – это не армейцы. Те даже не вылазят в последние дни.

С Рождеством, кстати! Пойду к соседу праздновать – тушенкой я разжился, полбутылки есть, а у него солений еще море и соседская семья обещалась с картошечкой и салом подгрести вечером. Так что звыняй "разведсводки" временно отменяются.

С Рождеством!".

Думаю народ, которому действительно интересно, что там творится на самом деле прочел это с удовольствием. Причем это как раз не приукрашенная правда, о то, как и чем живут люди, солдаты по ту сторону фронта. Как обычно война она всегда грязная, некрасивая и неромантичная. И как всегда не однозначная.

Но вот на что я обратил внимание.

С момента начала минских переговоров (в декабре) действия ВСУ, ПС и НГ как-то стали идти в разброд. Не стало единого фронта и единых целей. Явно прослеживается линия разлома ВСУ с одной стороны, добровольцы с другой. Причем и одних и других понять можно. Есть силы, которые мира не хотят и которые делают для это все возможное. И есть силы, которым мир - "не противоречит убеждениям" . В любом случае мир на фронте сейчас понятие условное и зыбкое. Но за него борются по обе стороны фронта (против кстати тоже).

П.С. Не ищите здесь аналитики и дальнего прицела. Просто как зарисовки войны. В противовес тому чем пичкают нас пропагндисты по обе стороны фронта (одни "укроп" косят по несколько десятков в день без потерь. Вторые "сепаров" выкашивают десятками в каждом бою. И прочий бред. )

http://cont.ws/post/71454

Подпись автора

"Меня здесь нет".

" VITA est VIA "

44

О «дебилах» и волонтёрах.
http://www.e-news.su/uploads/posts/2015-01/1421008671_23aae2c89953d88da09c8f97c161abb9.png
Я уже цитировал в постах мою ФБ-подругу Еву Малыш из Харькова. Давно слежу за её статусами. Особенно захватывает хроника злоключений её не в меру свидомого родственника, мобилизованного в «АТО». Поскольку мобилизация оказалась последнему в радость, Ева называет его дебилом. Лично я против подобного использования медицинских терминов. Мне кажется это оскорбительным по отношению к нашим, наверное, богоизбранным братьям и сёстрам. А для агрессивно-украинствующих есть более адекватные определения: свидомит, майданоид и т.п.

Но, как говорится, слов из цитаты не выбросишь. Так что заранее прошу прощения.

И прошу обратить внимание на комментарии подписчиков Евы. При всей ненависти «ватников» к «АТО» как таковой, у них (включая ополченцев), всё же, остаётся сочувствие к соотечественникам, зомбированным двадцатипятилетней украинской пропагандой. О том, что подобного от адептов «Єдиної країни» не дождёшься, думаю нечего и говорить.

И ещё. Звонил намедни коллега из «2000» Александр Мартыненко. Говорили о том, почему большинство майданоидов из числа киевского офисного планктона в полный рост «косит» сейчас от мобилизации – вроде бы ж самое время доказать себе и всем, что «Україна понад усе!». Это меня натолкнуло на мысль о том, что остались сейчас в Донецком аэропорту, в Счастье, в Дебальцево первую очередь те, для кого самоценность – сама возможность пострелять «змоскалених східняків». А если за сие полагается ещё и нимб героя…

Но после прочтения постов Евы понимаешь, что это далеко не единственные стимулы, заставляющие украинских добровольцев оставаться на фронте. Даже тех, кто пришёл к выводу о порочности войны с Донбассом.

Итак, хроника «дебила-родственника»

начинается 13 августа.

«Одного моего родственника мобилизовали. Уже неделю на учениях под Чугуевом. Сразу был щенячий восторг: а как же! – после офиса – море оружия и свежий воздух, пиво рекой и новые знакомства! Через три дня позвонил и попросил привезти, чего не хватает. Не хватает очень много, начиная от носков и заканчивая бронежилетом и каской. Накладно вышло. На пятый день привезли к ним в часть остатки 24-й бригады. Оказалось, на Донбассе убивают! А вчера позвонил и попросил – внимание! – инструкцию по управлению каким-то там пулемётом, а то он не знает, что с ним делать!!! Сказал, что… их там учат стрелять боевыми, так у них уже есть раненые.

Раньше звонил раз в полгода, теперь звонит каждый день, так как мы недалеко и можем приехать.

Свидомизм тает на глазах».

Комментарии:

Алёнушка Беспристрастная: «Сыну соседей-свидомитов пришла повестка. Папа расписался за получение со словами: "Пусть валит". Через месяц была намечена свадьба, и только за пару недель этого сын дослужился до хорошей должности. Сын в шоке, невестка в шоке, мать в панике...»

Ева Малыш: «А сколько их таких историй! Я вот в часть когда приезжала, мне мальчика показали, который сидит и просто курит, смотрит в пустоту. Оказалось, он экскаватором под Краматорском закапывал таких же мобилизованных и расстрелянных хунтой. Теперь просто сидит, молчит, курит.

30 августа

«В продолжение поста о моём дебиле-родственике, которого мобилизовали. Пару дней назад по «Анна-ньюз» промелькнула заметка про часть 0501,что находится в Башкировке и где он сейчас находится. Суть заметки в том, что в подготовленную партизанами ловушку сначала попала колонна снабжения, а потом и рота, высланная на подмогу.

Когда я ему позвонила с вопросом «Это правда?», он ответил, что у них всё тихо. Сегодня 30.08.2014 звонит и кричит в трубку: «Да это правда! Всю! Всю 1-ю роту положили!!! Мужики когда узнали, все забухали по-чёрному, пьют с шести утра. Сегодня пришёл приказ всех в ночь отправить в зону АТО».

Говорить ему «я же тебя предупреждала» посчитала бессмысленным. Все звонят домой и прощаются. У кого там родные, их беспрепятственно отпускают в магазин за водкой. Может, заберёте? Кстати, рота это много?»

Иван Петров: «Рота это много. Около ста человек».

Ева Малыш: «Он мне тоже сказал, что положили сто человек, но я немного засомневалась. Оказывается правда(((»

Иван Иванов: «Т.к. в ВСУ не хватает людей, скорее меньше ста».

Ева Малыш: «Я с первых секунд ему обо всём говорила. И, кстати, красноречиво звучит то, что я о трагедии узнала на два дня раньше, а ему хоть трава не расти! Что я могу сделать??? Сотню раз хотела его оттуда вывезти, сегодня попрощалась».

7 сентября

«Ну что, 92-ю из Башкировки отправили в «Зону АТО». Проехали на БТРах 20 км они, и поломались. Чинят уже несколько часов. Даже техника против войны. Буду информировать».

Elena Geller: «Интересно: вроде как перемирие, а они себе едут. В остальном, надеюсь, чинить будут долго».

Владимир Новак: «Я служил в Башкировке в советские времена. Насколько понимаю, там техника со складов НЗ. Так вот, она не сильно обслуживалась в конце 80-х, а потом и подавно. Не удивительно, что будет ломаться».

Ева Малыш: «Из пяти БТР ни один не доехал – тянули на тягачах».

Владимир Новак: «Из танков там были 64-ки, и немного 72-ек».

Ева Малыш: «Туда техники натянули много, и натовской в том числе. Но ездят на нашей. Автоматы 79 года прошлого столетия)))»

8 сентября

«Новости о 92-й. Они под городом Счастье. Окапываются. Подробностей нет».

Elena Geller: «Ох. Хоть бы вывернулся он как-то, кАзёл».

Ева Малыш: «Да уж. В самое пекло».

Elena Geller: «Ну да, судя по всему, там и вжахнут...»

Ева Малыш: «Знаю, писали сегодня, что там огромное скопление укров, и поэтому «Градами» бить будет удобно».

Денис Малимон: «Скажи им, чтоб лучше сваливали, тогда живыми останутся»

Ева Малыш: «Если бы он слышал! Их так накачали пропагандой, что они искренне верят, что воюют с оккупантами(((»

Денис Малимон: «Скажи дэбилоиду, что у меня пол подразделения из Счастья, мы там каждую кочку знаем и нам прекрасно уже известны все их позиции ... Мы их так накроем артиллерией и ЗРК, что у них трусы дымиться будут ... Потом войдем мы и добьём всех оставшихся... Если сдадутся и сложат всё оружие, то останутся жить... Переговоры можно через тебя вести ... :))))) «Айдар» уже три состава потерял, сейчас четвертый набирают... Скажи им, чтоб такими дебилами не были...».

Ева Малыш: «Я конечно передам. Но почему-то сомневаюсь, что смогу что-то изменить((( У них отбирают телефоны, звонить дают раз в день. Сегодня уже созванивались, теперь завтра. Я ему с первого августа пытаюсь глаза открыть, не получается. Он не верит, что там воюет население. Завтра попытаюсь докричаться».

9 сентября

«Звонил. Попрощался. Там мясорубка. Прямо сейчас».

Nataliya Roslikova: «Все будет хорошо. Ждем новостей».

Ева Малыш: «Там “Грады” артиллерия и танки. Хорошо не будет. Уже много погибших и раненых».

Melody Borisfena: «Ева, где? Вроде перемирие?»

Ева Малыш: «Город Счастье, Луганская обл. Они ночь еле пережили… Вы видимо не совсем в курсе. Речь идёт о моём родственнике, которого мобилизовали и накачали пропагандой. Он верит, что дерётся против оккупантов(((( Ни хрена не докажешь(((»

Ginny Vladimirova: «Ева, я молюсь за вас...»

Ева Малыш: «Спасибо, Джинни. Но молиться надо за ребят с обеих сторон. Одни за правду и свою землю, вторых просто в мясорубку эта паршивая власть кидает. Жалко ребят, и сделать ничего не могу(((«

Alexey Vozgrin: «В таком случае Вам, Ева, остаётся только молиться и надеяться»

Ева Малыш: «Да, молиться. Только куда деть жену, бьющуюся в припадке и мать, которая волком воет?»

Ginny Vladimirova: «Господи! Страшнее всех войн – гражданская!»

Elena Geller: «Храни их Господь. Всех. Все наши».

10 сентября

«Пока жив».

Alexey Vozgrin: «Ещё на месте боя или эвакуировали?»

Ева Малыш: «Бой сегодня. Опять попрощался. Сказал, если к завтра не убьют, сдастся в плен. Командиры бегут)»

Alexey Vozgrin: «Странный способ протрезветь... извращённый... Ну, хоть так. Пусть останется жив...

Юлия Драч: «Уже хорошо, что о плене задумался. Значит, мозги становятся на место. А сколько их таких, как Ваш? У меня тоже кум попёрся – под Иловайском пропал. Сколько просили – ни фига не помогло. Остались жена с ребёнком. И что ей теперь делать? Даже помощь на ребёнка не сможет оформить по потере кормильца. Вот такие они, укроповские будни».

Наталия Фадина: «Если командиры побежали, то чего ждать? Лишние сутки под огнем? Мозги вправим, пусть сдается. Хоть жив останется...»

16 сентября

«Позвонил. В голосе ужас. Сегодня утром при обходе территории, подорвались на минах-лягушках начальник штаба и их ротный. Днём похоронили. Короче, они уже приготовили машины драпать, если переживут эту ночь. Партизаны не спят».

Жанна Сидорова: «Я так понимаю, родственничек не наш пацан?»

Ева Малыш: «Да уж в семье не без урода(((»

Жанна Сидорова: «Ну, Ева, я с сестрой родной вот не разговариваю с февраля... Так что, понимаю».

Alexey Vozgrin: «Ну, раз драпать собрался, видать на правильном пути»

Ева Малыш: «Без командиров они не могут покинуть позиции – их зачислят в дезертиры. Сказал, утром примут решение».

Светлана Гребнева: «Уж лучше дезертиром, но живым».

Marina Busse: «Может, слишком молодой, гормоны играют?

Ева Малыш: «Не молодой. 42. Он у меня с 2004 молился на эту кодлу, только сейчас прозрел».

Виктория Медовая: «Таки прозрел?»

Ева Малыш: «Ещё с утра не звонил. У него телефон отключен. Но вчера слышно было, как шестерёнки в голове скрипели)))»

19 сентября.

«Продолжение рассказа о моём дебиле-родственнике. Сегодня его жене позвонил волонтёр, который раз в неделю возит им туда передачки и сказал, что под Счастьем взорвали вышку-ретранслятор, и что теперь с ними не будет связи неизвестно сколько. В следующий раз он туда едет в среду, пусть она готовит передачку. У меня вопрос: так ли это? Или это один из способов как можно дольше скрывать потери и бедственное положение солдат, которые уже все простужены и плохо накормлены? Большая просьба тем, у кого есть кто-то знакомый там, позвонить и узнать истинное положение вещей. Спасибо!»

Сантана Сан: «Про сбитую вышку ничего сказать не могу, но ...скажем так, со своими родственниками с Донбасса (находящимися недалеко от тех районов) сейчас приходится общаться только через «Киевстар» и только ночью, поскольку днем связь не работает вообще. «Лайф» в тех краях отключили еще когда только Крым к России перешел, пришлось перейти на МТС, но потом когда вошли нацгады то и МТС пропал (уничтожали вышки) на данный момент в основном «Киевстар», но иногда и МТС пробивается, видать чинят потихоньку, ну и как уже говорил только после часу ночи.

Жанна Сидорова: «Уж если волонтеры не ленятся каждому звонить и семья все равно будет к ним идти с передачкой, почему бы ими же записку в пару слов не передать?»

Ева Малыш: «Жанна, спасибо за подсказку, я уже жене позвонила и сказала, чтобы требовала письмо. И вам Сантана спасибо, теперь всё более-менее понятно. Дело в том, что их всех в приказном порядке перевели на МТС ,в смысле у кого не было, сказали, что только у МТС идеальная связь.

Владимир Киященко: «Ева, вышку под Счастьем реально уничтожили. За карты МТС подтверждаю. Укропармия и нацигвардия – все поголовно на этом операторе».

21 сентября

«Вчера вышел на связь и сообщил, что 17 сентября был бой, рассказывал так, что сложилось впечатление, будто он в диком восторге от происходящего (как будто не со мной, смотрю увлекательный фильм, мурашки по коже, восторг и адреналин). Потом выяснилось, что одного снайпер ранил в пах, другому прострелили ногу, ему расхерачили диван на котором он ещё ЧАС НАЗАД СИДЕЛ! Ну и так по мелочам: прицельным ударом сожгли один танк из трёх, осколки пробили аппаратуру, командиров как не было, так и нет.

По его уверенным словам против них стоит ВЕСЬ Кавказ, русских нет, он их не видел, правда, кавказцев тоже не видел, но так говорят местные, которые вокруг одна сплошная алкашня и наркоманы. Спросил местных, мол, чего вам не хватало, чего взбунтовались? Продавщица в магазине ответила: " Дураки были." Вот такой разговор. Уходить они не собираются – будут стоять до конца. Вот только диван жалко, где другой найти не знает. Ну не дебил?»

Аполинария Достоевская: «Ну и родственники у тебя))) Хотя это ему знак был – был бы умным, понял бы».

Ева Малыш: «Он у меня один такой, остальные ватники до мозга костей, включая его родителей. А родственников в России у меня в пять раз больше чем на Уркаине».

3 октября

«Давно новостей не было. Да и какие новости? Сидят уже неделю в каком-то бункере без командования под постоянным обстрелом, особенно последние три дня. Сегодня звонил матери со словами, а нафига оно мне надо? Хотят жить отдельно, пусть живут! Ходил писать рапорт на увольнение (или как там его) посадили на губу. Еды нет, холодно. Жена волонтёрами куртку зимнюю передала и подштанники)))) вот так и воюет.

Сегодня фотки смотрела с города Счастье, все наземные блокпосты разбиты, а они где-то возле моста, который ополченцы пообещали в ближайшее время отбить".

Иван Иванов: «Все??? Его уже попустило?»

Ева Малыш: «Ага».

10 октября

«Продолжение увлекательного рассказа про моего дебила-родственника. Только увлекательного пока нет, есть бытовое. Спит на каком-то кресле (диван как вы помните расхерачило пару недель назад) Если бы не волонтеры, привозящие передачки из дома, загнулся бы от холода. Рядом с ними стоит «Айдар», так он говорит, что они собачатся с ними постоянно. Сказал, что от сепаратистов проблем меньше, чем от айдаровцев. Командиром прислали какого-то западенца, хлопцы не довольны, бо он дебил! Поругавшись с этим "командиром" просидел три дня на губе)))) Сильно удивлён отношением местного населения, которое в лицо улыбается, а в спину плюёт и на йух посылают. На контраргумент матери, что там всегда жили русские люди, которые не хотят, чтобы их освобождали укропы,- обиделся))) ну и последнее: у 92-й харьковской жёсткий приказ не стрелять. Говорит по ним стреляют, а им отвечать нельзя.

15 октября

«Мой дебил-родственник теперь звезда ютьюба))) Его вчера по ICTV показывали. Ну конечно ради этого стоило ехать в “Зону АТО” и жить в поле полтора месяца. Ну не дебил? А гордости то...»

Вольдемар Харьковский: «Ева, главное живой – все равно ведь родственник...»

Ева Малыш: «Это да. Мама сильно переживает. Показывал, как их обстреливали, каску свою простреленную тоже показывал, повезло, что не на нём была».

16 октября

«Хотите поржать? Во вторник вышла передача с участием моего дебила-родственника, а сегодня в его городе уже расклеены агитки, где он на переднем фоне, а сзади так “скромно”: "Поддержим наших солдат! Голосуй за Шахматенко!» Ему звонят, говорят, что его рожей весь город увешан! Вот это слава! Его от гордости распирает, как шар, а тем временем город Счастье берут в кольцо...»

Лариса Зозуля: «Какая популярность к нему пришла со всех сторон! И передача, и ваш с нами сериал! Возьмите для нас его автограф как будет возможность – пусть подпишет "ватникам с любовью, родственник дебил"

17 октября

«Вчера писали, что в районе Счастья несколько часов идут перестрелки и гремят взрывы, позвонила ему, а он говорит, что у них уже 10 дней как тишина. Они охраняют мост какой-то на въезде в город. Сеанс связи будет после обеда узнаю новую инфу. Теперь тезисно:

– за последние 2 недели к ним не поступило ни одного приказа от МО и они там сейчас "действуют по обстоятельствам", т.е. сами принимают решения. На старлея западенца они забили и про него забыли. У них у всех собраны сумки и в любой момент они готовы оттуда свалить)))

– «Айдар» стоит рядом с ними и грызётся между собой (это единственные перестрелки, которые они там слышат)

– рассказал интересную историю о том, что казаки украли у ополченцев общак, и ополченцы приходили к ним и просили помощи в разборках с казаками.

– пацанам скучно, всё большее количество начинает пить, пока ситуация под контролем, но если так будет продолжаться, скоро там никого боеспособного не останется.

– волонтёры пока ещё снабжают, но энтузиазм кончился.

– зимнюю форму привезли советского образца( 80-х годов) частично сожрана мышами))))

– велел никого не слушать ибо нигде правды нет. Ура-патриотизм закончился, российских войск регулярных никто не видел, говорил первый раз без восторга».

Анжела Павлова: «Бардак в борделе!»

20 октября

«Поступила интересная инфа сами знаете от кого. Натащили кучу техники под Счастье, новьё, даже муха не сидела. Как увидел это желание сбежать удвоилось, сидит на чемоданах. Я так понимаю, войну и не собираются прекращать, сволочи. Техника не наша, он такой не видел».

24 октября

«Каких-то событий, которые бы вызвали всеобщий интерес, к этому времени не происходило. Стоят, бдят. Есть несколько интересных фактов, которые приводят болезного в состояние полного недоумения. Тезисно:

– подружиться с местными не выходит (в спину как плевали, так и плюют) но теперь ещё и камни бросают. Единственное, что как-то их заставляет общаться, это налаженный бартер. От местных водка, от них продукты… В городе с продуктами не очень и дорого;

– ему не нравится тот факт (и он его полностью подтверждает),что всем раненым написали, что ранение они получили по собственной неосторожности;

– и третий самый удивительный по его словам факт: со всего батальона всего у пары десятков человек записано в военном билете, что они находятся в зоне «АТО», даже у командиров такой записи нет, а у него есть. И этот факт с одной стороны его радует, а с другой огорчает ведь свои же стали на него недобро поглядывать. И только его гений в электрике спасает его от разборок с сослуживцами.

Ну а дальше по мелочам: холодно, непонятно, надоело:

16 ноября

«Даже не знаю плакать или смеяться… К ним пришли отцы-командиры и объявили, что

все кому надоело, кто хочет домой и кто не добровольно сюда пришёл, могут быть свободны. С гордостью сообщил, что таких оказалось всего процентов 10. То есть, по его словам теперь там на посту остались только добровольцы и контрактники, а также мобилизованные, которые стали добровольцами, о чём и была сделана соответствующая пометка в военном билете. Теперь далее: всё теми же отцами командирами была проведена политинформация о необходимости Родину защищать и – внимание! – обещание Яценюка: всем кто останется, с этого момента будут платить 10 000 гривен в месяц. Ну и мой дебил-родственник решил, чё он будет ходить на работу в душный офис за 3500 гривен, если можно через день на ремень, двое суток свободен и аж десять тыщ в кармане. Таких как он оказалось многовато (по его словам).

Эта вся орава вылезла из бункера, забралась в дачный посёлок недалеко от блокпоста и поотжимала дачные домики (хотя он сказал, что хозяева им ключи на блюдечке с голубой каёмочкой принесли). С гордостью сообщил, что ему достался домик с банькой и теперь они вырубили находящиеся вблизи деревья и могут мыться. Волонтёры завалили едой, которую они успешно выменивают у ополченцев на водку, а те рады стараться, спаивают целую бригаду.

Там где они расположены, стрелять вроде как перестали. И всё ему теперь нравится, стоять собирается всю зиму, единственное огорчает, что волонтёры упор делают на печенье и халву, а им мяса и картошки хочется.

P.S. Люди не успели на огородах картошку выкопать, так что с картошкой вопрос решён».

Александр Гриценко: «Ну это знак... Если раньше ополчение говорило “Там срочники, они ни в чём не виновны”, то теперь всё понятно – там только свидомиты, а значит нет смысла ополчению заморачиваться и перебирать, кто есть кто...»

Ева Малыш: «Да, теперь это так… Распустили только тех, кто захотел, но таких оказалось очень мало, остальным нравится там находиться, жрут от пуза, спят водку пьют и никто их не строит – чем не житуха? Ещё и бабки пообещали платить… Деньги он и до этого получал, правда, по 2500 гривен в месяц, а теперь десятку пообещали!

Им стрелять запрещено. У них, кстати, жёсткий договорняк с ополченцами. Насколько я знаю, отцы-командиры уже всё продали, у солдат только АК-47, по пару магазинов да по пару гранат».

Яна Я.: «Странно, вообще не понятно. Я все ж пытаюсь понять, Петя слил, война закончилась чи нет?»

Ева Малыш: «Даже если и не закончилась, то теперь там идейные остались… Я пишу только о том, что он мне рассказывает, не могу знать о планах Пороха)))»

Яна Я.: «Думаю, что те, кто принял решение уйти – уйдут, а вот те, кто останутся – их все, я думаю, уничтожат».

Ева Малыш: «Всё может быть Яна, но уничтожат идейных майдаунов получается».

Юлия Корко: «Так теперь Яценюку и Ко, тем более, выгодно уничтожить нахлебников! И никто, никому ничего не должен!

Виктория Медовая: «По 10 каждому? В месяц? Нема стока денех у пеци, нема. Следовательно, подстава.»

Юлия Корко: «Уж лучше в офисе за 3500 в месяц, но живым...»

Геннадий Асеев: «1000 в день уже обещали. Блин, как в том анекдоте: с парашютом надурили – посмотрим, как с девками будет».

Сергеи Блаженков: «Опять как лохов сделали».

20 ноября

«Ой, ребята, даже не знаю с чего начать… Только факты. Дозвонилась сегодня к нему его мама. Сказал следующее (разговор постараюсь передать дословно).

– Поздравь меня, у меня сегодня второй день рождения. Нас били ПРЯМОЙ наводкой с часу ночи и до семи утра. Сидели в бункере, зарывшись в землю с головой. Рад, что успел покакать, иначе обделал бы все штаны (привожу дословно). Перерыв на завтрак, и с 9 утра до часу дня дискотека продолжалась. Пока тихо, звоню тебе.

– Сынок, и что ты намерен делать? Ты же понимаешь, что это только начало?

– Понимаю. Пока будем стоять, хотя что дальше будет, не знаю.

– Ты же понимаешь, что ты шёл Родину защищать, но ты же взрослый, должен понимать, что нет у тебя больше Родины. Продали её за полкопейки пиндосам. Киевские власти и продали.

– Это мы уже поняли. Пусть они там лыжи мылят, сейчас мы тут немного придём в себя, подумаем, что и как, и мы им покажем!

– Кому?

– Да уродам этим киевским, которые нас на убой послали! Ладно, мам, пока, опять стрелять начинают, я в бункер пошёл. Вечером попытаемся опять дозвонится”.

Мать в шоке, в трубку мне говорит: “Ты бы слышала, КАК он говорил!” До неё видимо ещё не дошло, что она сегодня могла без сына остаться. Просто сегодня первый раз мама слышала страх в его голосе и осознание того, что его сегодня могли реально убить… Надеюсь, продолжение следует».

Наталия Фадина: «Господи, он еще не понял, что не будет у них времени прийти в себя и кому-то что-то показать? Не для того из них "добровольцев" сделали».

Жанна Сидорова: «Так вроде и ранее он под бомбежками был или я ошибаюсь?»

Ева Малыш: «Раньше бомбили, но рядом. А сегодня прямой наводкой прямо по ним».

Дмитрий Кариновский: «Хм… Если прямо по ним, значицо пристрелялись хлопчики. А посему, если вовремя не сдадутся в плен, похоронят их там».

Ева Малыш: «Отож. Сказали что дадут коридор, а чтобы ребята посговорчивей были и решения быстрей принимали, они их обстрелами настраивают на нужную волну».

Ева Малыш: «Только что вернулась с магазина. Картина маслом: под магазином валяется небритое тело в камуфляже в невменяемом состоянии и стреляет в воображаемого врага. Скоро на всех улицах страны!(((»

24 ноября

«Перевели родственника на линию фронта. Непонятно всем, что происходит. После обстрела, который длился долго – ну очень долго, двое убитых и один ранен. Доктор, что доставал раненых с поля боя сошёл с ума, сидит связанный в бункере. Те, которые погибли после массового артобстрела, жили ещё сутки. Поэтому доктор до сих пор в шоке. Родственника, после артобстрела перевели в первую линию обороны, домик отдали танкистам.

Непонятно следующее. Если вы обстреливаете территорию, вы должны её забрать иначе зачем это всё? Так нет, обстрел был, а территорию не забрали. В каждом селе свой атаман, устанавливающий свои порядки. Люди не знают куда бежать, к кому обращаться. Полная анархия. Мой родственник сказал, что он ЗАПУТАЛСЯ И ВООБЩЕ НЕ ПОНИМАЕТ,ЧТО ПРОИСХОДИТ!!! Собирается писать рапорт и ехать домой, хотя и понимает, что его никто не отпустит. Такие дела… Вечером созвон. Будет инфа, отпишусь.

29 ноября

«Продолжение рассказа от моего феерического долбодятла. По-другому и назвать то его никак уже не выходит. Он вчера звонил своей измученной жене, которая одна осталась на хозяйстве, выдерживает критику и косые взгляды друзей и соседей, которые до сих пор понять не могут, а чего он туда попёрся. Высосал все скудные запасы с семьи (волонтёры – суки – только печенье да халву привозят, а ему мясо, видите ли, подавай). Зимнюю одежду тоже она передавала, он в курточке службу несёт и утеплённых штанах из дома.) Передачи требует еженедельно, пополнение счёта на телефоне тоже с неё, а она работает на рынке реализатором, сами знаете какие сейчас заработки в этой сфере (стоит на носках, колготках, носовых платочках).

Так вот это чудо заявило ей вчера вечером, что он написал рапорт на ротацию, надеется в ближайшее время приехать домой отдохнуть, и так как наш "герой" последний месяц был под постоянным обстрелом, то будь добра к его приезду организовать ему квалифицированного психотерапевта ибо он морально выжат как лимон и спать по ночам не может. О том, что психотерапевт в первую очередь нужен ей, речи не идёт. Да и ещё стол накрой и всех кого он знает, позови – он о подвигах вещать будет.

Она в растерянности, что ей делать, ведь уже даже малым детям известно, что это укрормия бомбит мирное население. Сказала, если там не убили, значит тут прибьют. Вот такие дела. Я смотрю, что уже ни она, ни мать не хотят никакой ротации ибо боятся того, кто к ним приедет".

Irina Kelcheva: «Евочка, хоть твой родственник и "отрицательный герой", я стала за него переживать».

Elena Geller: «Да мне его самой жалко... Вроде не убил никого пока...»

Ева Малыш: «Что никого не убил, Елена, тут Вы абсолютно правы – их бригада вообще пока не сделала ни одного выстрела в сторону города или ополченцев. Просто кто вернётся домой, непонятно. Ему 42 года, у него вся жизнь впереди, а мучиться рядом с ним жене...

Ева Малыш: «Я если честно уже перестала понимать зачем он там. Сначала был ура-патриотизм. Потом у нас сложилось впечатление, что человеку надоело дом-работа-дом-работа – как будто в лагерь пионерский попал с военными элементами. Потом вроде как за деньги. Денег не платят, теперь стоит, как он говорит, за свою одну ему понятную правду.

Наталия Фадина: «Я сейчас матом ругаться начну!!! Он туда зачем поперся? За идеей и 10-ю тысячами? Так какого извините, жена должна его кормить и одевать? Устал он, бедолажка, измучался, полянку для него и всей шайки накрой, еще психотерапевта подай! Херой едет! Удавила бы! Кто кого кормить должен???»

Ева Малыш: «Наталия, Вы прекрасны в гневе! У нас уже мат кончился, слёзы высохли, к мысли, что родственник для нас потерян привыкли. Теперь вот он позвонил матери и сообщил, что если всё хорошо, то он приедет 6 декабря на 12 дней, а потом опять на «АТО». Т.е. это рубилово никто останавливать не собирается(((«»

Galina Sydor: «Мамы № 1, №2 и сколько их у него там! Не забывайте кормить с ложечки, подносить чарочку, завязывать шнурочки и нахваливать! И тогда послушное дитя будет и дальше послушно исполнять все, че скажет мама № NN (родина)! И послушно докладывать маме № 1 из окопов, где и сколько оно покакало».

Angel Karta: «Может тихо и спокойно провести агитацию, чтобы парнишка успокоился и пояснить, чтобы не высовывался, когда и если приедет, ибо Харьков кишит сепарами, и готовится к отходу от Украины... Не забывайте, милые женщины – дурак ласку любит ;)

Да дать ему работу по дому, может крышу починить, может пол подлатать, главное, чтобы без работы не сидел. А параллельно грузить, грузить, на Киев накрутку делать, в башку вбивать и протолмачивать, с кем они воюют на Донбассе. Говаривала моя русская скобская прабабушка, видавшая и революции и войны, почившая, кстати, в Харькове, "жив человек - не убыток"!

Виктория Медовая: «Ева, тут у приятельницы зять после фронта на списание готовится, через госпиталь и белый билет, так вот к нему дружки с фронта захаживают, те, что на ротации. Приятельница в шоке, спрашивает его: "Вась, они все алкаши там?" –"Не, нормальные все были. Иначе никак нельзя им, никакой мозг не справится". На ротации - не просыхают. От слова совсем. Только те, кто очнулся и ищут способы откосить от возвращения».

Ева Малыш: «Знаю, Вика. У моего, по-видимому, тоже какая-то хрень на фоне алкоголизма вылазит. Пьют все безбожно. С утра стакан, в обед стакан, вечером бутылка и так каждый день.(((«

Наталия Фадина: «Он ведомый и внушаемый, поэтому ему от алкоголизма не отойти. В отпуске пить будет не просыхая и будет изводить семью, возомнив себя полубогом. Разговаривать бесполезно – у него хронический стресс в агрессию будет выливаться, а т.к. психотип у него слабый, то агрессия будет направлена на тех, кто не может дать отпор. В конечном итоге все будет печально».

2 декабря

«Как-то мой дебил бахвалился, что у них столько оружия, что как только отдадут приказ, то уже завтра они будут на развалинах Кремля отдыхать.

С воскресенья они находятся под постоянным обстрелом, и если раньше ополчение их предупреждало, когда будет обстрел (кто не в курсе у них взаимовыгодное сотрудничество))), то в воскресенье этого никто не сделал. Мало того, что не предупредили, так ещё и обстреливали конкретно их. В смысле обстрел был конкретный и конкретно по ним. Удивления было полные штаны (хорошо, что сменка есть). Обстрел длился 10 часов, после этого было затишье, которое мой горе-родственник использовал для похода в баньку. Там он обнаружил, что у него ноги налиты как у слона, и присесть ему становится всё сложнее. После бани берцы уже натягивались с трудом.

Позвонил матери, та по описанным признакам определила лимфостаз (очень плохая штука). В понедельник (не забудьте после бани) обстрел вёлся с двух часов ночи, как вы помните его перевели на первую линию обороны, а на том месте где он стоял (третья линия)теперь танкисты. Так вот этот обстрел был с двух сторон и он оказался под перекрёстным огнём. Впечатления: стоял на четвереньках, вжавшись в стену блиндажа, трусились руки и ноги, удивления опять были полные штаны, по телефону говорил с трудом – руки не держали телефон, рот плохо произносил слова, одно поняли: ТАК СТРАШНО ему никогда не было.

Сегодня он решил сходить в местный лазарет, решить проблему с ногами. За три часа ожидания к нему не только никто не вышел, ещё и наорали и прогнали (раз кровь не хлещет, значит здоров).

На вопрос матери, понимает ли он, наконец, что он пушечное мясо и никому не нужен, ответил, что теперь понимает, он теперь много чего понимает. Рапорт написан ждём 6 домой, если доживёт».

Сергеи Блаженков: «Вместо ордена поймал лимфостаз».

Денис Речков: «Если мать будет молиться, доживёт».

Виктория Медовая: «Ева, самое противное, дай им тихое место, бутылку водки и сухие штаны – через час опять Кремль брать соберутся.

Елена Васильева: «Пациент начинает поправляться».

Андрей Юджин: «Не издевайтесь, ребята! Ева, хай берет ноги в руки и валит сам без приказов, выйти можно».

3 декабря

«Свершилось чудо. Мой горе-дебил-родственник прибыл сегодня домой собственной персоной. На 12 дней. Без предупреждения. Жена стол накрыть не успела. Завтра в больницу с ногами. Думаю, в госпиталь не положат.

P.S. Денег от яценюка пока не видел».

9 декабря

«Сегодня он пошёл к врачу, смогла поговорить с женой. До этого были общие фразы, не могла понять почему. Всё банально просто: дикое психическое расстройство. Злость на всех, кто не был под артобстрелом, ненависть к любому проявлению смеха и веселья, глухая ярость по отношению к тем, кто имел неосторожность задать вопрос «а нафига ты туда попёрся» (и таких много было). Выпал из реальности, бесится оттого, что никто здесь его героем не считает, даже больше высказывают пренебрежение. Никому он со своими подвигами и нафиг не нужен.

Жена по стене тенью ходит, слово лишнее сказать боится. Говорит, если был бы автомат, то перестрелял бы всех к чёртовой матери. Не понимает, зачем это всё. В пятницу обратно в город Счастье. Ему 42, три года в Питере в ВМФ. Устоявшаяся как нам казалось психика. А что будет с теми кому по 20 лет?

Сказал, что это всё бессмысленно и Донбасс никогда не простит того ада, что им устроили».

Алёна Дорошенко: «Бедная его жена...»

Ева Малыш: «Тихонечко так сказала, что боится его безумно… Если выживет и вернётся (а его опять на три месяца отправляют!!!), жизнь её станет адом.(((»

Алёна Дорошенко: «А ведь от туда все такие возвращаются, ну может не все агрессивные, кто-то уходит в себя или начинает бухать... Жизнь испорчена и им и семье».

Андрей Рюриков: «Думаю, если он вернется… жена не выдержит, уйдет. И это будет уже ЕЕ выбор. Ведь он свой сделал, поехав убивать своих сограждан. Поддонок».

Дарья Севастопольская: «Сам же понимает, что устраивает ад жителям Донбасса, и что его не простят, и снова туда едет...((((((((( И кто он после этого?!!»

Alexey Vozgrin: «Достаточно предсказуемое продолжение рассказа. Печальное».

Ева Малыш: «Жена может уйти, а мать? Она в шоке. С пятницы на успокоительных».

Андрей Рюриков: Да, матери некуда деваться. Вот так майдан пролез в наши семьи, в нашу личную жизнь».

Антон Стадник: «А дети?»

Ева Малыш: «Дочь жены живёт отдельно, внучке пять лет. Практически не общаются с ним».

Ева Малыш: «Да и жена вряд ли куда-то уйдёт. Она на пять лет старше. Долго на рынке реализатором работает, со всеми вытекающими. Да и уйти некуда. Самое страшное для неё, это если он вернётся без рук или ног. А так наши женщины и не через такое проходили(((»

Андрей Рюриков: «Все будет хорошо, я надеюсь».

Сергей Лазуткин: «Беда в том, что этот кризис - не семейный... Все равно – пусть у них наладится все, а он придет в себя и будет любящим мужем!»

Виктория Медовая: «Погоди, Ева, а как же лимфостаз?»

Ева Малыш: «Лимфостаз никуда не делся. Закупорка внутренних вен на одной ноге. И нужно будет менять сустав на колене на другой. Ему сказали руки-ноги целы, значит годен».

Олексій Романов: «Лечить надо».

Виктория Медовая: «Его уже вычеркнула страна из списка живых. Еще год назад врачи бы орали: «Срочно! Лечить! Оперировать…»

Глеб Деркулов: «Ева! Вы ему еще скажите о таких как мы. Нас много и мы рядом с ним! Прикидываете, что с ним будет, если он рыпнется?»

Ева Малыш: «Я-то знаю, а вот он, похоже, верит, что вокруг все за едыну».

Глеб Деркулов: «Угу... Он ошибается. Очень. И он, увы, приговорил сам себя. Рано или поздно он на таких как я нарвется. И все...»

Ева Малыш: «Нам главное, чтоб не инвалид. Мама у него хроник с кучей болячек, жена маленькая и худенькая, не потаскает. На меня надежды никакой».

Михаил Аникеенко: «По сути, без надлежащего лечения и адаптации это уже, практически инвалид и таких сейчас будет много».

Анатолий Литвиненко: «Приедет, расскажет сослуживцам, может до кого дойдет...»

10 декабря

«Только что позвонила его жена и рассказала, что шли они вчера из больницы с неутешительными результатами (проблема с ногами серьёзная, лечение стоит дорого, лечить "ветерана АТО" бесплатно никто не собирается). Сегодня среда, а в пятницу уже обратно. И проходили мимо дома того волонтёра, который всё это время привозил ему передачки от жены и типа неравнодушных жителей города. И тут – о, боги! – мой дебил-родственник узнал, что этот волонтёр за это время сделал у себя евроремонт и купил новую машину. Жена говорит, видела бы ты его лицо в ЭТОТ МОМЕНТ!!! Тельняшка на груди разорвана со словами: "Я за тебя падла, там под артобстрелами сутками, а ТЫ!"

Короче ходил вечером бить морду волонтёру. Насколько серьёзны увечья у волонтёра пока неизвестно, отмывать руки от крови у вдрызг пьяного и невероятно агрессивного дебила-мужа она не решилась. Вот ждёт сегодня ментов. Позвонила – в голосе страх, ужас и отчаяние. Чем я могу помочь? Ждём развития событий...»

Жанна Сидорова: «А сама-то она едыныстка?»

Ева Малыш: «Она всегда была аполитична, с ней о политике бесполезно говорить. А что у неё внутри не знаю».

Жанна Сидорова: «Ну, мы в большинстве своём такими были, пока не клюнуло».

Лёха Беркутов: «Ну таперь ево посодют, а она отдохнет».

Ева Малыш: «Отдохнёт? Мотаться придётся похлеще, чем когда он был в АТО. Думаю никто его не посадит – лекцию прочитают и на фронт.

Станислав Михненко: «А меня червь сомненья грыз давно по поводу бескорыстности украинского волонтерства».

Наталия Шулепова: «Это просто триллер какой-то. "Понять всё" называется. Самое, страшное, что психиатров на всех не хватит

Anatoly Baydin: «Пусть лучше посидит, чем полежит. Двое летом получили повестки – отметили, подрались, покрошили мебель, сели, остались живы».

10 декабря

«Оказывается, дебил-родственник разбил костяшки в кровь об новые ворота волонтёра, оставил несколько вмятин. Милиции не будет. Волонтёр вошёл в положение и сказал, что ему понятен гнев его. Каково?))))»

Жанна Сидорова: «Волонтеру , понятно, ни милиция, ни огласка – нинафик».

Владимир Сероштан: «Просто "Илиада" какая-то!

Андрей Рюриков: «В следующий раз пусть разобьет костяшки о волонтера. Думаю, что ворота войдут в положение».

Лариса Зозуля: «Уже жду следующей серии»

Ева Малыш: «История есть, но напишу завтра, а то потеряется в ворохе новостей».

Владимир Сероштан: «Снова Ахиллес против Гектора?»

Ева Малыш: «Позвонил дядька. Рассказывает, пошли от их деревни два добровольца в Нацгвардию. Одному обещали списать алименты и задолженность по коммуналке, второму обещали хорошо платить – у него машина в кредите. Сегодня похороны. Сгорели в БТРе. Аминь.

Сергей Блаженков: «Долги остались. Напоминает "Фанфан тюльпан".Там тоже обещали золотые горы, забирая на войну».

Алексей Савченко: «Теперь с родственников долги будут выбивать. Заработали»

Анатолий Пикалов: «Аминь».

Сергей Васильевич: «Теперь банк машину еще заберет»

11 декабря

«Вдруг кто не увидел раньше, сообщаю: костяшки мой дебил-родственник руки разбил о новые ворота волонтёра, оставив в них несколько вмятин (ворота из гофрированного металла, или как там правильно, тонкие, короче.)

Теперь о ногах. На правой разрушен коленный сустав, на левой, как оказалось не лимфостаз, а оборваны четыре мышцы. Если срочно не сделать операцию, дело закончится очень плохо. Но физическое состояние это фигня по сравнению с моральным.

Вчера этот великовозрастной дядя звонил маме и рассказывал плача в трубку, что он кожей ощущает, что его все если и не ненавидят, то по меньшей мере презирают. Разве что в спину не плюют. Директор фирмы на которой он работал, по телефону сказал, чтобы тот даже не тратил своё время, ибо для них он уже неинтересен и назад на работу его ни при каких раскладах не возьмут, несмотря на то ,что он классный спец в своей области и если бы он никуда не ходил, то лучше было бы всем. Но самое страшное разочарование его постигло, когда его лучший друг, увидев его, резко перешёл на другую сторону и постарался побыстрее скрыться, сделав вид, что он его не заметил(с первого класса вместе).

Ну а все те ,кто с ним хоть как то общался, в один голос твердят, что ему нужен психиатр.

Сегодня он в военном госпитале решает вопрос с операцией. Последней его фразой, сказанной матери, было: " Я ничего не понимаю, как теперь дальше жить. Мама я постарел на много лет". Ещё одна сломанная жизнь в копилке у хунты. Продолжение следует?»

Сергеи Блаженков: «Родственника Евы убивает не пуля, а слово, выпущенное из уст идеологов майдана. Псевдопатриотизм».

Ева Малыш: «В больницу положить отказались. Завтра на фронт».

Angel Karta: «Печально, конечно, но человека надо лечить! …Может теперь что-то в нем надломилось и еще не поздно раскаяться, искупить вину? Конечно, погибших не вернешь, но, может быть, еще не совсем поздно спасти душу этого несчастного? Ведь у него семья, дети».

Алексей Савченко: «Да, Ева. Печальная история... И с каждой публикацией всё печальнее... В окопы бы этих тварей, продолжающих жировать и дебильно управлять страной».

Виктория Медовая: «Ева, погоди. За час все изменилось? Вместо операции – ампу… тьфу ты! – фронт?»

Ева Малыш: «Он приехал в госпиталь, а ему велели сначала на фронт смотаться бумажку там какую-то, чтоб ему написали и только потом его возьмут на лечение. Хотя если не сделать операцию срочно может на всю жизнь остаться сильно хромым.

Андрей Юджин: «Ева, может, стоит кликнуть клич? Кто чем сможет помочь?? Может его в дурку на время положить, может еще что приделать?? Обратитесь к друзьям, знакомым! Ведь жалко балбеса!»

Юрий Отцович: «У нас есть такой ! Всё село обокрал в прямом смысле этого слова и при встрече гавкает «Слава Украине!».Также стороной обходим».

23 декабря

После долгого перерыва (ибо не было ничего интересного) продолжу рассказ о своём дебиле-родственнике. Возможно в этом году это последняя серия. Напомню: ему повезло свалить в отпуск (он думал, что это ротация, на самом деле ему сделали отметку, что отпустили по семейным обстоятельствам (типа на похороны).

Пока он висел дома, их бригаду переполовинили. Затем была двухнедельная эпопея с необходимостью лечь в больницу на операцию (оборваны 4 мышцы на ноге), которая закончилась вчера. Итог: после отпуска заставили съездить в Счастье, взять направление. Кто читал предыдущую историю знает, его там послали в пешее эротическое. Затем он принял волевое решение съездить в Башкировку и получить направления оттуда (цель – военный госпиталь и лечение за счёт государства). В Башкировке его тоже послали в пешее эротическое. Что делать дальше, он не знает.

Звонил вчера маме и кричал в трубку:" Мы здесь вообще никому не нужны! Мы пушечное мясо! Мама, что делать?" Ну мама не военные, посылать не стала, а хотелось: за слёзы, за недоспанные ночи, за литры корвалола и горсти валерьянки. Посоветовала сходить в военкомат по месту жительства, встать на учёт, что он не дезертир и идти в больницу лечиться за свой счёт. Никому из его знакомых писяй не перечислил и копейки, о нём речь не идёт вообще. Долгов как шелков, две ноги не годятся, да и с головой проблемы. Прозрение наступает, но как и все зомбаки, не хватает сил даже самому себе признаться, что его сделали как лоха. Пока так.

П.С. А ещё он рассказал, что пока ездил в Башкировку, его три раза милицейские патрули останавливали (он был в военной форме) и вместо слов благодарности(по его мнению) унижали его тем, что заставляли полностью раздеваться и делали усиленный осмотр его вещей на предмет какого-либо оружия. Оказывается это его унизило в большей степени, чем даже осознание того, что он никто (для гос-ва) и зовут его никак. Феерический дол… дон!

Марина Иванова: «Чета аж жалко дурака»

Виктор Пенсионер: «Марина, жалеть надо не его и не таких, как он... Жалеть надо близких, которые вынужденно несут ношу позора за этих ублюдков и дебилов. Покаяние от него не дождаться, да и кому оно нужно? И вот эта тварь (простите Ева что так о родыче пишу) разгромила мирную жизнь граждан, сожгла дотла жилища ни в чем не повинных людей, сделала калеками деток и пытается привить фашизм в умах подрастающего поколения... Можно продолжить, но все и так знают и понимают – этим тварям нет места на Земле!»

Жека Анурофф: «Этот еще легко отделался... Вспоминаю детскую поговорку: "Если сам ты дуралей, маму с папой пожалей...". Родителей жалко»

Марина Иванова: «Мне родню его жалко с самого начала повествования. А он сам не производит впечатление расчетливой мрази. Задуренный, безмозглый идиот. Которым просто воспользовались мрази. Самое страшное, что вот таких вот зомбированных придурков очень много. А родителей и жену, естественно, очень жалко. Я и раньше писала об этом. Им с этим жить до конца своей или его жизни. В общем разрушенные судьбы (((».

Ева Малыш: «Небольшое уточнение конкретно по родственнику и харьковской 92-й. Их обстреливали, они не стреляли вообще. Он говорил, что у них был жёсткий приказ. Так что на нём хоть крови нет и разбитых домов. Рядом с ними стоял «Айдар», вот те по горло в крови, 92-я с ними не общалась, они всё время обколотые ходили, а когда ополченцы отвечали, то накрывало и 92-ю.

Elena Geller: «Вот потому и жалко, что крови на нём нет, просто дурак несчастный».

Виктор Пенсионер: «Женщины, любимые мои, я никого не хотел обидеть. Просто...Нет, не просто. В том то и дел что не просто писать об этом и сознавать, что... Постараюсь быть кратким , но понятым. Есть такой род войск – войска связи. Имеется ли кровь на руках связиста? Да вроде нет. Но тем не менее, сколько залпов было произведено именно благодаря связистам, ибо приказ был получен благодаря им... Причастны ли они к гибели граждан? Несомненно. И поэтому конечно больно, конечно стыдно, конечно это – ужас! Дойдет ли до этих вояк, что они натворили? Не воины, а именно вояки поднявшие руку на свой народ, не на агрессора, а свой народ? И если придет осознанность этого, то как жить с этим?!

Ева Малыш: "Вы абсолютно правы, Виктор. Никто не умаляет степень его вины и дурости и в первую очередь его семья. Виноват. Но у них логика другая у этих дебилов. Они верили в то, что им сказали – что на нас напали, или не задумывались об этом. Но теперь-то после прозрения я надеюсь, он уже туда не вернётся. По крайней мере, сам так говорит".

Виталий Скороходов: «Таких долбодятлов сейчас огромные стада».

Anatoly Baydin: «Что сказать, не жмурить же теперь этих пришибленных... а синдром лечится переменой всего».

ОБНОВЛЕНИЕ:

10 января 2015 г.
"Вчера вечером позвонило это чудо и рассказало очень занимательную на мой взгляд историю.
Кто не знает или не помнит, его отправили с "фронта" из-за серьёзных проблем с ногами, которые до сих пор не решены. Гражданские лечить не имеют права, он военнообязанный, в военный госпиталь не берут ибо в военном билете написано "бытовая травма". Короче, замкнутый круг. Так вот, я только вчера узнала – чтобы он "повоевал" всласть, жена вынуждена была продать всю технику из дома (телевизор, компьютер, МФУ и нетбук). Так вот он вчера сообщил, что без зомбоящика ему не жить, и вот ему перечислили какие-то деньги за службу (сколько не сказал), и они торжественно идут покупать новый телевизор. "Сюр", скажете вы и будете абсолютно правы, моей голове всё это тоже укладывается.
На слова матери, что ему эти деньги понадобятся на лечение, ответ был следующий (передаю дословно): «Когда там ещё будет это лечение, а целыми днями лежать (ходить очень больно и долго он не может) скучно».
Жена и слова поперек сказать не может. Вот жду нового приступа свидомизма после просмотра новостей по укроТВ. Так что наша песня хороша, начинай сначала?»

Юлия Гурская: «Больше всего сержусь на его жену»
Sergey Uvarov: «Мало его рожей в дерьмо тыкали! Может, если башку или руку оторвет, а ему напишут, что споткнулся, упал, тогда дойдет, да и то вряд ли. Свидомия – болезнь, которая не лечится ...
Ольга Бороденко: «Посмотрит укроновости и сразу узнает, КТО виноват в его бедах».
Сергей Васильевич: «Ломка, она такая)))
Ирина Савочкина: «Жалко дебила... может, переломается и вылечится все-таки?»

http://www.e-news.su/society/41422-o-de … terah.html

Подпись автора

"Меня здесь нет".

" VITA est VIA "

45

Позывной «Тёмыч». О тихих подвигах простых людей на гражданской войне

Евгений Супер
http://cont.ws/uploads/posts/71709.jpg
Наверняка все уже заметили, что война на Донбассе имеет очень мощную пиар-составляющую. Прямо на наших глазах нарождается новая профессия — полевой имиджмейкер. Объяснить это просто — если группы ополченцев на Донбассе действуют по своему усмотрению без единого командования и системы снабжения, они, будучи даже объединёнными одной целью, неизбежно конкурируют друг с другом за ресурсы. Тем более что эти ресурсы серьёзно ограничены.

Именно в таких условиях и зародился феномен нынешней пиар-войны, когда неожиданно выяснилось, что густая борода и надвинутая на суровые брови папаха, став интернет-мемом, здорово стимулирует приток финансовой помощи и помогает в конкуренции за потоки гуманитарки. Или в конкуренции идей и политических лозунгов — оставим более детальный разбор этой интереснейшей темы на потом, нынешняя статья не об этом.

Отметим лишь, что когда важность пиар-сопровождения собственных действий была осознана командирами ополчения, мы и стали получать одного за другим новых героев.

Но всё это привело к двум печальным последствиям. Первое — когда пиара стало слишком много, он стал утрачивать свою эффективность, размываться. Одно дело, когда мы следим за одним-двумя героями ополчения и жертвуем средства только им, а другое дело, когда их становится больше десятка и все с виду одинаково хороши. Это вывело конкуренцию между командирами на новый уровень, включив механизмы анти-пиара. В результате мы как простые наблюдатели очень быстро запутались в том, кто там на самом деле хорош, а кто простой бандит или лжец. Что не замедлило отразиться на имидже всего ополчения. Второй негативный эффект военного пиара в том, что он заслонил от нас во многом картину настоящей войны. Той, которую пиарить нет практического смысла, но которая очень важна для правильного понимания происходящего. Мы хорошо знаем, иногда поминутно историю отдельных важных сражений, знаем подноготную взаимоотношений между популярными лидерами ополчения, но совершенно упустили из вида судьбу простого ополченца.

О ней и будет наш короткий рассказ.

Рассказать я вам хочу про Артёма Владимировича Духовского. Это не пиар, потому что человека уже нет в живых — погиб под обстрелом на Донбассе 8 декабря 2014 года. И ещё хочу рассказать про его дочь Екатерину. Вообще-то их история заслуживает пера опытного литератора (как и множество других историй этой войны, о которых мы не знаем), но пока что я до лучших времён зафиксирую её как есть, чтобы не исчезла совсем.

Артём Владимирович свой подвиг совершил ещё до того, как взял в руки автомат. Тогда, когда после долгих раздумий сказал дочери, что теперь точно решил — нужно ехать. На тот момент он был простым российским пенсионером, которому вроде бы следовало заслуженно отдыхать у телевизора и на огороде. Пояснил он своё решение тоже просто — там молодые пацаны погибают, я их хотя бы азам обучу, чтоб не пропадали по глупости. Да и невозможно смотреть каждый день по телевизору, как мирные люди гибнут. Лучше я войну там встречу, чем на пороге собственного дома.

И поехал.

Дочь не отговаривала, потому что знала — бесполезно. Батя был человеком волевым, если решил, то обязательно сделает. Уже потом, созваниваясь с ним, просила его только возвращаться поскорее, но он отшучивался, что вернётся только после полной победы над врагом… Ждала его и престарелая мать, но и она сына поняла и не винила. Сколько гордости и мальчишечьей радости в нём было, когда по телефону он говорил: «Мама! Я же здесь в окопах воюю! На фронте! Как наш дед!»

А ведь он сам и не воевал никогда прежде. За плечами только срочка и многие годы работы в море — по профессии он был инженером-гидрологом. Там, собственно, закалился характер и выработалась привычка работать в экстремальных условиях, как и понимание дружбы и взаимовыручки.

Молодые сослуживцы его называли «Батей» и дали позывной «Тёмыч». Про его боевой путь нам не известно вообще ничего — дочери не рассказывал, но на связь всегда выходил бодрым и жизнерадостным. Грустил только, когда, жалея, его не брали в тяжёлые бои, вроде боёв за донецкий аэропорт. Но он это компенсировал тем, что брался за любую опасную работу на своём месте, там, где сам жалел молодёжь, — например, ходил за полтора километра за водой по минному полю. Мол, ему помирать не страшно. И был очень рад и горд, когда отправили в по-настоящему опасное место — город Кировское, который тогда вовсю утюжила артиллерия противника.

Там и погиб вместе с молодым напарником под обстрелом.

Ну, а дальше началась история подвига его дочери. Тело отца ей предложили кремировать, так как вывезти его назад в Россию не представлялось возможным. Она не согласилась, отец был верующим. Сама собралась в дорогу. Наверное, непросто ехать на войну к своему погибшему отцу. Но она справилась. «Батю» проводили в последний путь с честью, похоронив в донецком посёлке на Аллее славы. Прощались, закрыв воину лицо из-за сильной травмы, но Катя до погребения держала отца за руку.

А потом была долгая и полная опасностей дорога домой по израненным воронками и танковыми гусеницами дорогам Донбасса под звуки разрывов и треск пулемётов. Она и с этим справилась, совершив свой собственный, личный подвиг. Отец наверняка был бы горд.

…Я не знаю, что сказать в утешение Кате. Разве что раскрыть мужскую тайну — отец её на этой войне, уверен, чувствовал себя лучше, чем дома перед очередным выпуском кровавых новостей с Донбасса. Да и любой нормальный мужчина предпочтёт погибнуть от руки врага в бою, нежели на больничной койке под капельницей и нетерпеливыми взглядами родни. Просто не каждый может на такое решиться. А он решился. И гордость за него вытесняет жалость. Жил как мужчина и погиб как воин. Снимите шляпу.

Ну и ещё — слова благодарности. Катя говорит, что этот трагический случай позволил ей узнать много простых и замечательных людей Донбасса. Тех, кто помогал ей с дорогой и хлопотами. Она им бесконечно признательна. А они, по её словам, несмотря на адские условия, остаются людьми и не теряют ни лица, ни веры в то, что впереди их ждут мирные, добрые времена.

И ещё: на Донбассе сейчас продолжает свою войну молодой человек, которого Катя очень сильно любит и ждёт домой. Дай бог, так и случится. Это не военный пиар, это про простых людей.

Вот, собственно, и всё.

http://cont.ws/post/71709/

Подпись автора

"Меня здесь нет".

" VITA est VIA "

46

Интервью с ополченцем. Я ни с кем мириться не буду. Мы с Украиной на разных полюсах

http://x-true.info/uploads/posts/2015-01/medium/1421145235_28b36d7e440149de2db88ada1f7b8b9c.jpg

http://x-true.info/uploads/posts/2015-01/medium/1421145296_109557-1.jpg
http://x-true.info/uploads/posts/2015-01/medium/1421145542_109557-3.jpg
Известный писатель Захар Прилепин взял интервью у ополченца, бойца батальона "Сомали" Рината Есиналиева.

Иногда кажется, что про донбасских ополченцев спорят, как про инопланетян.

Словно их никто толком не видел — поэтому сочинять о них можно, что угодно.

Одни предпочитают думать, что ополченцев вообще не существует — это всё переодетый российский спецназ им. Кадырова. Другие уверены, что под покровом ночи террористом Стрелковым был сломан замок на местной зоне и оттуда вырвались на волю насильники, бандиты и мошенники, которые расхватали автоматы и пошли защищать родимую землю, на которой стояла их любимая тюрьма.

Третьи, напротив, рисуют ополченцев в небесных тонах, наделяя их чертами, которые особенно симпатичны: «правые» патриоты уверены, что ополченцы — это националисты, «левые» уверены, что ополченцы — истинные коммунисты.

В общем, чтоб снять все эти вопросы — надо больше общаться с самими ополченцами.

Во многом ещё надо разбираться бережно и благодарно. Они ведь не сразу на войне родились — у них были родители, было детство, кто-то их воспитал — это всё не случайно, правда?

Что-то должно важное произойти с человеком, если он оставляет свою такую прекрасную мирную жизнь и идёт туда, где его ежедневно могут убить.

Мне посчастливилось видеть и знать добрую сотню добровольцев, воюющих в Донбассе, но мой собеседник — Ринат Есеналиев — в каком-то смысле, как мне кажется, показателен.

Он местный, но не украинец — таких много. Он молодой — а воюют сегодня, в большинстве своём, молодые. Он в ополчении почти с самого начала. И долгое время находился в самых горячих точках: последнее (но уже не первое) ранение Ринат получил в донецком аэропорту. Те, кто хоть сколько-нибудь следят за сводками с фронтов, понимают, что такое аэропорт.

И при всём этом — он очень особенный и редкий тип человека — скоро сами убедитесь.

Начнём мы издалека и будем много говорить о том времени, из которого, нежданные, вышли со своими убеждениями эти пацаны, парни, мужики — новоросские ополченцы.

- Ринат, начнём с родословной. Откуда ты родом, кто твои родители?

- Родом из Донецка. Отец мой — казах. Родился он в селе на самой границе с Казахстаном в Волгоградской области. Сын офицера, до 15 лет был пастухом, чабан. Типичный советский двоечник. Много хулиганил, но и очень много читал, до сих пор любую книгу за один день прочитает. После армии у него было много бакланки и неудачный брак. Ну, отец и решил поехать к брату в Донецк. Там и остался. Обычный строитель, работяга, вспыльчивый и средне выпивающий. По жизни ему очень не везет с деньгами, хотя имя его - Сансизбай — переводится, как «бесчисленно богат».

Мать - женщина с интересной родословной. Вообще она русская, но дед её был немец, прадед соответственно - немецкий аристократ, директор конезавода. Мама женщина не обычная, очень красивая, очень начитанная, хоть и без высшего образования. Любое стихотворение Есенина может продолжить по памяти. Я у них ребенок довольно поздний. Им сейчас уже обоим по 60. Что-то я увлекся за родителей?

- Нет, это, напротив, очень важно. Ты вообще кем себя ощущаешь — украинцем, немцем, казахом?

- Хоть убей, считаю себя русским. Но русскость присутствует на уровне менталитета, душевного строя. А кровь - это да. Видишь лошадей и - какая-то тяга непонятная. Еще малым попробовал кумыс и помню этот вкус, жаль только у нас его вообще делать не умеют. Да и поведение мое во время экстремальных ситуаций объясняется, наверное, именно этой кровью. Дед по линии отца был из туленгитов, бабушка из адайцев. Читал про эти племена. Туленгиты, как я понял — верные, честные и бедные служители, телохранители ханов, а адайцы вообще плевали на всех, они самые воинственные. Про это задумываешься волей-неволей, потому что, вроде — ходишь, дурачишься, весь такой «за мир во всем мире». Но только начинается - тумблер в голове - бац и всё, ты в бою. Потом, правда, удивляюсь, я это был или нет?..

- Где ты вырос? Кто тебя воспитывал?


- Вырос я в нормальном для пацана районе, с репутацией наихудшего, на Петровке. Было много драк, если честно, но для моего сверстника из 60-х -80-х годов — это, думаю, в пределах нормы. Просто на районе было очень много понтов - особенно черных рэперских: все хотели быть похожими на группу Wu-Tang Clan и черных парней из американских фильмов; ну и вообще старшие обижали младших и так далее. Из-за этих самых драк, как на улице, так и в школе, мама в девять лет меня отвела на бокс. Сказала - вот тебе место для выплеска лишней энергии. Ну и с этого самого времени бокс был для меня основным занятием. Хотя, как ни странно, это был тот вид спорта, для которого я меньше всего подходил: по физическому развитию от других отставал очень сильно. Спасала только непонятная для меня самого злость и упрямство, с трудолюбием вперемешку. Получил в «табло», еще захотелось, проиграл соревнования - но опять туда прусь. Это тренеру, думаю, во мне и понравилось. Как он говорил: если я в нашем зале начну давать полноценные нагрузки, то в зале останется, наверное, только пол Есеналиева.

Ну, вот так. Школа и тренировка. С какого-то момента на улице почти не гулял. Странноватый, конечно, был - в общем понятии: девушек стеснялся, одно время даже увлекся вышивкой крестиком - нервы успокаивал. Много читал, любил историю, но по остальным предметам - чуть выше двоек. Водку и траву, как тогда, так и сейчас, не пробовал. Вообще ни разу. Тут, правда, всё очень просто объясняется. Я не пил и прочее - потому что все это делали. А кто хочет быть как все?

В 19 лет получил травму плеча. И - прощай спорт. Долго хотел вернуться, зарабатывал деньги на операцию. Где только ни работал: на стройке, грузчиком на рынке, на конно-спортивной базе и так далее. Несмотря на учебу в «технаре», всё равно без спорта было много времени. Я почитывал и до этого, но в то время литература еще больше заинтересовала. Любимые книги были «Спартак» Джованьоли, «Диво» Павла Загребельного, «Десять меченосцев» Ёсикавы. Ну, все книги мужских писателей: Хэмингуэй, Джек Лондон, стандартный набор.

В историческом плане любимые темы это — Запорожское казачество и УПА. Ну, про казачество понятно, объяснять не надо: там и романтики хоть отбавляй, и героев предостаточно. Литературы об этом — завались, все-таки предмет «История Украины» был один из основных.

Ну, а про УПА стал копать из любопытства. Учебники говорили одно: герои, освободители - а мое окружение из взрослых людей - совсем другое. А вдруг меня обманывают папы, мамы и тети? Вдруг - это и вправду были борцы за свободу и справедливость, а не кровавые бандеровцы?

Пообщался с ветеранами, спрашивал мнение знакомых поляков. Попросил соответствующей литературы у местных историков... В общем, мне уже тогда стало понятно, для чего на Западной Украине создают таких героев. И как легко они купились на исторические лазейки! Они всегда кричали: Бандера тоже был в лагерях у немцев! Бандера с немцами ничего не подписывал! Они сражались как львы против всех!

Помню, тогда попала в руки книга Калашикова - «Украина: крах проекта» - тогда она казалась мне сильно украинофобской: да, думал я, у нас в стране разногласия, но не все ж так плохо, какая ж может быть война?

Но взгляды мои уже тогда «левели» - и точно не из-за литературы. Вся эта современная элита была непонятна, интеллигенция казалась чужой: все они хаяли Советский Союз, многие стали ряжеными монархистами. Может, в моём случае сказалось влияние товарища Чернышевского, но я тогда уже думал, что в XIX веке были не только балы, гусарство и Наташи Ростовы.

Да и чего они так ненавидят СССР: я жил возле когда-то мощнейшего домостроительного комбината, который был разворован и закрыт в 90-е. Мама мне рассказывала, как она на свою посредственную зарплату объездила весь Союз в туристических походах. Тренер говорил про нереальное развитие спорта в те времена. А отец всё ностальгировал по заводу. Да и весь район алкоголиков и смурных работяг состоял из некогда веселых и вполне уважаемых пролетариев. Ну и все эти рассказы происходили на фоне коррупции девяностых и «нулевых» - в которых я жил.

- Политика тебя интересовала?

- Да кто в нее вникает толком в таком возрасте? Видишь какие-то сюжеты мельком по телевизору, вот и всё: это же тебя напрямую не касается. Ну, один Майдан, ну, выборы, ну, Ющенко, ну, Янукович. Мое мнение по поводу всего этого не отличалось от мнения среднестатистического жителя моего города. Правда, тренер, - духовный мой наставник в то время, - был человек жесткий, старых полублатных понятий. Он ненавидел всех ахметовых, януковичей, всю их свиту. Говорил, что у них нет понятий вовсе.

Собственно, я в этом сам убедился, работая на той самой конно-спортивной базе, где размещалась и резиденция одного депутата - Дмитрия Черткова, по кличке Чёрт. Я там охранником был. Репутация Чёрта была известна каждому жителю Петровки. Но все-таки, когда я, спортсмен-неудачник, стоял у него на воротах, мне своими глазами приходилось видеть, как глава того же Петровского района дрожит, заикается и выслушивает весь матерный поток из уст Черткова. К нему заезжали на отчет прокуроры и менты: прямо по форме. То, что у него, помимо заводов, была доля от всего, что стояло на Петровке - это все знали. И всё это было на фоне дорогих машин, дорогих лошадей, бабья…

Не знаю, как политические, но какие-то взгляды, думаю, у меня формировались.

- Когда начался Майдан, ты где был, чем занимался?

- На фруктовом складе грузчиком работал. Думал про Майдан: обойдется. В марте застал начало протестов в Одессе: я там заочно учился и на сессию приехал. Когда мне говорят, что Одесса сделала свой выбор - я просто посылаю этих людей... Потому что видел, кто на эти Украинские марши ходил.

Рассказываю: в Одессе есть пара очень хороших вузов, в которые едет учиться молодежь из Западной и, ещё чаще, из Центральной Украины. Именно они всю движуху и создавали. Плюс заезжие гастролеры: хунвейбины и гитлерюгенд чистой воды, только украинской закваски! Без них никуда.

Еле себя сдерживал, когда их шествия проходили прямо под моим балконом на Французском бульваре. Уже вернувшись домой, видел по Интернету, как наши пацаны разгоняли сторонников Майдана. Тогда еще ни одного флага ДНР видно не было.

Заметьте разницу в жестокости. При донецкой расправе, когда наших было больше, а их только два автобуса — у них погиб один человек. Я не говорю «только лишь один» - и один — много, но могло быть хуже. Люди не давали забивать гастролеров до смерти, поднимали, отряхивали и отпускали.

В наших местах поддерживали Майдан только предприниматели. Янык же к тому времени просто с ума сошел: обложил всех предпринимателей жёсткими налогами, СБУшники выполняли функцию вымогателей: у них реально была своя база плательщиков, соскочить было невозможно. Зачем им столько денег надо было - до сих пор понять не могу!

Это, кстати, самый сильный аргумент в споре с людьми с Донбасса, когда им говорят: «Что ж вы жалуетесь, когда в Раде большая часть была из Донецка? Как это вас никто не слышал?»

Что правда то правда. У многих на устах была эта злополучная фраза: «Да, бандиты, но хоть свои». Только они нас за своих не считали.

Я знаю, что Ахметов построил «Донбасс-Арену». А Чертков - парк на Петровке. А Колесников - хоккейный клуб «Донбасс» создал. Но это всё было похоже на систему кнута и пряника. Причем кнутов было гораздо больше. И лишь когда уже терпение подходило к концу - появлялся тот самый пряник в виде парков, стадионов и прочего. Скажи мне, почему они оборудование на шахтах не обновляли? Новые рабочие места не создавали? Нет, им лучше было нового футболиста купить, или лошадь.

Говорят, один из министров — Клименко - тоже был из донецкого клана. Я у Клименко с отцом на Кончей Заспе в Киеве - это район особняков, - дом строил и церковь для мажоров - так сказать, собственную. У этого Клименко в одной из дач стояла золотая лопата и статуэтка из драгоценного метала - в виде его самого, любимого. Как сейчас помню эту статуэтку: он - в генеральском кителе, ногой на Конституции Украины. А когда открываешь одну часть кителя — видишь золотое сердце: то есть, реально маленькое сердечко из золота. Машина у него была - «Aston Martin». Две таечки для массажа. Нашу бригаду выгнал – хотел, чтоб ему дом именно итальянцы построили. Как тут взглядам не полеветь?

Именно поэтому некоторые в Донецке обрадовались Майдану в Киеве. Даже мой тренер. Он думал, что приедут честные ребята из Киева и сметут Рината, Яныка, и всё будет чин по чину. Но я Майдан принять не мог. Видно же было, с какими флагами они на эти Майданы выходят и какие кричалки орут, и кто за ними стоит, тоже было ясно. Те же самые олигархи, что и здесь — какая разница-то?

- Что стало окончательной причиной, чтоб ты пошёл в ополченцы?

- Как и на многих повлияло 2 мая. Я знал сотни настоящих отморозков из Донецка. Но я никогда не поверю, что они так смогли бы бесноваться и так гордиться тем же кошмаром, что устроили эти в Одессе. Это выше моего понимания! Девочки, делающие коктейли и девочки, равнодушно смотрящие на обгорелых людей — думаю, у многих это засело в памяти. А когда останавливали пожарную машину там, помнишь? Так и хочется крикнуть во всю глотку: как?!? Как они могли это сделать? Тут ни одни аргументы не помогают.

Знаешь, если бы вместе с нами ужаснулась Западная и Центральная Украина и они обвинили бы сами себя за перебор — мне, правда, кажется, что всё можно было замять.

Но об этом случае промолчали все медийные личности! Где этот дерьмовый Вакурчук, певец из «Океана Эльзи», который беседовал о единстве с донецкими студентами? Куда он делся сразу? А Михолок, интересно, сильно гордился своими «воинами света» и в этот раз?

Все сделали вид, что этого не было: это же не «небесная сотня»!

В Донецке тогда началась своя волна. У людей был пример Крыма и чего греха таить - многие надеялись на тот же вариант. А кто не надеялся - просто понял, с кем он жил в одной стране эти двадцать с лишним лет.

Когда бои в Славянске пошли полным ходом - был очень важный момент: абсолютное большинство местных подержали восставших.

Я понял, что мое время настало, когда уже не мог спать по ночам. И все аргументы закончились — что это братоубийственная война! - или: мы лишь марионетки! - или: убить человека - страшный грех! Всё это так - но моих земляков убивали люди, которые, судя по всему, эти аргументы даже не рассматривали, им же всё понятно. У них же никаких сомнений: «Слава Украине, смерть ворогам!»

- Родителям сказал?

- Ничего не говорил: знал, что не пустят. Какие нормальные родители пустят? Оставил записку: «Ушел в ополчение, в Славянск не поеду, буду в Донецке, позвоню через 2 дня, когда успокоитесь». Через два дня они успокоились, и я им позвонил. Они, пусть не сразу, но всё поняли.

В «Дон ОГА» я был 3 дня. Встретил там одного командира - он был чеченец наполовину. Поговорил с ним. Он говорил: пойдёшь к нам?

Вот так я оказался в ополчении.

...Что-то у меня риторика какая-то - вроде, я такой весь правильный и я не виноват, приторно как-то звучит. Но, блин, это правда.

- Я тоже так думаю. Что там дальше было?

- С середины мая до конца июня я был в подразделении, которое базировалось в Донецке. Командиром был Мансур. Бегал по родному Донецку с автоматом с двумя рожками и в спортивном костюме - не было ни формы, ни б/к. Хотя обучали там неплохо.

Потом перебрался в Иловайск. Там были пацаны, которые вышли из Славянска — с дисциплиной у них поначалу обстояли дела не очень... Но потом там главным стал Гиви, и всё сразу наладилось.

Нас в роте было не больше ста человек. Ну, и мы были те кто, собственно, этот город держал. Хронологию боев все, следившие за ситуацией, знают.

Позже мы уже стали батальоном «Сомали», в котором я и был до последнего времени.

- У тебя, знаю, было несколько ранений. Как и когда ты их получил?

- Не очень приятно об этом говорить, меня уже упрекали на этот счет — типа, нашелся герой. Я как-то на свою дурость дал интервью - потом много из-за этого выслушивал. Действительно, таких, как я — полно. Но раз спросили, сейчас буду рассказывать, как корабли бороздят Большой театр.

Ну да, у меня четыре ранения. Первое было в Иловайске, я тогда впервые работал из РПГ. Дурак был - слов нет. Мне тогда кто-то сказал, что обычная осколочная морковка на РПГ - это страшный прожигающий снаряд. Ну, я и поверил. Мы мост держали. И когда на нас пошел БТР - я и выстрелил. Но он, естественно, только на секунду остановился и опять пошел. Потом я взял в руки термобар и отправился на ту же позицию, пацаны меня, как они потом рассказывали, даже перекрестили: думали, что это самоубийство. А я, если честно, от выплеска адреналина даже не понимал, что нельзя два раза стрелять с одной и той же позиции, но там трасса была — другую позицию и не найти. В общем, лупанул славно, на два часа их атаку задержал. Сразу после своего выстрела услышал звук их ПКВТ. Пацана, который меня, так сказать, прикрывал, серьёзно ранило в задницу, а я себя щупаю - вроде всё только по касательной: они разрывным работали, на свои дырки в одежде потом смотрел и удивлялся - многое прошло просто в миллиметрах от тела. Короче, ничего серьёзного впопыхах на себе не заметил.

В первый день серьёзных боев - жарко было, за день, наверное, выстрелов двадцать я из шайтан-трубы сделал. Контузило слегка после работы танков. В те дни впервые на моих руках ополченец погиб, он местный был, двое детей у него осталось. Но потом один из осколков в груди у меня загнил, - я с ним три дня бегал, - и мне его в Харцызске доставали.

Достали - я сразу обратно. Уже второй штурм готовился. Мы держали блок-пост «Церковь». Под конец дня нас уже на этом перекрёстке глушили со всех четырех сторон. Десять человек «трёхсотых» у нас было, раненых вывозили с боем. Очень хорошо проявил себя командир взвода Кисель. Будь на то время я старшим - возможно бы, и струхнул.

Конечно, помню момент, как Шустрый из мотороловских шел к нам на блок пост с флагом Новороссии. Наверное, то - один из самых счастливых моментов в моей жизни. Представляешь - это ты не деньги выиграл, не с красивой девчонкой переспал и даже не взял очень важный турнир по боксу. Это что-то большее: наши пришли.

Ну и когда мотороловские продолжили зачистку и стали окружать укров, на наш блок-пост опять пошла их штурмовая группа. Я как всегда с РПГ чистил зеленку. И мне прилетело из АГС в спину...

Насчет раненых - это вообще отдельная история.

Тому же Киселю в Иловайске чуть ли не наживую нос зашивали. А Жук выпивал и ножом сам себе осколки доставал...

После был донецкий аэропорт и при штурме нового терминала мне или пулёмет или что-то снайперское в плечо сработало, мяса отттяпали чуть ли не с кулак. И, сука, угодили прямо в мое травмированное плечо.

Но аэропорт - это вообще мясорубка. И все их рассказы про киборогов умиляют. У них потерь было уж точно не меньше, чем у нас. Но им нужно было как-то реабилитироваться после Иловайска. Вот мы и получаем сведения о том, что в аэропорту то всю «Альфу» перестреляют, то пол состава «Вымпела» убьют...

От пулевого я быстро вычухался - за две недели: спасибо хирургу из ОЦКБ.

Вернулся опять на позиции, чуть больше недельки повоевал и, как говорится: и снова здравствуйте.

Как было: мы стояли на «пожарке» в аэропорту. По нам танк сработал.

Видео этого боя попало в Интернет и в госпитале я занимался садомазохизмом: читал в комментариях о том, какие мы дебилы и как правильно надо воевать. Ну, извиняйте - такой уж русский спецназ...

После того, как меня увезли, на этой позиции и вправду произошла одна досадная ошибка, стоившая человеческих жизней... но это уже другая история.

Вот, собственно, и всё.

После последнего ранения уже больше двух месяцев на «больничке». Когда вытаскивали осколок из ноги - задели нерв, он долго восстанавливается, теперь особо не побегаешь. Многие из близких друзей теперь инвалиды.

Мне очень важно, чтоб дела раненых теперь не погрязли в бюрократии. Это сейчас начали появляться военные билеты и удостоверения. А что делать пацанам, которые еще в самом начале ушли по ранению на гражданку? Как бы не получилось потом, что хрен докажешь, что ты воевал.

- После каждого ранения ты в строй возвращался. Мало того, на передовую - «на передок», как у вас говорят. Что тебя заставляло это делать?

- Сам не знаю почему. Так судьба сложилась. Меня ж никто не хватал за руку и не говорил: Ринат Сансизбаевич, просим: станьте министром ДНР. А я им — нет, только «на передок».

Если судьба толкала меня, чтоб я угодил в самую задницу — значит, так надо было. Вообще же, всегда помогало сравнение с людьми Отечественной войны. Теперь я понимаю, что мы их ногтя не стоим. Они были сильней.

Хотя эта война дала мне надежду, что здесь появится хотя бы одна большая личность, которая в будущем всё сможет изменить здесь.

- Ринат, расскажи про состав ополчения. Ходит много слухов — что чуть ли не большинство из России. Отдельно нужно сказать про кавказцев — украинскую сторону особенно тревожат чеченские наёмники. Что там вообще с этническим составом — кто воюет-то?

- Приезжих процентов двадцать, возможно чуть больше или чуть меньше. Очень редко попадаются люди с боевым опытом - в основном все обычные доброходы. Если с украинской территории ополченцы - то больше всего ребят, как ни странно, именно с Одессы. Хотя есть украинцы даже с Центральной и Западной части.

Кавказцев – наверное, столько же по количеству, как и ребят с той территории Украины, которая пока ещё контролируется Киевом.

Конкретно про чеченцев — несмотря на то, что первый мой командир был наполовину чеченец, больше ребят из Чечни, а уже тем более кадыровцев, я сам не встречал, а с чужих слов стараюсь не говорить.

Видел дагестанцев, армян, словаков, одного чеха. Видел двоих казахов. Есть узбеки и татары — но чаще всего они наши, местные.

- А возраст ополченцев какой? Какой у них, что называется, социальный статус? Кто они?

- Про пацанов-ополченцев я могу говорить бесконечно и уж точно с большим удовольствием, чем про себя.

Сначала, например, в Славянске большая часть была взрослых мужиков за сорок. Теперь молодежи намного больше. Самые взрослые? Ну, за 60 встречал. Помню, в Иловайске дед погиб - он пришел вместе с внуком, которому было 13. В бой внука, понятное дело, никто не пускал, но малыш был боевой и сильно переживал, когда деда убили.

Видел восемнадцати-девятнадцатилетних реально геройских пацанов.

Из молодых и смелых - в основном все уличные. А вот среди более взрослых - кого только нет. Помимо работяг, шахтеров, видел бывшего волне успешного музыканта. Предпринимателей, а иногда и успешных предпринимателей, как ни удивительно, довольно много.

Погибший Артемка Кислый был обычным современным весёлым пацаном, любил читать рэпчину и футбол. Мой друг белорус - пусть он меня простит - вообще больше на такого себе современного хипстера похож. Скептик и любитель всего неформального.

Был мужик с семью детьми.

Циркача-акробата помню, учил с РПГ стрелять, смелый парень был, в Иловайске погиб.

Есть ребята, у которых срок есть. В основном ведут себя очень достойно. Иногда случается, что их много в одном подразделении, иногда — вообще нет. Помню, когда стояли под Нижней Крынкой, в моём отделении из двенадцати человек только еще один парень, кроме меня, был без отсидки. Когда они раздевались на солнышке, это было что-то вроде выставки любителей татуажа. Но, как ни странно, с дисциплиной было всё в порядке, никто не брал лишнюю сигарету или лишний кусок хлеба. А если и брал, ополченец Дед с легка мурчащей интонацией спрашивал: «Что за мышиная движуха в нашем коллективе? Если кто не признается - в следующий раз всё будет жестко!».

Раньше, наверное, было побольше, так сказать, подрасстрельных людей - которые хоть и нарушали дисциплину, но воевали геройски. А сейчас мало с кем церемонятся и на заслуги не смотрят: армия, значит армия.

...А очень и очень многие быстро съехали отсюда. Какие все были важные и сильные поначалу: прямо хозяева Донецка. Большая часть, кстати, из ментов. Сейчас часть из них вернулась — и стоят в очереди с большими мордами и поджатым хвостом в надежде получить хоть какое-нибудь место, но лишь бы в структурах. Надеются, наверное, что всё будет, как раньше. Но на Донбассе после войны много всяких перемен произойдет. Как говорит мой дружаня Слон: «Если второго августа после войны какая-нибудь сука будет кричать и бить себя в грудь, что он вэдэвэшник, но при этом он не воевал - я его прямо в фонтане утоплю».

Так что как-то так.

- Как относятся к Путину в среде ополченцев? Считают ли, что Россия «слила»?

- K Путину относятся хорошо. Если и появляются упаднические разговоры, в сторону Путина они редко направлены, в основном - на местное правительство. Слив не слив - это дело такое: за минувший почти уже год чего только не думали. Но, как ни странно, народ потом понял, что почем и закусил удила.

Знаю я аргументы интеллектуалов с той стороны: «Вы предали свое государство, хотели втихую отделиться, как Крым - а вам вскормили теорию Новороссии и принесли в ваш дом войну». Пусть и эти люди в задницу идут: может теорию нам и вскормили, но мы были не против. А вы хлебайте своё бандеровское пойло.

Наверное, российские либералы скажут: вас поссорили, надо было обняться, и помириться. Может, и надо было. Но ребята с битами в наших городах — мы это заметили, передачи на украинском центральном ТВ, в которых говорится о нашей ущербности и дотационности — тоже посмотрели, и это ещё до приезда бронетехники, которая давила мирных людей.

И это всё мало было похоже на объятия. А тут особый край: замирить нас легко, но на агрессию мы реагируем с еще большей агрессией.

Хотя, конечно, обидно, что весь удар пришелся именно на нас. Особенно обидно, когда крымчане говорят о своей особенности или о больших трудностях, так сказать, переезда!

- А про украинскую сторону что скажешь? Что ты о них думаешь?

- Значительная часть там действительно русских по сути - но одураченных людей. Про остальных - не знаю. Мы и правда с ними на разных полюсах.

Читал еще давно мемуары немецкого солдата. Он вернулся из английского плена в Берлин, и говорил: немцы проиграли потому, что предали идеи Гитлера. Так вот, мне кажется и здесь та же история: они нас не поймут и не простят никогда. Чтобы нам с ними мирно жить - нам нужна только настоящая победа. Да, это ужасно - победа над некогда своими, но по-другому никак. Когда они получат то, что получат - лишь тогда пойдет процесс на сближение. Да, они нас станут ненавидеть еще больше - но уже втихую из-под лавки.

Тогда наши миролюбы, которые приедут в Донецк из Крыма и Киева - те самые люди, что пережили больше всех душевных потрясений и так много писали об этом в соцсетях, - они начнут извиняться за нас и за нашу победу, или от нас этого требовать. Русские люди вообще, по ходу, любят извиняться за свои победы.

- А ты? Лично ты? Что ты думаешь? Мириться надо?

- Я ни с кем мириться не буду. А всех «мирил» провожу на могилку к пацанам. Да, я обозлился. Моего сослуживца, после долгих побоев, застрелили и бросили в кусты. А второго - наряжали в женское платье и подвешивали на петле, не раз. У нас такого обращения с пленными не было, ну побили раз плотно, а потом максимум заставляли прыгать и орать их сокровенное: кто не скачет, тот...

Да и бабушку, которая к нам выскочила из одного дома, причитая, что укры к ней в дом попали - а на ней халат дымился - мне не забыть. И мужика помню, пришедшего пьяным с годовалым ребенком на наш блок-пост, после того, как его жену разорвало после первого полета «сушек» над Иловайском. И девчонок изнасилованных. И детей убитых в Донецке на футбольном поле. А они, суки наглые, всё поют себе любимую песню про распятых мальчиков...

- Прогнозы есть у тебя какие-то?

- Нас точно еще ждет веселье.

Многое я понял еще во время первого штурма Иловайска, когда люди, которые находятся рядом с тобой, на глазах превращаются в былинных персонажей. Не все, конечно, - но самых смелых хватает для нужного сопротивления — и чтоб ободрить других.

В какого бы чудака и мизантропа жизнь меня не превратила, в чулане памяти останутся моменты настоящего героизма на войне.

В том же Иловайске девчонки — поварихи и медички — всего с тремя мужиками-бойцами, держали оборону бригадного дома и на крики укров: «Сучки, сдавайтесь!» - отвечали: «Донбасс не сдается!» - и кидали в них гранаты через окно.

И как мы стояли на блок-посту, когда нас глушили со всех сторон, у нас уже почти не было б/к, и не было связи — и командир принял решение держаться до того момента, пока не останется по рожку патронов - и лишь в этом случае отходить. И мы тогда, благодаря его стойкости, всё сделали правильно.

А Гиви, не спавший неделями и посыпавший укров из всего тяжелого?

Да всё, что творилось тогда рядом с нами и на других направлениях, показало мне, что со всеми нашими ужасными ошибками, мы умеем воевать.

В чисто военном плане мне очень интересно, как та сторона будет держать позиции, если мы пойдем реально вперед? Поверь мне, они в своем большинстве не могут так сидеть под артобстрелами, как мы привыкли. У меня был, так сказать, один псевдобой, когда после получасовой работы артиллерии, мы пошли зачищать их позиции. Там уже никого не было: они взорвали мост и удрали.

Представляю их жуть, когда они, например, увидят танк. Это нам уже не привыкать палить «коробки» из чего попало. Мы можем лежать в кустах с РПН-7 в кустах, пусть и изрядно обосравшись, и ждать танк, зная, что за плечами твой конкретный дом. А вот их мотивации я не знаю, где они их будут искать.

Поэтому даже если представить самый нереальный вариант - при котором у ополченцев не осталось ничего, кроме стрелкового оружия, - я все равно не поверю в захват и поражение Донбасса. Просто всё будет еще ужасней и кровавей - с ужасными городскими боями.

В полный военный захват, думаю, и сами укры не верят. Единственный их шанс - купить верха, что б всё было по старому, только мы при этом будем надевать георгиевские ленточки на 9 мая и говорить на русском свободно.

Но... будем верить в лучшее.

- Так ты веришь или хочешь верить?

- После событий в донецком аэропорту, где меня ранили, настроение сложное, признаюсь. Было очень тяжело смотреть на недавнюю передачу подарков украинским военным. Я не против политических хитростей и понимаю, что идет целенаправленная игра в хороших (хотя больше подходит слово «терпил»), но это всё равно какой-то кошмар. Я лично перекрывал взлетку, чтоб им снаряды и еда не подвозилась. После того, как меня ранили и увезли, на этой же позиции были и «двухсотые» и «трёхсотые».

И теперь, прикинь, как весело видеть такое? Не очень, конечно, правильная фраза, но сложно не спросить: что сказали бы погибшие?

Сейчас есть пацаны, особенно среди русских доброходов, кто, разочаровавшись в такой войне, уходят. Но тем же парням из России и других стран - им есть куда возвращаться. А нам хоть разочаровывайся, хоть нет, но это наш дом. И мы никуда не уйдём.

http://x-true.info/12680-intervyu-s-opo … yusah.html

Подпись автора

"Меня здесь нет".

" VITA est VIA "

47

Танковый бой под Дебальцево
http://topru.org/wp-content/uploads/2015/02/img_8356-420x279-720x340.jpg

Выдвигаемся. И буквально через две минуты оказываемся на перекрестке шоссе и проселка. Кругом — следы отгремевшего сражения, да какого! Сожженные танки, МТЛБ, БМП, раздавленные машины, раздавленные танками блиндажи и трашеи. Автомобили и минометы, противтанковые пушки и горы использованных «мух». Выстрелы от РПГ-7, какие-то невнятные обгоревшие клочки униформы, каски, смятые в блин котелки и разбросанные там и тут ПТУРы. Посеченные осколками и пулями деревья, трупы и мусор. Бронежилеты, руки, ноги, кровь, перемешанная с черноземом. В центре — продырявленная «копейка». В копейке — мертвая старушка на переднем пассажирском сидении. Рядом на асфальте — еще одно тело. Дедушка — водитель машины.

Количество пожженой техники поражает. Бой гремел нешуточный. Такого мы даже в Углегорске не видели. Почти сутки танкисты 7-й бригады пытались выбить украинских бойцов с этой линии обороны, а те лупили из всего, что было под рукой, не жалея ни сил, ни боеприпасов. Дрались ВСУшники, если верить самим танкистам, лихо, грамотно и дерзко. Не помогли ни лихость, ни дерзость… Пост обработала артиллерия ВСН, а после с востока — прямо по трассе, и с северо-востока, через перелесок насквозь — оборону смяли ДНРовские танки. Дальше были 20 минут ада. Даже видавшие виды разведчики, взламывавшие украинскую оборону вместе с танкистами, неохотно делятся подробностями этой жатвы.

Два часа, слушая раздающиеся из «зеленки» звуки стрелкового боя, то затихающего, то вспыхивающего с новой силой, мы немо ходим по этим величественным и жутким декорациям битвы титанов. Солнце ярко освещает все подробности и детали, позволяя пошагово восстановить ход событий. За искалеченными тополями — немыми шеренгами стоят неубранные с прошлого года подсолнухи. Черные головы, стройные ряды. Будто и они сражались. И сгорели.
http://topru.org/wp-content/uploads/2015/02/img_8349-420x279.jpg
После подробного осмотра места боя, мы двинулись дальше. Мимо обугленного танка, разбитого «Василька» и дымящегося ЗИЛа… Два или три километра пешком по трассе в сторону передовой. На шоссе тут и там попадаются цинки с патронами, выстрелы к подствольным гранатометам и РПГ-7, банки тушенки и стреляные гильзы. Уцелевшие украинские солдаты отступали в панике и беспорядке, теряя по пути снаряжение и боекомплекты.

http://topru.org/wp-content/uploads/2015/02/img_8459-420x279.jpg
Вот это — последствия скачек на Майдане, «москаляку на гиляку» и прочего свидомого бреда.

http://jpgazeta.ru/podrobnosti-vstrechn … o-i-video/

Подпись автора

"Меня здесь нет".

" VITA est VIA "

48

Артём Гришанов - Защитники отечества

Подпись автора

Ты должна сделать добро из зла, потому что его больше не из чего делать. Р. П. Уоррен

Чему бы грабли не учили , а сердце верит в чудеса !

Если Вам кажется, что у меня опустились руки — вы ошибаетесь. Я наклонилась за монтировкой!

49

Чернухино - последний день укропа. Трофейное видео (21+)
В цепкие руки ЕНОТов попал новый эксклюзивный материал из уже ставшего легендарным посёлка Чернухино, бои за который были особенно ожесточенными, благодаря присутствию хорошо подготовленных НАТОвских наёмников. После штурма ополченцы вновь нашли мобильный телефон с записью, на которой бодрящиеся укропы мечтают о светлом будущем. Будучи людьми добрыми, ополченцы на тот же телефон записали добрый совет тем, кто хочет приехать на Донбасс и попробовать отобрать их родную землю. Дабы не быть голословными, сняли они и бывших хозяев телефона, вернее всё что от них осталось.

Подпись автора

Ты должна сделать добро из зла, потому что его больше не из чего делать. Р. П. Уоррен

Чему бы грабли не учили , а сердце верит в чудеса !

Если Вам кажется, что у меня опустились руки — вы ошибаетесь. Я наклонилась за монтировкой!

50

Одессе будет трудно стать прежней. Интервью с одесским партизаном
http://x-true.info/uploads/posts/2015-02/medium/1424899322_w644h387.jpg

С героем этого интервью я связался случайно. Человек приехал из Украины, и когда я узнал, что он из Одессы, вопросы появились сами собой. Мне показалось чрезвычайно важным поговорить с человеком, живущем в городе Юмора, который вдруг стал навеивать совсем не смешные ассоциации. Оказалось, что мой собеседник не просто коренной одессит, но и сепаратист. «Сепар», как он сам себя с некоторой гордостью называет. На мой взгляд, это интервью очень глубоко характеризует настроение общества на Украине. И возможно, как зеркало отражает нашу реальность.

- Как тебя лучше называть?
- Позывной Белоснежка. Имя и фамилию назвать не могу. Найдут и убьют в лучшем случае. В худшем арестуют.

- Насколько опасно сейчас быть в Одессе тем, кто поддерживает Донбасс, и его сопротивление киевскому перевороту?
- Опасно тем, кто активно участвует в сопротивлении. Если ты просто мирняк - тебе ничего не угрожает. Ну, конечно, носить георгиевскую ленточку или высказывать напрямую свое мнение не стоит. Могут сдать в СБУ разного рода патриоты - правосеки, евромайдановцы, самообороновцы, прочее проукраинское болото. Их тут разных много. Процентов 20, наверное. Хотя я не веду статистику. Ну еще от районов города зависит - рабочие районы, окраины - наши. Центр свидомитский. Там студенческих общаг много. Причем интересно - технари (студенты) как правило наши, а всякая гуманитарная шняга - юристы, менеджеры, экономисты - поголовно свидомые. Поскот (одесская окраина прим. автора) вообще разделен, там своя война - старые микрорайоны Поскота наши - Марсельская, Добровольского, Бочарова. А вот Днепропетровская дорога, Высоцкого - там пятьдесят на пятьдесят сепаров против свидомых. Там понаехавших рогулей (местное выражение - житель деревни , приехавший с западной Украины прим.автора) много.

- Как ты оцениваешь эмоциональный настрой одесситов сейчас? Что они чувствуют?
- Одесса, та которую воспринимали как столицу юмора, умерла. Сложный вопрос, конечно. Оптимизма нет. Экономическая ситуация не способствует. Тут за день гривна на три-четыре русских рубля падает по отношению к доллару. Да злые все. Злые на Киев. Еще со второго мая злые. Сил, конечно, мало для массовых активных действий. Но шо маем, то маем. Ничего, главная задача сейчас наносить максимальный ущерб оккупантам.

- Ты был в Одессе 2-го Мая 2014 года? Что там произошло?
- Был там. И на Греческой, и на Куликово. Везде был, только внутри не был. Внутрь Дома Профсоюзов попал только 3 мая. Это было массовое убийство. В город привезли до 4-5 тысяч карателей. Хорошо вооруженных. Наших было около 300 человек на Греческой площади. Там был бой. Когда наших заблокировали в торговом центре "Афина", толпа свидомых рванула на Куликово, где были, в основном, женщины и старики. Я стоял на Греческой весь день. Удалось уйти от блокирования. Махнул на Куликово. Опоздал минут на пятнадцать. При мне убивали людей. Ногами забивали падавших их окон. У меня не было оружия, извини. А если бы и было - вальнул бы штук пять карателей, меня бы убили тоже в итоге. А потом орали бы на весь свет, что сепары атаковали мирных одесских жителей. А эти "мирные" бегали в бронежилетах и с автоматами. Эти "одесситы" спрашивали как с Греческой до Соборки пройти. Ну это все равно, что спросить, стоя на Красной Площади в Москве, как до ГУМа пройти. Одесскую милицию растащили приказами по окраинам, а на Куликовом стояли переодетые в милицейскую форму "правосеки", радостно ржавшие при каждом выпавшем из окна...

- Почему это произошло именно в Одессе? Ведь сложно вспомнить иной украинский город, настолько-же далекий от национализма?
- Именно поэтому произошло в Одессе. Именно Одесса никогда не была украинским, русским, румынским, еврейским городом - она всегда была наднациональна. Это классический советский или, если хочешь, имперский город. Форпост Империи. Это рогулей всегда бесило. Они попытались запугать и Одессу, и Донецк. Не получилось. Они убили не Одессу, они убили Украину. Украина умерла именно 2 мая. Это дикое стадо бабуинов убило Украину в Доме Профсоюзов. Это день, когда украинский нацизм показал всему миру свое кровавое мурло.

- Сейчас много говорят о пропаганде. О российской и об украинской. Ты видишь ситуацию с 2х сторон. Можешь поделиться своими впечатлениями о пропагандистских материалах каждой из сторон?
- Да ну, перестань. Все, чего коснутся укропы - провально. Они даже пропаганду толком сделать не могут. Хотя... Давай, пусть твои читатели откроют украинские сайты и оценят к примеру, тупизм про то, как пресловутые "киборги" руками снаряды ловят. Между прочим, российские власти не запрещают смотреть украинские телеканалы. А вот в Украине - запрещены российские. Впрочем, смотрите youtube Шария, он доходчиво показывает как тут врут. Между прочим, Шарий сам из свидомых - евролиберал. Но он любит правду.

- Как ты оцениваешь информационное поле России? Насколько много вранья в нашем телевизоре, относительно событий на Украине?
- Так я его не могу смотреть. Запрещено же. Перехлесты и перегибы, конечно есть, судя по роликам в интернете. Но по сравнению с УкроСМИ - это верх объективизма.

- Украинцы действительно ненавидят Россию сейчас?
- Далеко не все. В моей группе работают украинцы, поляк, немец, русские, молдаванин, румын, грузины, армяне. Мы все - одесситы. Но есть ведь и русские, которые живут в России и ненавидят Россию...

- Как думаешь, чем может закончится конфликт на Юго-Востоке? Когда закончится стрельба, что произойдет дальше?
- Мы победим. Это без сомнения. А дальше... До завтра бы дожить. Тяжело будет, без сомнения. Ворюги мне все-таки милей, чем кровопийцы.

- Как считаешь, что мы (Россия) сделали не так в последние 20 лет, что привело к сегодняшнему дню? Мы могли что-то изменить?
- Поздняк метаться. Надо было Союз не разваливать. Ну, хорошо… Надо было вливать в российскую пропаганду бабла. В пророссийские общественные организации. В партии. Как это делали американцы. Да, я понимаю, что были объективные причины и в девяностые Россия просто не могла поддерживать союзников. Но. Не будете поддерживать сейчас - война придет к вам в дом. Нас-то тут убьют, не вопрос. Вы-то что делать будете, когда нас убьют?

- Общество России разделено сейчас на 2 неравные части: первая (бОльшая - верит в свою страну, и в свою правду), вторая - находится в поисках аргументов, почему Россия агрессор. Как считаешь - почему именно образованные, интеллигентные люди составляют меньшинство, которое желает своей стране поражения? И почему они считают, что верить в свою страну можно только под воздействием пропаганды?
- Прости, но в каком месте они образованные? Кто образован? Макаревич? Ахеджакова? Упаси Боже, но это не образованные люди, это торгаши лицом. Они умеют кривляться на заказ, не более. Кто платит - под того и кривляются. Назови мне хоть одну фамилию действительно образованного человека, который поддержал нацистов? Ведь даже ты, либерал - не поддержал киевских нацистов. Сколько сейчас в Крыму государственных языков? Три. Русский, украинский и крымско-татарский. В Швейцарии четыре, например. Немецкий, французский, итальянский и ретороманский. В Одессе сколько? Один. Украинский. Нет, все, конечно, общаются на русском. И внутренняя документация на русском. А вот все официально - запрет на любой язык. И где тут свобода, о которой так пекутся твои образованцы? Вот опроси своих знакомых интеллигентов - кто сжег Одессу? И ведь мало кто скажет - я не знаю. Образование и ум - разные вещи. А ведь эти, которых у вас там в России 16% типа интеллигентов, они даже не понимают - они сами против демократии. Против 84% - которые и есть демократия. Но они против. Это из-за таких как они здесь, у нас, уже до пятидесяти тысяч убитых. Это же они разжигают войну.

http://x-true.info/15116-odesse-budet-t … zanom.html

Подпись автора

"Меня здесь нет".

" VITA est VIA "

51

В. Шурыгин: "Война дедов".
http://cont.ws/uploads/posts/76902.jpg

Ополченец "Дед" полностью соответствует своему позывному. Сухой, как щепка, седой, как лунь, от макушки, до кончиков вислых запорожских усов, и даже щетина на впалых щеках — частокол серебристых колючек. Но "Дед" — опытный боец. Он здесь с августа. Пришёл в ополчение, когда под Славянском украинский танк, "беспокоящей" стрельбой, стёр с лица земли хату, где жила его мать.

— Мами було висимдесят чотыры рокы. — "Дед" рассказывает свою драму спокойно, словно говорит о ком-то чужом, не о себе. — Шо знайшлы, сосиды собрали. Схоронив её и пишов до ополчення. Где диты? Так сын погиб на копанке шесть рокив назад, завалило насмерть, а доча с двумя внуками уихала, как почалась цея война, в Крым, а звидты в Ульяновск. Звонэ, хочэ возвертатыся, но я кажу — що рано. Ще падлюк цых не видигнали так, шоб воны сюда дорогу забулы. А невестка с внуком в Макеевке. Внуку одынадцять, два раза на фронт сбигал. Поверталы додому…

Начинал "Дед" на блокпосту и полтора месяца там отвоевал. Блокпост был кочующим — от развилки к развилке медленно пятились к Донецку под нажимом карателей. Дважды "Деда" контузило. После второй контузии его забрал к себе начальник разведки, и с тех пор он — разведчик. Не раз и не два ходил за линию фронта, добывал ценные сведения. С началом боёв он тут, под Дебальцево. На "Деде" — справный трофейный бронежилет поверх российского "горника", хорошая разгрузка. Кроме автомата и гранат, армейский бинокль в зелёном пластиковом футляре, "сфера", радиостанция, песчаные армейские наколенники, пенополиуретановый "поджопник" за спиной. Ну, просто не "Дед", а былинный седой богатырь…

— "Дед" у нас — герой! — улыбается командир разведчиков. — Его уволить осенью пытались по возрасту: мол, не подходишь, — так он такую бучу учинил! В итоге кадровики махнули рукой, мол, в штат не возьмём, а дальше делайте, что хотите. Стал "Дед" вольноопределяющимся. Только благодаря ему мы все живы. Когда нас под Чернухино укры поймали в "мешок", если бы не "Дед", не сидеть бы нам тут. Пулемётчика снайпер срезал, так "Дед" лёг за пулемёт и не давал по нам прицельно вести огонь, пока мы выбирались оттуда. Ему одна пуля приклад расщепила, другая вскользь по рёбрам обожгла, осколок в "сферу" ударил, а он как заговоренный! И ведь вышел!..
"Дед", слушая командира, хмыкает в усы.

— Ой, ну вы, начальник, тоже кажете, гэрой! Якый я герой? Вот "Короткий" — герой! Даром, шо метр с кепкой, а когда укропи попэрли, хто две бээмпэ и бэтээр "мухами" попалив?
"Деду" — шестьдесят четыре…

Вообще, странным образом, эту войну можно назвать войной стариков…
Бросается в глаза большой процент среди ополченцев людей зрелых, что называется, тех, кому за сорок. Словно эти люди на закате жизни спешат отдать какой-то давний долг, успеть сделать что-то важное, главное в жизни.

— Понимаешь, тут дело давнее… — пояснял мне "Гром", бывший горный мастер. — В девяносто первом мы все отсиделись по хатам. Думали, наше дело сторона, переждём, а там всё пойдёт по-старому. Только, видишь, как всё пошло. Сначала Союз развалили, потом двадцать три года "руину" разваливали, разворовывали, а теперь вот и до откровенного нацизма дошли. Твари на нас войной попёрли. Поэтому мы здесь. Прозрели, наконец, дошло до народа, что только они сами могут решить свою судьбу достойно. Донбасс сложно поднять на дыбы, он миролюбивый, даже сонный, но уж если встал, то нет силы, которая его переломит. Это — кряж!..

Бойцы пережидают обстрел "Града", сидя на промёрзшей земле под кирпичными стенами разбитой школы. Ходуном ходит земля, сыплется штукатурка с сохранившегося кое-где потолка. Почти пулемётно ухают шлепки разрывов — словно кто-то торопливо забивает гвозди. В глазах ополченцев — упрямство, на лицах — спокойствие. Молча дымят сигаретами — главной военной валютой. И я, разглядывая их, понимаю: этих людей, действительно, не остановишь, не сломишь. Они воюют основательно и спокойно — так же, как привыкли работать в шахтах, в поле. "Град" так "Град": пройдёт — и пойдём вперёд. Это наша земля!

Часто воюют семьями.
В одной бригаде — отец, сын и мать. Сын — разведчик, отец — артиллерист, мать — повар. Её подруга — медсестра в полевом медпункте, муж и сын тоже в ополчении. Муж погиб две недели назад. Осколок в голову. Прямо у неё на руках и умер…

Удивительное отношение к смерти. Без надрыва, истерик, долгих прощаний. Если есть время, над вынесенным из боя мёртвым товарищем сходятся друзья, молча постоят в затаённой скорби, пока медик стянет "разгрузку" с боеприпасами, свяжет кисти бинтом. А потом убитого осторожно, словно боясь потревожить его вечный сон, уложат на носилки — и он отправится в свою последнюю дорогу домой, а его друзья — в бой, где уже через сутки его смерть в аду непрекращающегося уже неделю сражения, станет далёким прошлым…

— А шо ты хочешь? — разъясняет мне это почти равнодушие к смерти "Гром". — Смерть для шахтёра — соседка. Даже в советское время на каждую добытую тысячу тонн угля приходилась одна шахтёрская жизнь. При любой шахте было своё кладбище. Мы жизнь, как никто другой, любим, но и умирать умеем…

http://cont.ws/post/76902/

Подпись автора

"Меня здесь нет".

" VITA est VIA "

52

Ще не вмерла Украина
http://topru.org/wp-content/uploads/2015/03/1388324157-720x340.jpg

«Международный террорист» по версии Киева, ополченец ДНР Павел Раста снова в эфире:

Прячу телефон в наплечный карман горки, и в этот момент здание казармы снова надсадно вибрирует. Прилетело не по нам, но близко и я инстинктивно пригибаю голову. Утро пятницы встречает просто невообразимым богатством звуков за окном.

— Ну, как тебе наши серые будни?

В курилку заходит Кипиш, интендант отряда.

— Офигеть, как классно, Коля. Бодрит.

Я глубоко затягиваюсь вонючей сигаретой «Хортица» — дешёвой отравой, которую нам выдают в качестве табачного довольствия. Претензий к качеству ни у кого нет: это лучше, чем ничего.

— Не то слово. – Кипиш нехорошо усмехается. – Слышишь, как громко падает? Это танки.

— Да ладно? Это откуда ж они лупят?

— С Карловки и с Песок. Заезжают на высотки и бьют по навесной. Укроп набрался опыта.

Резким щелчком выбрасываю окурок в окно. Скрывать раздражение очень трудно, но надо. Впрочем, такие здесь все: внешне бравые и подчёркнуто лихо равнодушные к происходящему. Все улыбаются. Все травят анекдоты. Все делают вид, что их запредельной крутизне подобный цирк даже не интересен… А зубы скрипят. И глаза становятся мёртвыми. Там, за окнами, горит и осыпается бетонной крошкой их город. Место, где живут те, кто им дорог. Его разносят в прах твари, пришедшие Бог его знает откуда и Бог его знает зачем. Те, до чьего горла мечтает дотянуться каждый из нас. День за днём. Неделю за неделей. Месяц за месяцем. Каждый из нас слышал как, прикрываясь перемирием, гады стреляли и стреляли исподтишка. Каждый из нас знал, что, под прикрытием договора, они стягивали на позиции всё новую и новую технику, подвозили боеприпасы, сгоняли эшелонами свежее пушечное мясо с промытыми мозгами. Мы видели, как те, кто приезжает сюда из Винницы, Львова и Киева, нашивали себе на форму шевроны с надписью «Рабовладелец», и знали, по чью душу они это шьют. И ничего не могли сделать. Потому, что, пока они сами не рванулись вперёд, нам надо было стоять на месте. ИМ нарушение перемирия простят. НАМ – никогда. И, похоже на то, что они, наконец, решились.

Новые обстрелы Донецка начались ещё неделю назад, вскоре после Рождества. Но то, что мы видели сейчас, было чем-то запредельным: второй день город просто стирали с лица земли. Вторые сутки его мешали с грунтом из всего, что было в арсенале бандеровцев: весь букет известных нам РСЗО, миномёты, гаубицы, танки. Расстреливали, не прерываясь ни на минуту, ни на секунду. И каждый из этих звуков означал, что кто-то погиб. Что кто-то остался без дома. Что кто-то потерял близких. И каждого из нас накрывало чёрной волной самого сильного страха из всех, существующих в природе: страха не за себя – страха за тех, кто нам дорог и на кого сейчас с неба падает смерть. С этим страхом ничего нельзя сделать – он бьёт на уровне инстинкта, древнего, как сам мир. Я не был исключением. Мне тоже было, за кого бояться. До молчаливых судорог. До безмолвной истерики. Этот дикий, первобытный ужас выматывал. Он не давал спать и есть. И он был внутри. Он был надёжно спрятан под маской весёлого безразличия. Не только у меня. У каждого из нас.

— Какие новости, Кип? – я вдруг обнаруживаю, что у меня в зубах дымится новая, но уже наполовину искуренная сигарета. И когда я успел?

— Да никаких. Всё та же хрень. – Кипишь тихо матерится. Хотя, кого здесь стесняться, спрашивается?

Дверь хлопает и в казарму шатающейся походкой заходит Саня. Боец, родом из Снежного, осевший в Донецке не так давно, но успевший повоевать и здесь, и в родном Снежном. Он возвращается из увольнения. И он пьян.

— Здорово пацаны! – он улыбается во все зубы, оставшиеся у него после сорока с лишним лет жизни.

— Не понял, Саня! Ты чё? – После минутного ступора я прихожу, наконец, в себя.

— Через плечо, Паша. – Саня продолжает широко улыбаться. – Кухня и сортир.

— Чего? – не понимаю я.

— Кухня и сортир. – повторяет он. – От моего дома остались кухня и сортир. Я бомж, пацаны…

Он поворачивается и бредёт в свой кубрик, тяжело опираясь на перила. Мы молча смотрим ему вслед.

Есть не хотелось и я решаю чуть отложить ужин. Захожу в курилку. Там курят Крот и Боня – совсем молодой парень, боевое крещение получивший под Славянском. Здесь много таких, как он – пацанов, ставших солдатами. Это не хорошо, и не плохо. Это реальность того слоя Сумрака, в котором мы находимся. Спорить с ней бесполезно. Да и смысла нет.

Здороваемся, я чиркаю зажигалкой и делаю первую затяжку. Краем глаза вижу в дверной проём Кипиша, шедшего по расположению с телефоном в руке и вдруг застывшего столбом. Он молча и сосредоточенно слушал то, что говорили ему из телефонной трубки. И не двигался. Вообще. Это длилось всего несколько секунд, после чего он резко убрал трубку в карман, выпрямился и очень громко произнёс (именно произнёс, но так, что, казалось, его было слышно в каждом уголке здания):

— Боевая тревога! Построение через 5 минут!

Едва закуренная сигарета летит на пол. Мы резко рванулись по комнатам, быстро натягивая разгрузки, бронежилеты, хватая оружия, к которому на ходу примыкали обоймы и магазины. Оцениваю боекомплект: один рожок, ни одной гранаты, одна пачка бинтов. Хреново. Очень хреново.

— Шекспир! – В комнату влетает Кипиш. – Обзвони тех, кого нет на располаге. Быстро! Времени нет!

— Что случилось, Кип?

— Караим звонил. Массированные прорывы по всей линии фронта. Началось.

Хватаю телефон. Секунду медлю и быстро набираю номер, который знаю наизусть. Не относящийся ни к отряду, ни к армии ДНР. В трубке весёлый голос.

— Привет!

— Слушай внимательно, у меня мало времени. – Зажимаю трубку плечом, одновременно судорожно натягивая берцы. – Хохлы пошли на прорыв. Нас подняли по боевой. Бери своих и идите в убежище. Я не знаю, чем всё это кончится в ближайшие часы.

В трубке молчание.

— Ясно.

За окнами вдруг раздаётся гул. Где-то поблизости дала залп батарея «Градов». Я быстро кладу трубку и начинаю с невероятной скорости звонить нашим парням. Дозваниваюсь не до всех – связь начинает ложиться. Понятно.

Бегу на построение и смотрю на часы. Четыре с половиной минуты. Это как я всё успел-то? Да уж, в такие моменты время ведёт себя по-особенному. И пространство тоже.

Караим уже приехал. Он – военный комендант Донецка и наш командир. Бритый наголо бородатый мужик в папахе с погонами подполковника. За пару лет до войны он ушёл в запас из системы МВД и взялся за оружие в первый же месяц в родном Енакиево. Мы выстроились.

— Бойцы! Существует угроза прорыва врага в Донецк. Наша задача патрулировать опасные места, в которых это может произойти. Кроме того, в город уже просочились ДРГ противника. Это мобильные миномётные группы, цель которых – парализовать наши военные коммуникации. Нам ставится задача прочёсывать город с целью их выявления и, в случае обнаружения, принимать бой. Но первоочередная задача – возможные места прорыва. Всем всё понятно?

Нам понятно. Вторая линия обороны города, к которой относился гарнизон Донецка, знала свои задачи давно. Мы знали и мы ждали.

Разбиваемся на группы. Мы с Таксистом попадаем в группу, которой командует Сфинкс. Сразу выезжаем в свой сектор. Смотрю в окно машины: город продолжает жить своей жизнью. По улицам гуляют люди, никто никуда не спешит, не бежит, не прячется. Только немногие, пока что, знают, что в нескольких километрах от них двадцать минут назад разверзся Ад и твари, которых он исторг из своей утробы, как раз сейчас рвутся вперёд. К ним. К их домам. К их жизням. К этим самым людям, гуляющим по ночным улицам города. К их детям, жёнам и матерям. И, возможно, мы – единственные, кто окажется между тварями и людьми. Н-да. Что тут скажешь?

— Смотрите, парни. – Сфинкс спокоен. Он такое уже видел. – Попытаться прорваться в город «по-тихому» они ещё как могут. Возможные направления мы сейчас и будем окучивать. В случае если они полезут здесь, наша задача: доложить о месте прорыва, обозначиться стрельбой и продержаться, сколько хватит…

— Чего хватит?

Сфинкс секунду молчит.

— Нас.

Он не продолжает. Мы всё поняли. В нависшей тишине сухо клацнуло пять затворов и пять предохранителей.

Выезжаем на окраину. Более или менее нормальная (даже по донецким нормам) дорога закончилась уже десять минут назад и белое «Рено» скачет по колдобинам размером с айсберг. Прихваченные крещенским морозом грязевые торосы скользят и передвижение по ним превращается в экстремальные гонки. Нам нельзя ехать медленно. Возможно, времени у нас даже меньше, чем мы думаем. Едем в тишине, внимательно вглядываясь в тёмные сгустки ночи за окном. Только Таксист и Сфинкс впереди периодически о чём-то коротко спорят. Два офицера советской армии – они не очень ладят, но сейчас это не имеет значения. Периодически то там, то тут вспыхивают фары гражданских машин. Они передвигаются как-то крадучись, испугано. Непонятное, безотчётное напряжение уже начало заползать в город и впиваться в его жителей своими невидимыми ледяными когдями. Этого невозможно объяснить словами. Это можно только почувствовать.

Машина выкатывает на возвышенность. Здесь дорога идёт по длинному извилистому холму с прекрасным обзором в одну из сторон. Или это насыпь? Не знаю. Высоковато для насыпи, наверное. Моё окно и мой угол обзора направлены в противоположную сторону. Туда, где ночные деревья заслоняют и без того непроглядное небо своими голыми, лишёнными листьев густыми ветвями.

— Твою мать! Вы туда посмотрите.

Мы все оборачиваемся в направлении, указанном Сфинксом. Там, в низине под нами, раскинулась Макеевка. И оттуда, с её тёмных улиц ввысь взлетали, уносясь в даль, огненные стрелы ракет. Уносясь туда, откуда надвигалась тьма. Мы не могли её видеть. Все законы природы противились этому. Но я готов поклясться, что чувствовал её. Чувствовал почти физически этот тёмный вал, пришедший в движение и пытавшийся затопить нас и этих людей внизу. Небо светилось и сверкало. Оно было иссечено огненными бороздами и пульсировало, словно поверхность озера лавы. Жуткое и, одновременно, захватывающее зрелище, от которого невозможно отвести глаз. Битва Света и Тьмы. Вот, значит, как она выглядит.

Через три часа получаем приказ вернуться в казарму. За это время я уже сто раз пожалел, что не поел. Но, может, оно и к лучшему: в случае «не дай Бог» гораздо более желательно, чтобы у тебя были чистые кишки.

В казарме нам дают меньше часа на то, чтоб поесть и перевести дух. У меня уже два запасных рожка на 5,45: парни поделились. Интересуюсь у Белоруса, есть ли у него лишняя граната. Каждый из нас хочет иметь хотя бы одну. И каждый знает, зачем. Белорус качает головой:

— Шекс, у меня всего одна.

— Ну, ничего, брат. Если что – обнимемся.

Оба нехорошо улыбаемся. Мы поняли друг друга. Здесь вообще все и всё быстро понимают.

Получаем новый приказ. Нас выдвигают на охрану маршрутов подвоза боеприпасов к нашим батареям. ДРГ врага ведь не просто так просочились в город.

Таксист протягивает мне бронежилет.

— Шекспир, дарю. Это «четвёрка», броня – что надо.

Примеряю обновку. Бронник самодельный и тяжёлый. Но другого нет.

— Спасибо, Серёга.

Тот кивает. Таксист – человек серьёзный. Воевавший в Афганистане и в Чечне, куда он, уже будучи гражданином другой страны, поехал по контракту. Возможно, он был самым опытным бойцом в отряде. В отряде Серёгу уважают все. Не за послужной список. За честность. И тягу к справедливости. Он всегда вёл себя безукоризненно. Просто по человечески. Недавно он вышел из госпиталя: контузия, пережитая им в самом начале Русской Весны, дала осложнения – в мозгу возник сгусток крови, что едва не привело к инсульту. Но, только встав на ноги, он сразу же вернулся в отряд и выполнял все обязанности наравне с остальными, периодически глотая горсти таблеток. Воевать против бандеровской мрази он пришёл в первые же дни революции. Кто-то говорит, что война на Донбассе – религиозный конфликт? Так вот Таксист – католик. Но его отношение к т.н. «единоверцам» из Галиции ничем не отличается от нашего. Потому, что эта война – не война религий или обрядов. Это война Добра со Злом. И каждый сделал в ней свой выбор вне зависимости от того, как он молится и молится ли вообще.

— А я думал, нас на Авдеевку отправят, пацанам помочь. – Таксист заметно погрустнел.

— Не ты один так думал. Я тебе даже больше того скажу: поговаривают, что первоначально приказ был именно такой. Но потом в Донецке укропские диверы повылезали и встал вопрос ребром: или мы отгоняем их от коммуникаций, или пацаны на Авдеевке остаются без огневой поддержки.

— Да понятно. Но от этого ж не легче.

Я с ним согласен. Но кто-то должен заниматься и этим.

Снова выезжаем в город становимся на большом т-образном перекрёстке напротив вымершей несколько месяцев назад автозаправки. Вообще, такие вещи, как АЗС, аптеки и магазины в Донецке – понятия крайне бренные. Половина из них теперь существует только в виде учреждений-призраков, радуя глаз весёлыми вывесками о скидках и тяжёлыми замками на дверях. Многие из них, периодически, то открываются, то закрываются снова. Насколько хватит нервов у хозяев и насколько им позволяет работать суровая экономика города в осаде.

— Останавливаем и досматриваем все проезжающие машины. Проверяем документы. – Сфинкс расставляет нас по секторам.

Перекрываем дорогу. Машин мало. Народ попрятался, да и время позднее. Ещё более редких пешеходов досматриваем так же: корректировщики вражеского огня по-прежнему шныряют по городу, да и комендантский час никто не отменял.

Через полчаса пошла первая колонна. «Уралы», загруженные длинными ящиками с «огурцами», один за одним начали с глухим рычанием выныривать из-за поворота, тускло светя фарами. Они ехали не торопясь. Груз, который они перевозили, не любит суеты. Они ехали и ехали длинной чёрно-серой колонной, десяток за десятком скрываясь в тёмной трубе улицы справа от меня.

— Ух, как их много. – Иртыш, ещё один боец нашей группы, меланхолично закурил. – И это всё подарки укропам. У них сегодня просто праздник какой-то.

Мы посмеялись. Лихо, но не весело. Потому, что «праздник» был и у нас тоже: грохот «входящих» доносился то с одной стороны, то с другой. Земля ощутимо подрагивала. Воздух то оглашался завыванием, то бил по мозгу разрывами, то разражался злым стрёкотом тяжёлых пулемётов, долетавшим из аэропорта. Там сейчас жарко. Там сейчас танки. ИХ танки. Которые не могут продвинуться ни на сантиметр – ни на дюйм не в состоянии сдвинуть с места вставших насмерть парней из «Востока», «Спарты» и «Сомали». Мимо нас в ту сторону периодически проносятся микроавтобусы с подкреплением и кареты «скорой помощи». Мы молча провожаем их взглядом.

— Хрень какая. – общую мысль выражает Таксист. – Лучше бы нас туда послали.

Ему никто не ответил. А что тут, вообще, можно сказать?

— Погодите, ещё успеем. – Сфинкс поправляет автомат и указывает нам на фары очередной приближающейся машины. – Этого дерьма на всех хватит.

Да уж. На всех… И надолго.

Внезапно где-то за дальними домами глухо, но громко заревело. А через несколько секунд небо у нас над головой расцвело яркими, быстро угасающими росчерками взлетающих «Градов». Они летели и летели, как огненные метеоры, и ничто не могло противостоять этой грозной, неумолимой силе. Батареи, боеприпасы для которых недавно провезли через наш пост, начали работать, сплошным частоколом выпуская в ночное небо неистово пылающее возмездие. Яростный меч Немезиды, летящий в тех, кто сейчас «доблестно» расстреливает гражданские кварталы Донецка.

Мы, невольно, застываем с открытыми ртами. Вот это да.

— Привет укропам. – говорит Иртыш и удаляется в направлении ночного ларька за горячим чаем. Стоять нам здесь ещё долго. А холод уже вполне отчётливо начинает заползать под разгрузки и бронежилеты.

Поправляю амуницию. Сколько ж килограммов на мне надето? Броник-четвёрка, разгрузка с боекомплектом, автомат… Слегка подпрыгиваю. Да уж. Начинаю понимать средневековых рыцарей с их латами. А ведь, по большому счёту, с тех пор очень мало что изменилось. Только детали. А суть одна и та же.

— Посмотрите туда. – Вернувшийся Иртыш вдруг резко ставит пластиковые стаканы с чаем на бордюр и вскидывает автомат.

Мы смотрим. На расстоянии ста метров от нас останавливается машина. Джип, марку которого мы различить не можем. Постояв минуту, она резко разворачивается и уезжает. Мы переглядываемся. Диверы? Может да, а может нет. Преследовать их мы не станем в любом случае. Во-первых, уже не догоним, а, во-вторых, скоро должна пойти новая колонна с ракетами для наших батарей. Что будет, если в наше отсутствие с ней что-то случится? Кто даст гарантию, что коллеги этих «ночных джиперов» как раз сейчас не ждут именно таких наших действий в переулке поблизости? Это укропские генералы умом не блещут. А вот с их ДРГ всё иначе. Сильно иначе.

Ближе к пяти утра артиллерийская перестрелка внезапно начинает стихать. Нас отзывают в казарму. Сфинкс, коротко переговорив по телефону с Караимом, сообщает нам:

— Их прорывы отбиты. На всех участках фронта.

Уже в казарме смотрю на себя в зеркало. «Но и рожа у тебя, Шарапов» (с). Как будто вагон угля перекидал.
Материал
http://haile-rastafari.livejournal.com/95178.html

Подпись автора

"Меня здесь нет".

" VITA est VIA "

53

«Я хочу вернуться домой». Рассказ вырвавшегося из застенков хунты
Владимир Витюховский в марте 2014 г. без всяких причин был схвачен в Одессе СБУ и провёл в заключении полгода. За недоказанностью вины был освобожден, но тут же за воротами тюрьмы арестован вновь, чтобы ещё через месяц вместе с такими же бедолагами быть обмененным на попавших в Донбассе в плен украинских военнослужащих.
http://www.ritmeurasia.org/images/myfls/vladimir-vityuhovskij-.jpg

– Владимир, вы не боитесь называть своё имя?

– Пишите, я ничем незаконным не занимаюсь.

– А что делали до ареста?

– Был директором кафе в Одессе.

– Как относились к майдану?

– Отрицательно. Я раньше политикой не увлекался, интересоваться стал после выборов Януковича, когда все голосовали за него в надежде, что будет русский язык, можно будет русские фильмы в кинотеатрах смотреть, что детям в школах будет с русским языком проще, что русская культура будет продвигаться. Тогда меня это больше волновало, и я в очередной раз увидел, что нас обманули. С этого момента я стал больше читать, интересоваться и пришёл к выводу, что майдан - это зло. Но при всём при том, я никогда не был сторонником Януковича и того беспредела, который он устраивал в стране.

– Вас ведь арестовали в марте, когда вооружённых столкновений ещё не было?

– Меня арестовали, когда я в школе встретился с друзьями. Мы сидели, разговаривали, но не сильно о политике в тот момент говорили. И уже на выходе из школы нас тупо в автоматы поставили и прикладами по голове надавали. Когда я увидел, что автоматчик вышел из машины, я испугался, думал – нас просто расстреляют. Ни на ком не было никаких знаков различия, а мы уже знали, чем в Одессе занимались правосеки. И первое, что я сделал, – ухватился за автомат. Они толпой на меня навалились, дали прикладом по голове, я потерял сознание и упал. Попинали ногами, наручники надели. Конечно, весь в крови был, напуганный. Подогнали микроавтобусы, закинули нас туда и повезли в Киев.

Те, кто нас взяли, очень боялись, говорили: «Смотрите, чтобы за нами не следили», боялись останавливаться, опасались машин, которые за ними следовали. Параноики, причём такие неприятные. Мы сначала думали, что нас вывезут за город и расстреляют. Но когда уже везли больше часа, я сообразил, что везут в Киев. Кто они и откуда – говорить отказывались. В дороге остановились и поменяли номера. Привезли в какой-то двор, поставили на колени в наручниках, потом подняли наверх в кабинеты. И только тогда сказали: «А что, вы не догадываетесь, кто мы? СБУ!»

Арестовали нас четверых. Двое подписали соглашение со следствием, признали свою вину и их отпустили домой под пять лет условного срока. Потому что один начал терять зрение, и у другого тоже были проблемы со здоровьем. А мы отказались подписывать – никаких доказательств у следствия не было. Прокурор Василенко Сергей сказал: «Всё равно будете сидеть», он, наверное, и сейчас там – сволочь хорошая. «Виноваты – не виноваты, нам по фигу», а это было в марте, когда такого разгула, как сегодня, ещё не было. Ни войны, ни Мариуполя – ничего еще не было.

Инкриминировать нам пытались создание «русского пояса» от Крыма до Приднестровья. В Одессе мы должны были, по их словам, взять аэропорт, устроить вооружённые беспорядки. На одного из нас, Сашу, оказывали давление, чтобы сказал, что я должен был с крыши обстреливать людей из винтовки. А когда отказался, дали ему по рёбрам. На тот момент с нашей стороны действий против власти не было вообще никаких. Поэтому эсбэушники полгода продержали меня в тюрьме и выпустили за недоказанностью.

Когда выпускали, дали справку об освобождении, дали документы, чтобы билет взять бесплатный на поезд в Одессу, и сказали – поезжайте домой. Но на выходе из тюрьмы нам надели наручники и повезли на обмен в Харьков. Потом четыре недели таскали по лагерям, мы были в концентрационном лагере «Днипро-1», в Днепропетровском СБУ в подвалах, неделю просидели в Изюме, прикованные к трубе на бетонном полу, и только потом нас обменяли.

Следователь потом говорит: «А чего вы не вернулись, возвращайтесь». Мы спрашиваем: «Как вы себе это представляете?» «Ну как: дело закрыто, ничего не будет». А в Изюме, когда нас там эсбэушники прессовали, мы спрашивали: «У нас ведь дело закрыто, как нам добраться домой?» «А никак. Если вы пойдёте через блок-посты, вас просто убьют, да ещё будут издеваться, потому что там нацгвардия и фашисты. Если попадёте на блок-посты ВСУ, надо звать офицера СБУ, тогда вас, может быть, домой и отпустят. Но вам всё равно позовут милиционера, а райотдел отдаст вас нацгвардейцам и оттуда выбраться живыми у вас вряд ли получится».

– В тюрьме скученности не было?

– Нет, накануне были две «майдановские» амнистии, и СИЗО было полупустое. Повезло нам…

Первые четыре месяца я находился в специзоляторе СБУ в Киеве, а потом перевели в киевское СИЗО на Лукьяновке, так называемый киевский Централ. Там условия были непотребные, еда невозможная, спасибо – родители передавали посылки.

– О чём вы беседовали с охранниками?

– В СБУ многие охранники высказывались против конторы, в которой работали. Они были против России, но и против ЦРУ, которое ими руководит, указывает, что им делать. Очень ругались по этому поводу. Сильно «свидомых» было человека два всего из двенадцати. «Начальство всё разгонять, вешать надо»  – такой у них настрой.

А следователь был молодой, Лебедев Андрей, лет тридцати, вылизанный, в красивом галстучке. Абсолютно беспринципный. Ему говорят: «Что же ты ерунду пишешь, ты же знаешь, что это неправда. Как ты можешь фашистам служить?» Он в ответ: «А мне семью как-то надо кормить». У меня при обыске кучу вещей изъял и не вернул. Даже штаны и рубашки украли. Машину у меня забрали, а потом за деньги вернули. Рафинированный интеллигент будто бы, но внутри гнилой, человеком его назвать нельзя. Без эмоций. Наверное, во время войны такие работали в гестапо.

Прокурор Василенко – сволочь редкостная. Когда меня вывезли на обмен, даже харьковские эсбэушники были шокированы: по документам мы освободившиеся, на нас никакой вины нет. Один из них поехал в Киев к прокурору, а прокурор, как они потом рассказывали, их «послал». И такая же реакция была у карателей в лагере «Днипро-1» – долго смеялись. Прокуратуру назвать бандой язык не поворачивается – хуже, чем банда. У банды хоть какие-то понятия есть, а эти вообще – просто отморозки.

– Кем были люди, которые сидели вместе с вами?

– В СБУ со мной в камере сидел Дима Кузьменко, «народный мэр» Мариуполя. С заключёнными из соседних камер мы встречались, только когда нас возили на суд. Там сидел Павел Губарев, Игорь Хакмизянов, первый «министр обороны» ДНР. Такого количества начитанных, подготовленных людей одновременно я за последнее время не встречал.

– Почему арестовали именно вас?

– Возможно, потому, что я был принципиальным в вопросах свободы, говорил, что надо бороться, если фашисты придут. Возможно, поэтому, я не знаю.

– Вы считали, что нужно подымать Новороссию, присоединяться к России?

– Да не было тогда такого понятия – Новороссия, и никто не думал никуда присоединяться. Думали о том, чтобы не допустить хаоса в стране, не допустить к власти фашистов. Потому что это – смерть Украине. Вот то, что мы сейчас имеем, тогда уже было видно.

– Так и произошло? Украины больше не будет?

– Да и уже нет.

– А что есть?

– Есть территория, как в махновские времена – Гуляй-поле, когда банда выбивает последние деньги у людей, а кто не хочет давать – посылают на войну.

– А зачем вы нужны были Луганску, почему они согласились обменять украинских военнослужащих на людей, которых эсбэушники просто наловили на улице?

– Не знаю, для меня это до сих пор тоже вопрос.

– Что вы предполагаете делать в будущем?

– Буду бороться, что делать. Не знаю как, но я хочу вернуться домой. А с этой властью я не вернусь, и эта власть уничтожает полностью страну, где я вырос. Это не громкие слова: я смотрю, что творится, и сердце кровью обливается.

– А что творится и что уничтожают?

– Они уничтожают образование. Сейчас начали бандеровцев, фашистов восславлять, дивизию СС «Галичина», «Бранденбург», поднимают на щит отщепенцев, с которыми даже немцам было стыдно общаться, карателей, которые уничтожали мирное население.

А сейчас они сами этим занимаются. Основные цели для ударов – я по Донецку смотрю – больницы, школы, детские сады. Это главные их цели. Потом объекты инфраструктуры – подстанции, газопроводы, водопроводы, железная дорога …

– Вы это видите своими глазами?

– Конечно. И не только я вижу, и не только в Донецке. Я в Харькове сидел в СБУ с парнем, который сам из Волновахи. Его забрали только за то, что он стыдил карателей. Он рассказывал, что орудия размещали прямой наводкой на детский сад. Местные подходят к ним: «Ну как вы можете, что вы делаете? Там же дети». А те отвечают: «Какая нам разница, это всё – жены и дети ополчения», «мы их достать не можем, будем убивать вас».

Вот ещё – Юрий Андреевич, с которым я в СБУ был к трубе прикован. Его забрали за то, что он детей спасал в Семёновке, когда каратели фосфорными бомбами Семёновку выжигали. Он пострадавших детей забирал и размещал их в Первомайской, дети все с воспалёнными глазами, красными, хорошо, что водой проточной не пытались обмыть, потому что фосфор уже был в воде. Страшное зрелище. За это его и забрали, за то, что в общежитии разместил детей. Обвинили в том, что он ополчение размещал, и забрали. Его потом обменяли, как и меня.

– Что будет с Украиной?

– Я не знаю, что будет. Как может существовать государство, где основной принцип правительства – продать землю иностранному капиталу и уничтожить население.

– Существует же пока…

– Ну, тут надо вернуться к определению государства. Подымают коммуналку, а у людей нет денег вообще. Еды нету. Я посмотрел здесь цены в Донецке: 1кг сахара – 35 гривен, магазины пустые. В Одессе цены в 1,5-2 раза ниже. Идёт война – цены на топливо такие, что посевной не будет или посеют очень мало. Что люди будут есть? Идёт уничтожение населения. А вы говорите – государство существует…

– На Украине много людей, которые ненавидят всё русское и поддерживают правительство?

– Я бы не сказал, что много, в регионах по-разному, например в Харькове такого нет. Про Одессу мне трудно говорить, потому что я общаюсь только со своим кругом в Одессе. Но,  с другой стороны, чего вы хотите, если по телевизору долбят одно и то же.

– Гипотетический вопрос: если бы в марте прошлого года Россия взяла Новороссию, это привело бы к большим жертвам или к меньшим, чем сейчас?

– А жертв вообще бы не было. На тот момент у людей не были так сильно промыты мозги. Могли поднять на щит Януковича, легитимного президента, которому была обязана подчиняться армия. И ничего бы Запад не сделал. А что сейчас? Немцы сказали о 50 тысячах убитых, но скорее всего больше. Я в октябре слышал разговоры в СБУ – говорили о 30 тысячах погибших только в украинской армии. А сколько сейчас?

– Много ли российских граждан в армии ДНР?

– Военных российских нет вообще. Добровольцы российские есть, но состав их довольно пёстрый – кто-то по идейным соображениям, а кто-то от долгов из России убежал. Немного.

– А военная помощь большая?

– Я думаю, оружия нет из России. Боеприпасы – может быть, есть.

– Чем же воюют?

– А что, мало отжимали у армии оружия? Котлы – Дебальцевский, Иловайский? А складов сколько было?

Когда нас в Луганске обменяли, среди ребят, с которыми я общался, вообще ни одного русского не было среди луганчан, и всё оружие – то, которое взяли у укропов. Но это, правда, был конец октября. Россия, наверное, помогает, но я лично не видел чем.

– Когда возможно возобновление военных действий? Перемирие не будет долгим?

– Нет, конечно. Украина его не соблюдает, Украине перемирие не нужно. А у ДНР на фронте много ребят из Запорожья, из Харькова, Николаева, Херсона. Мы сейчас «закроем», отделим Донецк и Луганск и скажем: всё ребята, попрощайтесь с домом, вы больше его не увидите, они с этим согласятся? А когда они будут видеть, что их друзей убивают, разоряют? Нет, люди хотят вернуться к себе домой.

Я сейчас с харьковчанами общаюсь – они тоже хотят домой. Украина разместила системы залпового огня под Харьковом и направила на город. Укропы открыто говорят – если вы будете наступать, мы будем мочить город.

Тут нет вариантов на самом деле. Надо идти домой. Надо наводить порядок, засевать поля, надо жизнь налаживать.

http://www.ritmeurasia.org/news--2015-0 … unty-17188

Подпись автора

"Меня здесь нет".

" VITA est VIA "

54

Славянск сегодня
Позвонила мне моя одноклассница - она из Славянска, на её глазах разворачивались и проходили все события в городе, первые обстрелы города украинскими вояками. Её квартира находится в одной из 14-этажек, на улице Свободы, по которой въезжают в Славянск из Донецка. Из окна своей квартиры она видела блок-пост на мосту через реку при въезде в город, видела и слышала обстрелы города с горы Карачун. Позже, когда обстрелы города украинцами усилились, одноклассница уехала из Славянска к своей дочери в Харьков...Сейчас она часть времени живёт в Славянске, часть - в Харькове.

Она настроена явно против бандеровцев, как практически все наши одноклассники, и голосовала, как и все мы, за независимость Донбасса от Украины. Её разговоры по телефону и рассказы о ситуации в Славянске были описаны мной в моих постах на Глобальной Авантюре в прошлом году - там на форуме люди очень интересовались всем происходящим на Донбассе, но многие очень мало знали о Славянске, о том, как там живут люди, какие у них настроения...Мой ник на Глобальной Авантюре - 4А.

Сейчас, по словам одноклассницы, в Славянске вечером на улицах практически не увидишь людей... И потому, что из города многие уехали, и потому. что люди опасаются выходить из дома по вечерам.
Та же картина в соседнем Краматорске - студенты техникума, которые там учатся, после занятий идут в общежитие, и никуда не выходят..
Были случаи, когда люди бесследно пропадали...
Особенно опасно выходить вечером девушкам и женщинам...

Как я понял, примерно та же ситуация и в Константиновке...
Люди боятся...
В их города пришли оккупанты.

Одноклассница рассказала, что в санаториях Славянска, в которых раньше лечились многочисленные отдыхающие, куда приезжали поправить здоровье многие жители Донбасса и других областей Украины и даже из России, были расквартированы укропские вояки..
После ухода укропов из занимаемых ими санаториев, всё оборудование зданий, краны, замки из дверей, сантехника - было выдрано и снято... Всё демонтированное было отослано "Новой почтой" в западные области Украины...

Соседка моей одноклассницы, работающая в санатории, застала отважного укропского воина, выкапывающего из парка напротив здания санатория какое-то редкое декоративное растение. На вопрос - зачем он это делает, тот по-украински ответил, что отошлёт это домой для украшения своего двора в селе...
По всему этому можно судить об отношении "освободителей" Донбасса к "освобождаемому" ими населению...

Я не сгущаю краски, не собираюсь очернять светлый образ украинского военного, пришедшего к нам на Донбасс...
Их поведение, их отношение к жителям Донбасса не нуждается ни в каких преувеличениях...
Их дела об этом говорят лучше, чем любые слова.

http://forum-antikvariat.ru/topic/21194 … _st__23100
http://www.e-news.su/in-ukraine/52520-s … odnya.html

Подпись автора

"Меня здесь нет".

" VITA est VIA "

55

http://okopka.ru/b/bobrow_g_l/text_0620.shtml

Военкор Александр Коц: Для меня эта война стала личной
Известный российский журналист, военный корреспондент "Комсомольской правды" Александр Коц в эксклюзивном интервью рассказывает о своем восприятии украинской гражданской войны и о будущем войны и мира на Донбассе.

- Ты в третий или в четвертый раз на этой войне? Скажи, изменяются ли Украина и восставшие республики Донбасса на протяжении этого времени? Меняется ли сама война, жизнь прифронтовых территорий, сами люди - на твой взгляд?

- Недавно, после очередной и, пожалуй, самой тяжелой командировки в Новороссию, я решил отправиться к морю. Полежать малодушно неделю на пляже с книжкой и стаканом апельсинового фреша.
- Вы были в Сирии? - строго спросила пограничница на российском контроле, испуганно листая загранпаспорт.
- Раз пять, - пожал я плечами.
- А в Афганистане что делали?
- Работал, я военкор, девушка.
- А в этом году почему никуда не летали? - не унималась бдительная мадам.
- А в этом году загранпаспорт на войну не нужен, - бросил я, закипая.

Я с легкостью могу посчитать количество командировок на войну в Сирию или Ливию - по штампам в этом затертом "заграннике" с разводами от кофе, пролитого на документ нагловатым каирским полицейским. Кажется, это был пятый арест за день в стране победившего шариата. Официальную аккредитацию не давали, без нее не давали работать... Или тогда шариат уже снова был низвергнут? Мозги сломаешь вспоминать все эти революции и контрреволюции на родине фараонов. Впрочем, их опять же можно сосчитать по штампам в моем паспорте. И выйдет внушительная цифра, которой при случае можно похвастать перед несведущей публикой. Но в действительности она ничего не значит. Все эти дамаски, кабулы, бенгази, приштины вместе с грозными, шалями, ножай-юртами и цхинвалами, как мне кажется сегодня, были лишь подготовкой к главной Командировке. Которую я просто не могу делить на части.

Началась она в январе прошлого года на Майдане, и мой командировочный лист до сих пор открыт. Паспорт хранит штампы Борисполя и Прокофьева, еще украинского Симферополя, из которого мы уезжали в Луганск накануне превращения суточных на полуострове из заграничных 54 долларов в российские 500 рублей. Длительное "турне" по маршруту Луганск-Донецк-Киев...

Еще мартовский Киев, в котором пока не выветрилась февральская эйфория победы, но воздух уже искрит истеричным ожиданием новой беды. За месяц Киев поменялся кардинально. Мы сняли квартиру на Крещатике. Консьержка из Днепропетровска, узнав, что мы - российские журналисты, вызывает милицию. Ее сменщица из Харькова звонит в СБУ. Бабушка из третьей смены - донецкая бабушка, приехавшая в Киев на заработки, - поднимает на уши и тех, и других.

Это был для меня первый печальный звоночек. Одно дело, когда в расстрельный список тебя вносят активисты Правого сектора, другое - когда в твоем лице "молитвами" украинских СМИ врага видят обычные жительницы юго-востока Украины. На Майдане закончилось украинское нацстроительство. И началось переформатирование всего украинского общества. Спустя год мы видим трагические последствия этого "апгрейда", в котором уже нет, и не будет, к сожалению, в ближайшие годы (а может быть - десятилетия) места "братской дружбе родственных народов" и "культурному взаимопроникновению".

- А как меняется твое восприятие этой войны с каждым новым приездом на фронт?

- В какой-то момент для меня эта война стала личной. Может быть еще в окруженном Славянске, где на наших глазах на операционном столе умирал 4-летний Арсений Данченко. Мина в его двор прилетела с Карачуна, мама погибла сразу, малыш боролся за жизнь еще шесть часов, судорожными рывками маленькой грудной клетки пытаясь наполнить кровь кислородом. А может чуть позже, под Рассыпным, где мы обнаружили обгоревший остов Рено Логана с останками троих ребят. Один из них - наш друг, фоторепортер МИА "Россия сегодня" Андрей Стенин.

Как бы то ни было, все последние месяцы смотреть на происходящее в Новороссии отстраненно, "паря над схваткой" и играя в псевдообъективность было бы верхом лукавства. В конце концов, стороной конфликта меня сделала украинская власть, сначала закрыв въезд в страну на пять лет, а затем - объявив в розыск по статье "терроризм". Я субъективен, потому что не имею возможности показать войну с той стороны. Но когда я рассказываю о ней с этой стороны, я объективен до зубовного скрежета.

"Начался обстрел, рвалось совсем рядом... Я решила спуститься в подвал, - рассказывает мне пожилая женщина в горловской городской больнице. Мы стоим в коридоре, подальше от стеклянных окон палат. Стены содрогаются от близких разрывов. - Ухнуло прямо под окнами. Я пытаюсь взять сумку, а взять не получается, рука будто не слушается... За что мне это на старости лет?" Женщина обреченно вытаскивает из-под халата культю. Мы показываем эту беспощадную правду, не наклеивая идеологических клеше.

Сгорбленная бабушка, обмотанная в старенькие пуховые платки, смотрит на очередь беженцев, стоящих по колено в грязи под Углегорском в ожидании эвакуации. Грохочет артиллерия, несмотря на договоренность о прекращении огня. Пытаемся пристроить бабушку в очередь: "Деток спасайте, меня не надо", - тихо говорит она дрожащим голосом. В ее сухих глазах тоскливая бездна. И убийственная пустота. Мы показываем ее крупным планом, без комментариев. Если все это - пропаганда, то да, я - пропагандист.

- Каковы, на твой взгляд, прогнозы развития ситуации на ближайший период, а также на средне и дальнесрочную перспективы?

- Честно скажу, что прогнозы - не мой конек. Я бы очень хотел ошибиться, но мне кажется, война на Донбассе - это на годы. В какие-то моменты она может быть очень интенсивной, в какие-то - вялотекущей. Нечто очень похожее уже было в современной истории. Вспомните Республику Сербская Краина. Почти пять лет противостояния, попыток договориться дипломатически, через ООН, культурные автономии, широкие права, децентрализация. Но все эти годы хорватское руководство готовило одну стремительную и разрушительную операцию "Буря", в результате которой Сербская Краина перестала существовать. А сотни тысяч сербов были фактически изгнаны со своей земли. У Новороссии есть преимущество, она уже знакома с Историей и ее примерами. И иллюзий по отношению к киевским властям здесь никто, как мне показалось, не питает. А значит, всегда готов ответить на "Бурю" своим контрударом. Что Донбасс не раз уже демонстрировал.

Впрочем, в условиях страны, раздираемой олигархическими противоречиями, война может пойти по совершенно неожиданному сценарию. Я уже как-то предполагал, что в этом противостоянии может произойти такой слом, в результате которого ополчение вместе с частями ВСУ погонит националистическое отребье до Днепра. Звучит, конечно, фантастически. Также невероятно звучала когда-то моя версия о том, что американцам рано или поздно придется участвовать в боевых действия на Севере Сирии в интересах режима Асада. Сегодня коалиция бомбит позиции "Исламского государства", фактически оказывая услугу Дамаску.

А последние события вокруг "Укртранснафты" наглядно показывают всю хрупкость такого явления, как Єдина Україна.

- Крымский опыт - поможет ли он нам - восставшим республикам Донбасса?

- Не думаю. У Донбасса уже свой тяжелый, трагический, героический, боевой в конце концов опыт. Главное его не растерять в периоды затиший и перемирий. Ведь именно для этого их используют украинские власти - для наращивания своей группировки и ослабления позиций ополчения. Так что - хочешь мира, готовься к войне. А чем она закончится - обретением независимости, распадом Украины на мелкие олигархические княжества, новым переделом европейских границ - знают наверно только умные политологи да диванные теоретики. А я всего лишь военный репортер.

- Как нам всем жить в дальнейшем, после войны?

- Нам, России, главное не растерять кредит доверия, выданный народом Донбасса. Что уж кривить душой, от России ожидали большего. Ведь изначально жители Донбасса надеялись на "крымский сценарий". И, конечно, после войны мы должны в первую очередь помочь восстановить разрушенные войной республики. Чтобы миллионы беженцев могли вернуться в свои или в новые дома. Есть понимание того, что все мы - русские люди, одного культурного кода и одной веры. И война очень наглядно это продемонстрировала - десятками тысяч добровольцев, сотнями волонтеров...

На днях мне пришло письмо от директора Перевальского детского интерната Татьяны Семеновой. Мы с Димой Стешиным были у них во время крайней командировки и призвали читателей хоть чем-то помочь детям, оказавшимся в катастрофической ситуации практически на линии фронта: "Благодаря Вам сегодня получили гуманитарный груз. Столько всего вкусного для детей: колбаса, сосиски, тушенка, сахар, мука, яблоки, мандарины, капуста, морковь. Малыши спрашивают: "А что это?" - они забыли, как называются мандарины. Особое спасибо за пылесосы, стиральный порошок, шампунь, постельное белье, медикаменты. Радости не было предела игрушкам, - пришлось сразу раздать. Мы Вам от всего коллектива детей и сотрудников выражаем искреннюю благодарность за помощь. С такими людьми мы не пропадем, действительно, русские своих не бросают в беде".

Это страшно, когда дети не знают, как выглядят мандарины и радуются сосискам... И только в наших силах сделать так, чтобы эта "радость" не прописалась в их генетической памяти.

Подпись автора

Ты должна сделать добро из зла, потому что его больше не из чего делать. Р. П. Уоррен

Чему бы грабли не учили , а сердце верит в чудеса !

Если Вам кажется, что у меня опустились руки — вы ошибаетесь. Я наклонилась за монтировкой!

56

Письма подпольщика

Так сложилось, что судьба-злодейка забросила одного из моих товарищей уже пожилого возраста на линию фронта как раз в разгар боев местного значения. И когда фронт стабилизировался, остался он, как назло, именно на подконтрольной войскам хунты территории. С тех пор связь с ним носила эпизодический характер, редкие звонки и смс-ки типа "жив, работаю".

Ситуация изменилась после разгрома группировки войск хунты в Дебальцево. Некоторые волонтеры, возившие раньше "гуманитарку" в те части, где служило много "добровольцев" из Харькова (как бы корректно выразиться?), поменяли ориентацию и сменили флаг. Теперь они не любят хунту и желают ей скорейшей гибели. И последние месяц-полтора возят разве что посылки солдатам из дома, а в прифронтовые села – продукты – голодно там и холодно. Заодно передают и письма – часто обыкновенные бумажные письма. По понятным причинам, никаких привязок к местности в них нет, равно как нет вообще никаких привязок, позволяющих опознать "врагов народа". Ниже – письма последних полутора месяцев (орфография сохранена, все "опознавательные признаки" искажены):

"Потеплело и, вроде, почти прекратили стрелять, а на душе тревожно. Здесь кое-как наладили мобильную связь, дозвонился родне и знакомым как по месту, так и на сопредельную сторону. У всех чувства враздрай и "точная информация от знающего человека наверху", что скоро начнется "самое интересное". Каждый трактует это "интересное" по-разному, но все сводится к тому, что война продолжится с новой силой. И даты называют - от 12 марта до 15 апреля".
http://www.media.nakanune.ru/images/pictures/image_big_72911.jpg
Месяц назад

"Стал обладателем пачки бумаги и решил – пора. Когда отказывают ноги (сам знаешь как оно после ранения), лежу в своем подвале и пишу. Может, удастся после победы издать книгу воспоминаний. Не шедевр фантазии, просто описания того, как живется почти на линии фронта. Так что письма мои сохрани – потом станут частью "исторического документа".

Итак, информация к размышлению и тезис для главы моей будущей книги. Интернет у меня сейчас дубовый, да и денег, сам понимаешь, на тырнет не ахти. Так что просто пробежался по заголовкам новостей, того, что ты пишешь. И вспомнилась мне недавняя история...

Числа уже не помню, но точно в первые дни перемирия после 15 февраля. Только-только прекратились жуткие обстрелы поселка и окрестностей из всех видов тяжелого оружия. Еще не убрали на нашей улице все осколки от разбитых окон, а кое-где еще даже дымились головешки раскуроченных строений. По разбитой дороге, вдоль всего оставленного бардака, шли два очень грустных солдата ВСУ. Тут надо пояснить, кто не жил под ними - не понимает.

ВСУшники – это согнанные мобилизованные и те, кто еще при Яныке в армию попал. Нормальные, вменяемые, несчастные. Хуже всех кормленные и обмундированные. Это не нацгады, которых тут море. Вот те - каратели, много добровольцев. Им и платят, и кормят, и обмундировка вся штатовская и бундесовская. Армейцы их ненавидят, часто доходит до перестрелок. Есть еще отряды правосеков-бандеровцев – те вообще никому не подчиняются, на передовую не лезут, свирепствуют в ближнем тылу, издеваясь на гражданскими – выискивают, кого бы назначить "пособником сепаратистов".

Так вот, идут эти - из ВСУ. Один в возрасте, высокий, лет 50-ти и без оружия, а другой, мелкий, хилый, лет 18-20, едва тащил АКСУ. Обычные вояки, вероятно из мобилизованных.

Можете представить, как на них смотрели люди, занимающиеся разборкой завалов и установкой фанеры вместо окон? Смотрели молча. Одна пожилая женщина, правда, не выдержала и крикнула им в лицо:

- Ну, что защитнички? Нас опять днровцы обстреляли?

В ответ — молчание. Тогда она продолжила:

- А что это у них за оружие такое, один раз стреляет, а три взрыва?

- Это не мы стреляли. Это наемники. Их привозят на позиции, а потом после обстрела увозят. Нас туда даже близко не подпускают, мы сами не знаем, что это за оружие. Простите нас, мы тут не причем, - сказал тихим голосом пожилой солдат.

http://www.media.nakanune.ru/images/pictures/image_big_73073.jpg

- Да ладно рассказывать. Не виноваты они. Будто тут люди не слышат, откуда стреляют, и вы сами не видите, на кого падает и с какой стороны? Твари! А кто кричал: "Будем уходить, все разрушим?" Солдаты молча развернулись и ушли.

Теперь на нашей улице солдаты не появляются вовсе...

Я тогда не придал значения данному диалогу. Гады, типа, они и есть гады. А теперь призадумался. Может, и правда наемники? Я-то понимаю, что не какие-то мифические ЧВК или амеровские отряды. А те же чеченцы, которых по Европе насобирали – был тут как-то проездом – дудаевцами звались. Тем точно по …., кого резать и стрелять – чужие они здесь.

Кстати, а что это за снаряд такой? По выстрелу, вроде гаубица, а взрыва три и осколков куча, весь двор завален Василек, 82-мм автоматический гранатомет, кассета на 4 мины выстреливается за 2 секунды, по 400-600 осколков каждая.

Да и кстати, у нас слово "ополчение" или "армия Новороссии" не употребляются вовсе, только "днровцы".

http://www.media.nakanune.ru/images/pictures/image_big_73847.jpg

Несколькими днями позже

"Анекдот!!! Но грустный. Ради этой хохмы, чтобы поделиться с тобой, не поленился протопать почти три километра и последние деньги на интернет просадил. В общем. История такова.

Общий фон. С 7 часов утра, а может раньше, начался обстрел Донецка из танков. В вечерних сводках скажут: "Из района Песок". Врут, как обычно - фактически лупили с окраины нашего поселка.
В это же время выключают во всех окрестностях электричество. Темень до горизонта.

Примерно в 9 утра я выполз наружу и вежливо так спросил проходящего мимо вояку ВСУ: "А чего это света нет? " Тот мне отвечает: "Диверсионная группа сепаров подорвала подстанцию".

Круто, и это в местности, где до 2 тысяч "доблестных воинов Света"?

Примерно в 11 часов на рынке прошел слух, что "сэпаратысты" перебили кабель на 110 кВ, все же слышали выстрелы, не? Это воны, гады! Не уважают перемирие. (Понятное дело, никто же вроде как не понял, кто, откуда и куда стрелял. Хотя поняли все).

Примерно в час дня третий слух: "Ремонтная группа слесарей электросетей ранее не так приконтачила провода, а сейчас переделывают".

Ага. На выходные, прям в аккурат в Женскому дню. Как же, как же, верим-верим :)))

Кароч, электричество включили уже после 8 марта. Круто, да? Информационная война или провокация не удалась. Или удалась? Праздник для женщин был испорчен.

Прочитал и понял, что надо объяснить. Без электричества тут как на кладбище. Темно, дико холодно, дрова почти все сожгли, греться нечем. Сыро до жути. Короче, для нас электричество – это жизнь и какое-то подобие цивилизации".

http://www.media.nakanune.ru/images/pictures/image_big_73812.jpg

Две недели тому…

"Привет, Майк.

Спасибо огромное. Посылку получил, буду держать на черный день. Здорово, что так челноки-волонтеры перековались. Через недельку обещают нормальный интернет подключить, если войнушки не будет. Хотя… куда она денется!? У нас ни мира, ни войны – все по Ленину.

У нас все более менее "тихо", так, стрелковым балуются. Но в Песках и в Невельском (оттуда соседи родню перетащили), там жесть уже третий день идет. Бухают, не переставая. В основном, танковая возня и тяжелые минометы. Да еще где-то под Карловкой, вероятно, учения. Болванками стреляют, взрывов не слышно, только выстрелы, наверно сараи ровняют на дрова.
Про войнушку. Понял тебя, слухи про наступление, может, и специально распускают, с этим ясно.

А что это за слухи до нас доходят со "средней части нэньки", типа, что Путина убили? Очередной информационный шухер? Так еще слушок, вроде от свифта Россию отключают, олигархам российским и крупным компаниям счета замораживают, а те решили вальнуть ВВП. Тут у нас щас такое обсуждается вовсю. Жесть! Короче, я так понял очередной фуфел. Да?

З.Ы. Значит, ждать до лета :(((( Ужасный конец не намечается, а вот ужас без конца продолжается. Ладно, будем потерпеть :((("

10 дней назад

"Привет, Майк.

Пять дней не было света. Опять выживали, как могли. Хорошо, хоть весна уже. Кстати, программу минимум выполнил - дожил до весны. Правда, накопились: усталость, разочарование, безнадега, безысходность и авитаминоз. От сырости болят ноги, старые переломы и свежие раны. Нет, зажило, как на собаке, но поет, итить его…

Ладно, что-то я все о себе да о себе болезном?

Нацики уже хотят спихнуть нас в ДНР, а те не хотят. А потому, ни товары, ни продукты сюда от Поросенка с Яценюком не идут. Хорошо хоть между поселками бусик иногда курсирует, иначе полная ж@па была бы.

Был на выезде (халтурка подвернулась). В аэропорту бахают с утра до вечера, с минимальными перерывами. Местные говорят, что там нацикам крепко досталось, и они злобствуют. Снарядов много, бьют в белый свет, как в копеечку. Хотя куда там стрелять, раскатали все за осень-зиму в ноль.

Писать пока особо не о чем. Выживаем".

Днем позже
http://www.media.nakanune.ru/images/pictures/image_big_72909.jpg
"Привет, Майк.

Появился интернет. Теперь есть возможность не только отправлять письма, но и почитывать реакцию на них от "добродушных" читателей. Что ж, занятно. Видать, сидя за компами где-то за тысячи км от событий, некоторым виднее, что тут у нас происходит.

По поводу "хотели сдать". Еще с января нацики прямым текстом говорили: "Будем уходить отсюда — все сровняем с землей". И знаешь, а я им поверил. И реально, в начале февраля они сдержали слово.

По ночам обстреливали наш населенный пункт сплошняком, а точнее полосами с востока на запад. И не чем-нибудь, а кассетными 152-мм боеприпасами, а всякие минометы не в счет, к ним привыкли (хотя меня именно миной оглоушило малость). Поясню для "Йаблондинко". Кассетный - это когда снаряд в воздухе разделяется на 6 частей (а не три, как мне слышалось из подвала) и потом каждый взрывается, выбрасывая сотни осколков. И так 3 или 4 ночи подряд, фиг уже помню, по разным улицам. Из того, что я лично знаю — из мирных двое убитых и с десяток раненых. Но, вероятно, далеко не всех посчитали.

Но это так, косвенно. Более прямые доказательства готовности сдачи — это то, что с середины января слиняло все начальство и местное руководство. Так что власти, кроме военной, до сих пор нет, а те "мелочами" вроде восстановления газо-водо-электроснабжения не заморачивались. Потому, неделями сидели вообще без всяких благ цивилизации. Только когда поняли, что ополчение не придет, местные власти начали шевелиться.

Для полной ясности, в разгар январских боев зашло к нам на паре БТРов ДРГ ополчения. То-то шороху было у нациков. С блокпостов слиняли моментально. Бежали на чем зря и по чем зря. Потеряли несколько единиц брони (фотки как-нибудь пришлю). Видать, веры в свои силы и возможность до последней капли крови защищать "эдыноукраину" – через край. А опочки, ополчение-то есть, как зашло, так и вышло. Не одним же взводом против нескольких сотен, а может и тысячи воевать, у которых еще и куча брони?
Хотя… ведь и от них бежали даже без особого боя.

После этого, всю арту и самоходы укровояки убрали подальше, попрятали за посадками и в балках. И целыми днями пристреливали по перекресткам дорог, по ключевым улицам, по важным объектам. В школу, например, чем не цель?"

Чуть позже

"Привет, Майк.

Ни хрена, ошибся, это были 152-мм кассеты. У меня и осколки были, я их выбросил, примета такая - нельзя с собой убойный металл носить. А кантузило меня 122-мм миной, в 30 метрах упала, хорошо, что за сарай, иначе не писал бы тебе более, не в подвале я тогда был, а дрова колол.

Мужиков тут мало осталось. Так что, когда ноги не болят, подрабатываю за харчи, благо на старости лет Бог силушкой не обидел.

Но это все фигня.

Поехал я с соседями в Курахово, купил на 300 гривен две бутылки водки Мороша по 40 гривен и колбасы. С утра я нажрался и устроил пьяный дебош. Надо же затмение отметить?

Нервы ни к черту, достало все. Чуть не подрался с нациками, я им такого наговорил. В общем, если меня в течение двух дней не заметут, выйду на связь.

Если шо - считайте меня коммунистом, нет сепаратистом.

Исчо, нацики уже не те, что неделю назад, новые приехали, ротация у них. Сопляков нагнали по 20-25 лет. Ходят в форме разной степени застиранности. Гы, вояки хреновы.

Как всё надоело. Тот, кто уже 7 (СЕМЬ) МЕСЯЦЕВ под обстрелами, этих гаденышей зубами будет рвать".

Крайнее письмо

"Привет, Майк.

Тут у нас какая-то заварушка на окраине идет. То ли разведка боем, то ли утилизация правосеков. Стрелковое и АГСы с начала темноты шмалять и почти не умолкают. Ну, это так, к слову.

Короче - пожелай мне удачи..."

Специально для Накануне

http://mikle1.livejournal.com/5096659.html

Подпись автора

"Меня здесь нет".

" VITA est VIA "

57

Чем закончится война на Донбассе
03.04.2015
http://rusvesna.su/sites/default/files/styles/orign_wm/public/prilepin_1.jpg?itok=x4Juw6SA
Захара Прилепина называют и «голосом поколения» - тех, кто оставил СССР в счастливом детстве, а вырос и возмужал при волчьем капитализме.

Может быть, поэтому взгляд Захара на происходящее так интересен миллионам его читателей? Мы встретились с писателем накануне выхода его новой книги «Не чужая смута. Один день, один год».

Это сборник колонок, путевых заметок, публицистических рассказов автора о событиях на Украине и в Новороссии.

Формула мути

- Захар, твоя книга - публицистическая ретроспектива событий минувшего года. Какая у тебя была самая главная и большая иллюзия в феврале 14-го?

- Я мог бы что-то придумать про свои иллюзии, чтобы показаться более рефлексирующим и повысить степень доверия к себе. Но я, когда перечитывал свои тексты, написанные до майдана и во время майдана, с удовольствием понял - у меня не было никаких иллюзий. Я сразу понимал и беспристрастно сообщил читателям, что: а) на Украине назревает гражданская война; б) поход Украины в Европу будет провален; в) закваска у «антикоррупционной» борьбы украинского народа в целом русофобская - они ведут себя так, словно все их проблемы им завезли из России. В то время как мы им никаких проблем не завозили и вообще не очень обращали внимания, что там у них происходит.

- Происходящее в Новороссии ты назвал смутой. В нашем понимании - это что-то стихийное, безрезультатное, так в школе учили. Так почему смута?

- Ну вы сами знаете ответы, товарищи мои. Потому что безвластие, приход временщиков, самозванцы, воры, припадочные кликуши - все они роем роятся и желают власти или внимания. И романтики тоже есть, они тоже романтично роятся и даже гибнут. И во всей этой мути ушлые дельцы извлекают свои интересы. Есть еще, конечно же, и Россия, которая, смотрела-смотрела, слушала-слушала все произносившееся в Киеве («На майдане работает русский спецназ!», «Завтра российские войска войдут в Киев и расстреляют майдан!», «Кто не скачет, кто не скачет, кто не скачет...»), потом - с явным неудовольствием - была вынуждена на эту муть отреагировать хоть как-то. Потому что муть мутью, но едва не половина населения Украины - это русские люди. Отвернуться от этого факта было нельзя.
http://s4.stc.all.kpcdn.net/f/4/image/04/72/927204.jpg
С Захаром Прилепиным (в центре) журналисты «Комсомолки» встречались и в мирной Москве, и в пылающем Донбассе.

Излечение невозможно

- Война закончится рано или поздно. Опираясь на исторический опыт, удастся ли пересобрать эти территории?

- Это ж бесконечные процессы. В том виде, в котором Украина была в 1991 году, - ее не будет, это понимают все во всем мире, кроме нескольких тысяч нездоровых украинских блогеров. Крым никто не вернет, Новороссия уже есть, и вопрос лишь в том, на сколько увеличится ее территория. Уменьшиться она не может. Украинский народ не справился с очевидным имперским наследством, которое досталось ему в целом за так. В какой-то момент в Киеве твердо решили, что 20 миллионов - или чуть меньше - русских не живут на Украине дома, а пришли к ним в гости и поэтому должны участвовать в любом хоровом пении и прочих танцах, искренне воспринимать несколько безумную версию украинской истории как истинную. Когда русские, живущие на Украине, шепотом стали говорить, что все это их несколько напрягает, они услышали в ответ: «...Чего, я не поняла?! Либо заткнулся, либо вперед в федерашку, и там рот открывай. Тебе на русском не запрещают говорить? Будь счастлив! Украина - самая свободная страна на свете!» Подобным образом вели себя далеко не все на Украине - там огромная прослойка интеллигенции, чудесных, щедрых, добрых людей - но они, когда в их присутствие такое говорили, делали вид, что смотрят в сторону и ничего не слышат. Результаты - вот они.

- Есть такое мнение, что главная проблема - не военная победа над Украиной, а излечение наших братьев-украинцев от поразивших их мозговых хворей. У тебя есть какие-то рецепты?

- Нет, огромную часть населения никак не излечить. Украинцы действительно завершают сегодня окончательную стадию своего становления. Есть такая поговорка - «Бодливой корове бог рогов не дает», у малороссов имелся замечательный фольклор, шаг за шагом возникла своя литература, определенная национальная мифология, кулинария - но они не были Россией. А хотели ею быть. Иначе зачем они Рюриковичей рисуют на деньгах? Рюриковичи не имеют к украинской государственности никакого отношения. Потом героический иконостас Украины понемногу был создан - но так как основная проблема «профессионально украинствующих» была в том, что они не хотели быть «младше России», а хотели быть старше - почти весь героический иконостас Украины либо состоит из тех русских, что родились на нынешней территории Украины, либо из тех, что родились там и восставали против России. Этой антирусской традиции уже больше сотни лет - она не болезнь, она - часть украинского кровотока, часть системы. Любые попытки задавить эту традицию будут лишь ее усиливать. Надо тем, кто хочет на Украине жить русскими, дать шанс жить так, как они хотят. А остальных оставить в покое.

Украина для нас будет то же самое, что и Польша или Литва. В Великом княжестве Литовском тоже, знаете, были времена, когда огромное количество людей говорили на русском и от русских отличались весьма слабо, потому что они и были русские. Ну и что ж теперь поделаешь с тем, что эти территории нами потеряны или часть населения сменила веру и приняла правила других народов. Что-то теряем, что-то находим. Понятно, что жить отдельным украинским народом и знать, что есть такая повесть, как «Тарас Бульба», где весь нынешний русско-украинский конфликт описан и разрешен заранее, - это не совсем комфортно. Хотя, если объявить, что Гоголь - «предатель Украины», то тогда все становится на свои места. Но придется и огромную часть культуры объявить предательской, либо кастрировать, либо трактовать навыворот - но если хочется свободы и независимости, отчего бы не произвести такие штуки. Уже, собственно, произвели и еще много подобных штук произведут. Это их право. Без иронии говорю. Спустя какое-то время острота противостояния сойдет, появится своя украинская литература, а может быть, и первый, по-настоящему крупный украинский писатель или композитор, всемирно признанный, - и наши нынешние рассуждения окажутся уже вторичными, запоздалыми.

Аксиома вышиванки

- Что делать с украинской культурой, на которой пророс майдан?

- На той территории, что станет Новороссией, - всячески культивировать и вышиванки, и песни, и пляски, и Лесю Украинку, и жовтое, и блакитное. То есть те в Новороссии, кто считают русскую культуру родной, будут иметь свою культуру, а кто воспитан в украинских традициях - пусть их хранит. Чтобы хотя бы до какой-то части майданствующей Украины дошли вещи простые и добрые. Что есть Украина другая - Украина поэтичная, прекрасная, волшебная, гордая. Сестра России, мать своим детям, удивительная земля. Украина Гоголя, Хлебникова, Багрицкого и Лимонова, Украина Котовского, одесской литературной школы, маршала Рыбалко, «Молодой гвардии» и ополченцев Славянска. А есть Украина, вывернутая наизнанку, остервеневшая, полезшая на четвереньках в Европу, где ее никто не знает, не ждет и втайне воспринимает напуганно и насмешливо - Украина «лесных братьев», ссоры, хаоса, гиляк, низколобого национализма и смехотворных мифов. Украина казаков, пошедших служить турецкому султану или под гитлеровские знамена. И первая Украина до сих пор выигрывала вторую - не только в военном противостоянии, но и в культурном, и в метафизическом смыслах. И должна еще раз выиграть. И если тот украинский писатель и тот украинский композитор родится здесь - в осиянной братством с Россией Украине-1, - это станет очередной нашей победой и очередным уроком тем, кто думает, что признак цивилизованности - это антирусская душа и дурацкое скакание на площадях.

«А нужен ли нам Львов?»

- Все знают, что Россия поддерживает Новороссию. Но сама Россия что-то получила взамен, кроме санкций?

- Свою обычную судьбу: высокую ответственность за евразийское пространство и тот самый «русский мир», который существует и выдумкой не является. Россия получила верховную власть, которая теперь точно знает, что счастливой пенсии у нее на Западе не будет. Россия получила твердое осознание того, что в «общий европейский дом» нас не пустят - напротив, при первом же удобном случае выставят под дождь и лососины с бужениной лишат. Значит, нужно уметь добывать лососину самим. Так будет проще договариваться с цивилизованным миром. Мы уж не говорим про прочие «высокие технологии». Не знаю, как Россия, а лично я в Новороссии увидел, что мой народ и все народы, населяющие мою страну, способны порождать мужественных, суровых, жертвенных, бесстрашных мужиков - ополченцев, которые идут на войну, движимые исключительно идейными мотивациями. До недавнего времени я и не знал, что у нас такое количество силы и страсти в народе.

- Ты видел процессы, идущие в Новороссии в динамике. С первого твоего приезда до крайнего что-то изменилось? В ополчении, у местных чиновников, в лицах людей?

- Если сравнивать с тем, как изменилось отношение к Киеву и к Порошенко - о сложном отношении к России говорить уже будет проще. Кто-то рассержен, что Россия действительно не объявила полномасштабную войну Украине. Кто-то понимает, что Россия не могла этого сделать, потому что война была бы огромней и страшней и совершенно не ясно, где ее пришлось бы заканчивать. Во Львове? А нам нужен Львов? Я не уверен. В любом случае - бомбит-то Киев. Убийцы - в Киеве. И это все отношение определяет. И все эти утлые доводы на тему «ах, если бы не Россия - ничего бы не было» - в конечном итоге смехотворны. Да хоть из-за кого, а спусковой крючок вы нажали. 
   

http://s5.stc.all.kpcdn.net/f/4/image/05/72/927205.jpg

«Главное - не заморозиться»

- Будет ли на месте Новороссии русский град Китеж? Или Новороссия исчезнет, как когда-то Дальневосточная республика или Донецко-Криворожская?

- Града Китежа не будет, к сожалению. Там сильные мужики у власти, но Фидель Кастро - помимо того что был сильным мужиком, с какого-то момента точно понимал, что он собирается строить. Так вот, град Китеж там построить нельзя - потому что града Китежа нет поблизости, чтобы сверить чертежи. Советскую республику там строить не дадут, потому что левые чертежи тоже отчасти потеряны, отчасти залиты чернилами, да и, скажем, Пургин - правый, и Плотницкий едва ли левый, а Захарченко - просто реальный мужик, которому идеология по боку. В построение же социально ориентированного капитализма в отдельно взятом месте я не верю. Что до Русской республики - то я ж интернационалист, мне идеалы моноэтнических образований не очень понятны. Думаю, будут строить то, что строится, - лавируя между Россией и Украиной... Впрочем, та линия, которую взял министр иностранных дел ДНР - то есть попытка возглавить европейское «сепаратистское» движения - борьбу ирландцев, шотландцев, венецианцев и так далее за их самоопределения, - мне кажется вполне перспективной. Новороссии надо вести себя так, чтобы стать реальным европейским игроком - в чем-то более успешным и креативным, чем Украина. И тут потенциал есть. Главное, им не заморозиться раньше времени. Я ведь никогда не был противником революций - в Новороссии тоже случилась своя революция - и те боевые романтики, что там пришли к власти, - они дорогого стоят. Не обязательно их заменять профессиональными чиновниками. Пусть чиновники поработают на всевозможные инициативы революционных властей. Мы же видим, как мир по пути к прогрессу наглядно глупеет, какая скучная пошлость воцаряется вокруг. Новороссия имеет шансы запускать такие сложные и разнородные процессы, которые, скажем, Россия не рискнет себе позволить.

- Какой вариант развития событий в Новороссии для тебя был бы наихудшим?

- Если власть предержащие в Новороссии решат, в силу того или иного давления, максимально интегрироваться в Украину под видом автономии. Которую у них постепенно, конечно же, отнимут. Одна надежда на то, что они, зная нынешних майданных украинцев, на это не пойдут. 
http://s1.stc.all.kpcdn.net/f/4/image/06/72/927206.jpg
Украинское общество на майдане заразилось серьезным антироссийским вирусом, вылечить который одним уколом вряд ли возможно. Фото: Максим ЛЮКОВ/«КП» - Киев

Умиротворенный ком в горле

- Нас страшно потрясла эвакуация из Углегорска. Бабушка, шепчущая нам: «Деток спасайте, меня не надо». Как выяснили потом - учительница, выучившая полгородка... Были ситуации во время последних поездок, когда ком в горле?

- Да, конечно, много всего. Женщины в разбитом, разнесенном Дебальцеве, которые сидят в комнатке рядом с комендантом и решают - спокойно, непафосно, уверенно - самые важные дела: кого накормить, что с водой, что с теплом... Мужиков рядом нет, не знаю, где они, - но вот видел русских, прости господи, баб, которые чуть что: собрались и, подоткнув подол, начали все спасать. Только молодой, помоложе меня, комендант с автоматом на столе, невыспавшийся, уставший смертельно сидел там из числа мужчин - все, как из фильма про Гражданскую войну. Дети в детдомах по всей ДНР и ЛНР - когда воспитатель нам показывает окна, заваленные матрацами и рассказывает: часто стреляют через нас, во двор попадали бомбы - вот видите осколок в подоконнике? И дети спят под одеялами - тут же. Самый вид ополченцев - когда в ответ на бомбежку с той стороны отработали минометы с этой, и спокойный ополченец из Осетии родом подгоняет джип и говорит ровным голосом: «Сейчас ответка прилетит, поедемте». И едет с таким видом, как будто я попросил его за сигаретами свозить в ларек. Меня, собственно, интересуют не столько события, сколько человеческая мимика, человеческие реакции, человеческая моторика: эти врачи, эти учителя, эти старики, эти бойцы. Это необычайно.

- Захар, ты часто ездишь в Новороссию с гуманитарными грузами. Кем ты все-таки себя там ощущаешь? Писателем-публицистом, волонтером или, как в песне у Скляра, для тебя это форма сражения?

- Я езжу не только с гуманитарными грузами, но и по самым разным прочим делам. Соответственно и ощущаю себя свидетелем и, по возможности, участником всего происходящего. Последнее время я не очень понимаю, где я больше времени провожу - здесь, или там, или в промежуточном каком-то состоянии. В феврале-марте мы там провели две недели, на днях снова поедем, и, судя по всему, даст бог, это не последняя поездка. За те восемь месяцев, что я туда езжу, я как-то сроднился со всем этим - я там чувствую себя органично, ну в каком-то смысле - дома. То есть уезжаю оттуда - я возвращаюсь домой, к детям. А уезжая от детей в Новороссию - я возвращаюсь домой, к родным, к ополченцем. Мне хорошо - у меня всюду теперь близкие. А где у меня нет близких - пусть это будет их проблемой, а не моей.

http://rusvesna.su/recent_opinions/1428041279

Подпись автора

"Меня здесь нет".

" VITA est VIA "

58

Реальность и «Укры»
http://cont.ws/uploads/posts/81079.jpg

Вчера вечером товарищи с передовой рассказали один случай, который произошел у них на днях. Дальше привожу историю, пересказанную со слов очевидца.

«Сменились мы ночью с караула, и сидим, греемся у костра, «травим» байки, рассказываем о жизни. И тут слышим сначала шорох в темноте, потом треск веток. Затем, из веток спокойно выходит человек, подходит к нам и садится у костра. Ну, мы поначалу как услышали шум, насторожились, замолчали и спокойно взяли оружие наизготовку, при этом передернув затвор. Человек услышав наши приготовления, никак не отреагировал, и у нас сложилось мнение, что он свой, тем более что пришел он не со стороны противника.

Греясь у нашего костра, мы обратили внимание, на его странный вид, форма была не похожа на ту, что у большинства ополченцев. Приглядевшись, мы разглядели у него нашивки на рукавах: «Укроп», флаг Украины и шеврон с надписью «рабовласник». Что любопытно, у него были совершенно бездумные глаза, как вроде бы он под какими-то наркотиками. После экспресс допроса, выяснилось, что он корректировщик огня, и он замерз, заблудился и, увидев  вдалеке свет, думал, что это свои».

Рассказав эту историю, я вспомнил, как стал невольным свидетелем работы нашего особого отдела, во время которого был,  арестован один «воин». Этот «укр» находясь на службе у хунты, по контракту, был на позициях около аэропорта, за какие-то заслуги получил отпуск и поехал к себе домой… в один из районов Донецка. «Сдали» его соседи. Мало того что он дома, ходил в форме, так он еще и угрожал им: «скоро наши придут вам тут худо будет».

http://cdn.tvc.ru/pictures/o/151/358.jpg

Или вот еще одна история. Два «доблестных воина» приехали в Донецк, в отпуск, в форме с шевронами украинской армии. Но самое смешное в том что они сидели спокойно в автобусе, и когда к ним подошли постовые, на просьбу предъявить документы, они выдали военные билеты с увольнительной вместе. И на вопрос: «куда вы ехали?» Они спокойно ответили: «В Донецк».

http://rian.com.ua/images/36368/44/363684421.jpg

Для кого-то эти истории могут показаться байками, но я не буду, как говорит одна моя знакомая «на люстре качаться» и доказывать их правдивость. Для меня любопытен сам факт того что подобное происходит, люди как бы не живут в реальности. Для них это как компьютерная игра, в которой можно сохранится и выйти, а потом заняться чем-то другим. «Ну, у меня же отпуск!?» —  говорит один из них, для них все происходящее не реально, даже угроза смерти. Мир превратился в театр, игру что-ли какую-то? Люди вы реальные? Может нужно вернутся к реальной жизни?

Эти случаи, которые я привел они не единичны, ведь «киборги», как называли себя каратели, возникло не на пустом месте, для них это как какой-то компьютерный квест. Люди  совершающие действия, описанные выше, живут в двух параллельных мирах: реальном и виртуальном. И когда эти миры смешиваются, возникают подобные конфликты с серьезными последствиями, в данном случае закончившиеся пленением, а скольких таких «геймеров» уже похоронено на земле Донбасса?

В качестве положительного примера хочу привести пример реальной жизни коим является ополчение, люди вступившие в народную армию осознано сделали свой выбор защиты Родины.

До встречи в СССР!

http://chekist-sv.livejournal.com/17515.html

Подпись автора

"Меня здесь нет".

" VITA est VIA "

59

Город фашистского безумия
Всеволод Непогодин
01.05.2015
http://www.segodnia.ru/sites/default/files/styles/50/public/articles/2015/04/29/lviv.jpg

Идея проинспектировать Львов на предмет националистических настроений назрела давно, и я решил приехать так, чтобы попасть на домашний матч футбольных «Карпат».

Десять минут ходьбы от железнодорожного вокзала и оказываешься возле памятника Степану Бандере. У подножия — пару завядших букетов. В ногах — красно-черный флаг украинской повстанческой армии. На памятнике видны белесые следы от птичьего помета — лень бандеровцам содержать в чистоте своего кумира. На скамейках возле памятника грязно, полно пустых пивных бутылок и упаковок от фастфуда. В семь утра возле памятника уже фотографируются туристы. Памятник Бандере расположен на улице Степана Бандеры, в которую упираются улицы героев УПА и Евгения Коновальца.

Присматриваюсь к первому бигборду на улице Бандеры и вижу, что это агитка от Ирины Фарион. Надпись на мове гласит: «29 апреля — 98 лет со дня начала победных боёв украинских сечевых стрельцов с московскими оккупантами на горе Маковка». У мемориальной доски Коновальцу, создателю организации украинских националистов, венки солиднее, чем букеты у памятника Бандере.

http://www.segodnia.ru/sites/default/files/1_4.jpg

Много говорится о роли украинских СМИ в зомбировании населения, но умалчивается о влиянии греко-католической церкви на массы.

Я зашел на утреннюю службу в первый попавшийся собор и еле выдержал пять минут. Епископ на мове вещал о внешнем враге, пришедшем захватывать территорию Украины, трусливом президенте, сбежавшем в Россию и необходимости брать в руки оружие. Речь епископа походила на предвыборный пропагандистский спич кандидата в нардепы, а не на монолог священнослужителя. Собор был забит до отказа и львовяне разинув рты слушали епископа, воспринимая все сказанное им за чистую монету.

Зайдя позавтракать в кафе я был шокирован подборкой песен, доносившихся из колонок. Ровно год назад в том же заведении играла европейская попса, а сейчас звучали наспех записанные песенки на мове с весьма печальным месседжем — настали лихие часы, надо защищать Украину, умереть в бою не страшно, погибнешь за Украину и станешь героем.

Львовян подвергают мощнейшей идеологической обработке без всякой прессы. Галичане — народ религиозный и слово епископа для них гораздо важнее, чем слово телеведущего.

http://www.segodnia.ru/sites/default/files/2_3.jpg

Прохожу мимо еще одного католического собора и замечаю подъезжающий катафалк — привезли на отпевание тело офицера украинской армии, погибшего на Донбассе. Прислушиваюсь к собравшимся родственникам и друзьям — сорок лет, погиб двумя днями ранее под Дебальцево.

Я внимательно всматриваюсь в их лица — думаете на них скорбь, ненависть или жажда мести? Ничего подобного! На лицах родни погибшего недоумение. Они вообще похоже не понимают, что происходит в Украине. Все их разговоры были сведены к тому, как бы поскорее получить полагающуюся матпомощь на погребение от государства. Почему погиб их сын, отец и муж их не волнует.

Аналитическое мышление сегодня неактуально во Львове.

Полдень. Проспект Свободы, центральная улица Львова, перекрыт для движения автотранспорта. По нему торжественно маршируют бандеровцы при полном обмундировании в сопровождении конницы и духового оркестра. Играют нацистские марши тридцатых годов. Если 02 мая в Одессе у меня было ощущение, что я попал в фильм «Броненосец Потемкин», то 02 ноября во Львове я как будто оказался в фильме «Кабаре» Боба Фосса. Фашисты помпезно шагают по улицам, а туристы вокруг мило улыбаются и делают вид что ничего не происходит.

Подхожу к книжному лотку. Меня хватило лишь на прочтение названий брошюр на мове — «Нахтигаль» в вопросах и ответах», «Москали — не русские и не славяне», «Фашизм Януковича и Путина».

http://www.segodnia.ru/sites/default/files/3_2.jpg

На стадионе «Украина» перед матчем «Карпат» из репродукторов звучит песня с припевом «Ленту за лентой на бой подавай — украинский повстанец никогда не отступай!». Среди болельщиков были заметны юноши в толстовках с нацистской руной на груди, которую избрал себе в качестве эмблемы карательный батальон «Азов».

Футболисты «Карпат» выходят на матч в бело-зеленой форме, а вот детишки, которых игроки ведут за руку, все в красно-черной форме, символизирующей уважение к УПА. Красно-черные флаги УПА неоднократно встречаются по периметру всего стадиона. Стандартные набор антироссийских кричалок болельщики скандируют вяло и нехотя.

С особым воодушевлением болельщики «Карпат» скандируют речевку на мове следующего содержания: «Бей москаля! Бей москаля! Бей москаля — складывайте трупы! Еще пулемет берите в руки и новую ленту заряжайте!». Также болельщики неоднократно кричали «Русска курва!» и «Бандера, Шухевич — герои Украины!». Забавно смотреть, как семидесятилетние деды, которые уже и ходить толком не могут, начинают имитировать прыжки при кличе «Хто не скаче — той москаль!».

Болельщики «Карпат» выглядят настолько непрезентабельно, что я вспомнил начало девяностых. Одеты во что попало, опрятных и стильных людей практически незаметно, во взглядах — озлобленность от пустых карманов и хронического недоедания. Как-будто нищие парижских трущоб из романов Селина заполонили Львов.

Цены во Львове смешные. Стакан чая в кафе в центре города стоит в два раза дешевле, чем посещение платного туалета в Медведково.

http://www.segodnia.ru/sites/default/files/4_1.jpg

Во всех магазинах, кафе и лавках коробочки для сбора денежной помощи участникам АТО. Львовяне не усваивают элементарную причинно-следственную связь: кидаешь гривны в коробочку войны — взамен получаешь в гробу родственника, друга или знакомого.

От упоминания к месту и не к месту «небесной сотни» быстро становится противно. На «небесной сотне» спекулируют все кому не лень. «Небесная сотня» упоминается на афишах балетных постановок и на анонсах гастрономических вечеринок. В память о «небесной сотне» уже накатали десятки повестей, рассказов и эссе. Книгами о «небесной сотне» забиты прилавки букинистических магазинов.

Побирушек и гопников в центре Львова предостаточно. Наверняка уже кто-нибудь из них просит подаяние как сын погибшего члена «небесной сотни» как раньше просили «сыновья» лейтенанта Шмидта. Я побирушек обходил стороной.

http://www.segodnia.ru/sites/default/files/5_1.jpg

Приятная неожиданность была всего одна — русская речь слышна чаще, чем я ожидал. На русском порой говорят посетители рестораций и праздношатающиеся туристы, правда все их разговоры все равно сводятся к политике.

Уничижительными изображениями с ликом Владимира Путина переполнен центр Львова. Они на витринах ресторанов и на вывесках арт-галерей. Бары зазывают к себе алкогольный коктейлем «Кровь Путина».

Я не буду приводить всю нецензурщину в адрес президента Российской Федерации, но считаю, что после всего этого Львов не имеет право именовать себя культурной столицей Украины и европейским городом. Львовяне демонстрируют уровень культуры подъездных настенных авторов. Это варварство, средневековье и не имеет ничего общего с современной цивилизацией.

Украинские СМИ любят писать, что «на самом деле нет никаких бандеровцев». На самом деле бандеровцев полным полно и их можно легко идентифицировать по каскетам с трезубцами. Также по Львову гуляет множество мужчин в камуфлированной форме с нашивками всяких карательных батальонов — видимо это модный тренд, хотят произвести впечатление на девушек.

На каждого нового последователя Бандеры найдется свой Сташинский. Для Коновальцев наших дней современные Судоплатовы уже готовят коробочки с презентами.

Львов поразила чума нацизма. Очень трудно оставаться адекватным живя в такой обстановке. Львов сегодня это город фашистского безумия, где белое называют черным и наоборот.

Волонтерка подкатила ко мне на роликах и чуть ли не потребовала от меня кинуть пару купюр в коробочку с надписью «Украина воюет! Помогите ей!». Я ничего не дал ей, а вот сидящие на соседних лавочках охотно открывали кошельки и бросали гривны в коробочку. Люди, желающие мира, не будут спонсировать войну из своих карманов, но эта мысль сегодня увы непонятна львовянам.

http://ukraina.ru/opinions/20141117/1011188919.html

Подпись автора

"Меня здесь нет".

" VITA est VIA "

60

slon@bereg.net написал(а):

Город фашистского безумия     http://ukraina.ru/opinions/20141117/1011188919.html

Материал не новый - от 17.11.2014....

Интересно, изменилось ли там хоть что-то сегодня?

Отредактировано Маритана (2015-05-01 23:37:01)

Подпись автора

Ты должна сделать добро из зла, потому что его больше не из чего делать. Р. П. Уоррен

Чему бы грабли не учили , а сердце верит в чудеса !

Если Вам кажется, что у меня опустились руки — вы ошибаетесь. Я наклонилась за монтировкой!

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»


Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!


Вы здесь » Тусовочка » Мысли вслух » Военные Хроники.